Вызревание соборности

Визрівання соборності

Украинская идея, несмотря на границы империй, прошла путь с Востока на Запад

«Мы объединили Галицию и Буковину с Придніпрянщиною, ибо к этому нас побудила соборная национальная всеукраинская идея и так нам диктовала историческая рация, — запишет в воспоминаниях о 22 января 1919 года государственный секретарь (министр) иностранных дел ЗУНР Лонгин Цегельский. — Перед миром, перед историей, перед своим народом, что только проснулся к государственной жизни, и перед грядучими поколениями мы совершили тот акт, на котором должно основываться будущее нашего народа».

Соборность, провозглашена в январе 1919-го, была результатом исторической логики: на протяжении целого века украинцы поддерживать и развивали украинскую идею, экспортируя ее из одного региона в другой.

С левого берега

Современное украинство прошло долгий путь, и следует отметить, что он тянулся с Востока на Запад. В начале XIX века центром украинской идеи было Левобережья — территории Малороссийской губернии (бывшей Гетманщины — Черниговщина и Полтавщина) и Слободско-Украинской (Сумщина и Харьковщина). В отличие от других регионов, — Правобережье или Галиции, местная политическая элита была того же национального происхождения, что и крестьянство.

Поэтому закономерно, что выходец из Полтавщины Иван Котляревский положит местный говор в основу будущего литературного украинского языка, а книга неизвестного автора (современники приписывали ее епископу Кониському) «История Русов» создаст основы романтического мифа о казачестве и отдельное происхождения украинцев. Распространена как рукопись, «История Русов» станет интеллектуальным событием суток. Как свидетельствовал немецкий путешественник и географ Иоганн Коль: «В Малороссии есть целые округа, где почти в каждом поместье вы можете найти экземпляр «Истории» Конисского».

Читайте также: За вашу и нашу свободу

Эпоха университетов в Российской империи начнется на заре XIX века, также будет касаться Левобережья. На украинских землях университет откроют в Харькове усилиями местного дворянства, и это продолжит национальную интеллектуальную традицию.

Визрівання соборності

«Гайдамаки в львовском университете» — материал под таким названием опубликован 2 февраля 1907 года в Nowości Illustrowane. Украинские студенты под руководством надднепрянцем Павла Крата захватили помещение университета и подняли над ним сине-желтый флаг

Зато Правобережья, которое после разделов Польши окажется под скипетром того же русского царя, подчиняться образовательному округу с центром в Вильно (Вильнюсе). Его будет патронировать польский граф Адам Чарторыйский. В волынском Кременце он откроет лицей, который получит славу «Волынских Афин», а городок превратится в популярное место зимовки польской элиты. «Дошло до того, что на Масленицу много более значительных семей переселялось до Кременца из Парижа», — свидетельствовал российский чиновник. В то время количество кременецких гимназистов равнялось количеству учеников десяти гимназий московского округа.

О этот период в «Трудах этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край» отмечают, что единая русская интеллигенция края — православное духовенство Волыни и Подолья — дома разговаривала на польском, потому что это было требование приличий».

Читайте также: Государственный измерение Павла Скоропадского

Если на Правобережье и существовали какие-то украинофильские среды, то тоже-таки среди польских кругов: между шляхтой приобрело популярность козакофільство, а в польской литературе проявил себя отдельный феномен — украинская школа.

Другая часть Украины, Западная, которая оказалась в пределах империи Габсбургов, находилась не в лучшем состоянии. Украинство здесь было представлено «попом и хлопком отметив». О первого львовского греко-католического митрополита Антона Ангеловича (1808-1814) говорили, что «издавал свои брошюры и писал посланія по-французски, по-немецки, по-латинськи и по-польски, только не по-русски». А одна популярная история начала ХІХ века рассказывает о крестьянине, который обратился к церковной власти с жалобой на своего священника: тот отказался выписать ему родительскую метрику. Обжалован священник оправдывался, что учил в школах польский, немецкий, латинский, греческий, еврейский, халдейский и итальянский языки и со всех имеет свидетельства с хорошими оценками, но русского языка в школах Галичины не учили, поэтому он действительно не мог прочитать метрику, написанный русским.

Вскоре здесь же появится первая ласточка национального возрождения — кружок семинаристов под названием «Русская троица». Так насмешливо прозовут трех семинаристов, которые были единственными, кто в львовской семинарии разговаривал русским, народным языком.

Визрівання соборності

Перезахоронение Маркияна Шашкевича во Львове, 1893 год. Лишь в последнее десятилетие XIX века Галичина получила статус «украинского Пьемонта»

Тогда как Слобожанщина сохранила название «Украина», которая впоследствии распространилась на всю территорию, сознательные молодые галичане искали соответствия национального имени. Среди различных вариантов они серьезно рассматривали термин «русланы», позаимствовав из «украинской школы» в польской литературе упоминание о племени «роксоланов».

