Война и торговля

Війна і торгівля

Действительно возрастают объемы торговли с РФ и благодаря чему это происходит

Еще более года назад Неделю обратил внимание на рост торговли с РФ и увеличение зависимости производителей в ряде отраслей от российского рынка (см. «Почему растет товарооборот с РФ?», № 44/2017). Но именно в конце 2018-го «стремительный рост объемов двусторонней торговли» стали активно использовать в пропаганде самые разнообразные представители так называемой партии мира. Оно, в частности, приводится как основной аргумент в пользу утверждения о невозможности Украины развиваться без сотрудничества с Россией даже в условиях войны, а следовательно, и необходимости переориентации на «традиционные рынки».

Неделю решил выяснить, что же на самом деле происходит в украинско-российской торговле в последнее время? Относительно каких товаров наблюдается реальный рост или же обратная тенденция? Есть ли отличия в динамике поставок украинских товаров на российский рынок и российских на украинский? Какое влияние на создание представления о «стремительный рост» объемов торговли с агрессором имел фактор резкого увеличения цен на ряд энергетических и сырьевых товаров, которые традиционно доминировали в нашем импорте из РФ, однако в последнее время составляют все большую его долю?

Продолжение тренда

Экспорт украинских товаров в РФ достиг промежуточного дна ($3,59 млрд) 2016 года, что было почти в шесть раз меньше по сравнению с пиковым показателем $19,8 млрд 2011-го. 2017 года наблюдался коррекционный откат: хотя доля РФ в общих объемах украинского экспорта и далее уменьшалась (до 9,1%), абсолютные объемы экспорта выросли до $3,94 млрд. Однако эта коррекция не изменила основного тренда и быстро иссякла. 2018-го тенденция к сворачиванию торговли продолжилась: по оперативным данным таможенной статистики ДФС, 2018 года экспорт отечественных товаров в РФ по сравнению с 2017 годом упал на 7,7% и принес $3,65 млрд — фактически те же деньги, что и 2016 года.

Едва ли не единственной крупной статьей украинского экспорта в РФ, которая продемонстрировала в 2018-м рост объемов поставок, стал глинозем Николаевского завода, который де-факто является лишь частью вертикального интегрированного Русала. Здесь увеличение поставок в денежном выражении составило 9,2% (от $392 млн до $428 млн). Однако в физических объемах и его экспорт в РФ за 10 месяцев 2018 года составил фактически те же 1,4 млн т, что и за соответствующие месяцы 2017-го (1,37 млн т). Основной прирост обеспечило рост цены на тонну продукции с $286 до $307.

Наибольшую долю в украинском экспорте в РФ опять-таки удерживает продукция отечественного машино — и приборостроения. По итогам 10 месяцев 2018 года на нее пришлось почти 27% всего отечественного экспорта в РФ. Однако сейчас речь идет о незначительные остатки некогда многомиллиардных оборотов. Которые к тому же по абсолютному большинству позиций дальше уменьшаются даже на фоне удорожания единицы продукции.

Війна і торгівля

В частности, как свидетельствуют развернутые данные Госкомстата за 10 месяцев 2018-го, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года возросли поставки в РФ только электрических машин (на 18%). Зато экспорт продукции судостроения уменьшился на 7,8%, железнодорожных локомотивов — на 10,3%, приборов и аппаратов оптических — на 20,9%, средств наземного транспорта и комплектующих к нему — на 30%, фактически прекратились поставки летательных аппаратов и их частей, на 21,6% уменьшились поставки прочей продукции машиностроения (главным образом механические машины и промышленное оборудование).

Почти четверть украинского экспорта в РФ, как и ранее, составляет продукция черной металлургии и металлообработки (23,8% за 10 месяцев 2018-го). Однако здесь общие объемы экспорта также значительно упали (черных металлов — на 9%, изделий из них — на 6,6%). Причем это произошло вопреки значительному повышению цен на основные виды украинской металлопродукции, которая поставлялась в Россию. Например, тонна плоского горячекатаного проката из углеродистой стали без покрытия, шириной более 0,6 м за 10 месяцев 2018 года в среднем стоила $555 против $484 за тот же период 2017-го. Такого самого холоднокатаного проката — $562 против $534, аналогичного проката с покрытием — $667 против $597. Тонна уголков, фасонных и специальных профилей из углеродистой стали — $667 против $567 за тот же период 2017 года.

Уменьшение выручки украинских поставщиков в этих условиях объясняется еще быстрее, чем рост цен на единицу продукции, уменьшением физических объемов поставок. Кое-где в полтора раза и больше. Например, экспорт стального проката с покрытием уменьшился до 71,7 тыс. т с 108,5 тыс. т за аналогичный период 2017-го, а уголков, фасонных и специальных профилей — до 184,6 тыс. т против 314,1 тыс. т за тот же период год назад. Аналогичная ситуация и с готовыми изделиями из черных металлов, в частности, цена одной тонны бесшовных труб (кроме чугунных) выросла с $1036 за 10 месяцев 2017 года до $1540 за эти же месяцы 2018-го. Однако физические объемы экспорта упали фактически в те же полтора раза: с 70 тыс. т за 10 месяцев 2017 года до 47,7 тыс. т за 10 месяцев 2018-го.

Как видим, объемы поставок основных украинских экспортных товаров в РФ не то что не выросли, а более или менее заметно уменьшились за последний год. Зато лидерами роста, которые шли против тренда, стали преимущественно второстепенные товарные группы (см. «Против тренда»), доля которых в общем объеме украинских поставок в РФ и производстве соответствующих отраслей отечественной экономики является незначительным.

В результате 2018-й для наших производителей прошла под знаком следующего уменьшения зависимости от российского рынка сбыта. Хотя некоторые «последние из могикан» и дальше играли в «русскую рулетку», все еще фокусируясь на неопределенном рынке страны, с которой Украина воюет, и могут серьезно пострадать в случае прекращения торговли с ней. Однако при нынешних объемов торговли это уже не представляло бы серьезных угроз для отечественной экономики в целом и стало бы исключительно делом их частного риска в качестве предпринимателей.

Особенности российского импорта

В отличие от украинского экспорта в России, российский импорт в Украину 2018 года дальше довольно динамично рос в денежном выражении и составил $8,1 млрд, что почти на 60% больше, чем на минимумах 2016-го. Хотя динамика и здесь исчерпывается. Если в 2017 году российские поставки в Украину выросли более чем на $2 млрд, то в 2017-м — уже лишь на $0,9 млрд. Темп прироста российских поставок медленнее, чем импорта из всех стран мира. Поэтому доля также снижается: от 14,6% в 2017 году до 14,2% в 2018-ом. То же самое происходит и с долей РФ в экспорте украинских товаров.

Впрочем, внимательный рассмотрение российского импорта в Украину в разрезе отдельных товаров свидетельствует, что в большинстве случаев наблюдается