За Днепр и Збруч

«Варшава танцевала, Краков молился, Львов влюблялся, Свободно охотилось, а Старый Киев играл в карты, и через это перед возрождением университета забыл, что он предназначен Богом и людьми быть столицей всеслов’янства», — писал один из ярких представителей правобережной шляхты, а в эмиграции основатель казачьих отрядов в Османской империи Михал Чайковский.

Появление Киева на интеллектуальной карте большой степени будет связано с польским восстанием 1830-1831 годов. Тогда на базе закрытого Кременецкого лицея создадут Киевский университет Святого Владимира. Это не решило «польской проблемы», и царскому режиму пришлось еще несколько раз закрывать заведение или хотя бы приостанавливать обучение.

Читайте также: Тщетная попытка централизации

Так или иначе, в соперничестве польских и российских влияний украинцы Правобережья чувствовали свою обособленность, и «Энеида» или «История Русов» сыграли в этом далеко не последнюю роль. «Шевченко брал из «Истории Русов» целые картины и вообще ничто, кроме Библии, не имело такой силы над системой мнений Шевченко, как «История Русов», — писал Драгоманов.

Короткая вспышка политической мысли, каким было Кирилло-Мефодиевское братство, обірвуть арестами. И украинство получило неожиданную помощь из среды бывшей шляхты: группа «хлопоманов» со студенческой польской корпорации во главе с Владимиром Антоновичем и Тадеушем Рыльским вернется к своего национального корня и даст импульс деятельности киевской «Громаде», в которой они будут представлять группу «правобережців».

Удар, нанесенный украинству Российской империи двумя указами — Валуевским и Эмским, что Драгоманов назвал «антрактом по истории украинофильства», дал импульс украинскому книгопечатанию в Галичине. Для надднепрянцев это была возможность не только публиковать свои тексты, но и реально помочь украинцам, которые находились «под Габсбурґами».

Визрівання соборності

Дети школы имени Ивана Франко в Устилуге на Волыни, 1917 год. Эту школу, как и еще около 80 других учебных заведений, во время Первой мировой войны открыли галицкие «Украинские Сечевые Стрельцы»

Несмотря на большие успехи, которые пережило украинское жизни Галичины во времена «Весны народов» 1848-го, последующие события были таки не в пользу украинского дела. Показательной оказалась судьба основателей «Русской троицы»: Иван Вагилевич перешел к польскому лагерю, а Яков Головацкий к москвофилов. Последние составляли нешуточную угрозу: единственная украинская высшее сословие — греко-католическое духовенство — заразилась промосковскими настроениями. Это был жест отчаяния на фоне фактической передачи Галичины в руки польской администрации в 1860-х.

Символы 1848 года будут покрываться российским отливом. Газета «Заря Галицкая» перейдет на язычие, в москвофильские руки попадет одна из самых уважаемых учреждений — Народный Дом, а большая часть провода, в том числе и автор первого национального гимна «Мир вам, братья» Иван Гушалевич, станут заядлыми москвофилами. Вскоре понятие «москвофилы» заменят на «святоюрці» — от главного греко-католического собора Святого Юра. Общество поделится на «твердых» и «мягких»: сторонников российского этимологического правописания и фонетического.

Появление украинской литературы из-за Збруча изрядно поддержала те зародыши украинских сил, что противостояли москвофилам. Отдельные тексты, как «Кобзарь» Шевченко, распространяли в рукописной версии и заучивали наизусть. С правого и левого берегов Днепра придет и другая подмога — из Одессы в Галиции «экспортируют» организацию «Общин», а благодаря щедрым пожертвованиям Елизаветы Милорадович и Василия Симиренко во Львове основано Общество имени Шевченко и «Просвета». Вскоре там появятся и представители Приднепровья.

Читайте также: «За право называться нацией»

«Оттуда сюда приезжали люди, способные к высоко-абстрактных, теоретических споров, в теории страшные вольнодумцы, революционеры и безбожники, в манєрах какие-то варвары, не признавшие обязательных в Галичине товарищеских форм, возили с собой топора, кричали громко в публичных льокалях; приезжали дамы из стриженем волосєм, свободными манєрами, дамы, сами заходили в дом кавалеров, ехали без никакой опеки до дальнего Ціріху на медицину, не заботились об одежде, о перчатках, а иногда даже о простой опрятність, хвалили ся, что я, мол, «ужасно люблю ходит по кабакам», одним словом, представляли ся людьми из какого другого мира», — свидетельствовал Франко.

На него и его среда будет иметь чрезвычайное влияние Михаил Драгоманов, которого прозовут Михаилом Галицким, потому что после эмиграции в Швейцарии он привьет политическую мысль молодому поколению галичан.

Другой Михаил, Грушевский, переедет из Киева до Львова благодаря своему учителю Владимиру Антоновичу. Тот договорился с польскими кругами по профессорской кафедры истории Восточной Европы. Благодаря Грушевскому Общество Шевченко будет реорганизовано в научное и играет роль Академии наук. Договоренности надднепрянцев с польской элитой Галиции поставят точку в «азбучных войнах», и фонетическое правописание станет официальным.

«Пьемонт» и возврат долга

Кому принадлежит авторство термина «украинский Пьемонт» о Галиции, исследователи до сих пор спорят. Многие склонны отдать его тому же Владимиру Антоновичу. И в трудах и Драгоманова и Грушевского этот термин встречается. Так или иначе, на рубеже веков Галичина была единственным украинским регионом, который мог объединить и с которого могло начаться национальное возрождение.

Это далеко не означало, что галичане очень уверенно стояли на своих ногах, в 1890-х они сами только перешли на термин «украинцы». И еще не так много времени прошло с тех пор, как Пантелеймон Кулиш эмоционально назвал Галичину «мусоро, что зісталось после лядского потопа». Но то, что отличие от Галичины подроссийской Украины была поразительная, уже не оставляло сомнений. Евгений Чикаленко после посещения Львова отчитываться: «Теперь я убедился, что Украина действительно не умрет; в Галичине за нее борются не только Дон-Кихоты, как у нас, а улица; там даже по должности жандармов идет борьба между поляками и украинцами».

До Первой мировой войны ключевые фигуры будущей УНР так или иначе обрели свой опыт проживания и работы в Галичине. Не только Грушевский, но и Винниченко с Петлюрой работали и скрывались от царского режима в столице Галичины.

Накануне войны галичане, как ни одна другая часть украинского народа, были мотивированы к борьбе. Появление первой военной формации «Украинских Сечевых Стрельцов», собственно, заключалась в выполнении миссии «Освобождать братьев-украинцев из московских оков». Правда, наибольший вклад в дело соборности УСС сделают не на поле боя, а за школьной скамьей: находясь на «русском» Волыни, они откроют более 80 украинских школ.

«Братья-украинцы» сами визволяться и провозгласят Украинскую Народную Республику, и это не будет означать, что Галичина не внесла своей лепты в их борьбу. Многочисленные солдаты австрийской армии, особенно усусуси, которые в 1917 году возвращались из русского плена, в Киеве создадут не найбоєздатнішу часть Армии УНР — Сечевых Стрельцов. «Такое войско случается раз в тысячу лет», — эти слова, сказанные о «эс-есів», приписывают Владимиру Винниченко.

Читайте также: Дипломатический фронт 100 лет назад

Не удивительно, что когда в январе 1918‑го на переговорах в Брест-Литовске появится делегация УНР, то, по воспоминаниям ее руководителя Александра Севрюка, первым условием после их признания вспомнят: «Мы жаждем присоединение к Украине Холмщины, Подляшья и плебисцита в Восточной Галичине, Северной Буковине и Закарпатской Украине».

Формальная история Акта Воссоединения не была простой. Четыре раза его придется подписывать, ратифицировать и провозглашать: от 1 декабря 1918 года, когда был подписан Предвступительный договор в Фастове, и к 23 января 1919-го, когда Акт Злуки утвердит Трудовой конгресс в Киеве. И этого окажется недостаточно — окончательное слияние ЗУНР и УНР должно было состояться после Съезда парламентов обеих республик, что никогда не воплотилось в жизнь.

Первые освободительные соревнования закончились разделением украинских земель между четырьмя государствами. Вне крупными частями, какими будут УССР в составе Советского Союза и Галичина и Волынь в рамках II Речи Посполитой, Буковина и Закарпатье окажутся соответственно в Румынии и Чехословакии. И события последнего времени имели влияние и на эти территории.

«Украинцы, украинский (язык, газета), эти названия принялись за сих несколько месяцев войны так обще, как сего нечего было надеяться за несколько десятков лет», — писала газета «Буковина» за 7 мая 1915 года. Закарпатье имело сложную судьбу, но во время национального срыва 1918-го и там по меньшей мере в двух центрах — Хусти и Ясени — выявлено желание приобщиться к украинским землям.

На этой территории украинству нужно будет пройти процесс национального самоосознания за значительно более короткий период. В какой-то степени это походило на «галицкий путь»: многочисленные эмигранты — военные Армии УНР или УГА — займутся здесь вчителюванням, нередко соревнуясь на ниве с бывшими военными противниками — русскими учителями-бывшими офицерами деникинской армии. А в 1920 году на Закарпатье учредят «Просвета», что окажет на местное население не меньшее влияние, чем ее галицкая предшественница.

Так или иначе через два десятилетия «солнце украинской государственности взойдет на Западе» — именно в Закарпатье 1939 года провозгласят Карпатскую Украину. И не в последнюю очередь через большую солидарность и помощь украинцев со всего мира — от соседней Галиции и в эмиграции из Европы и Америки.

Share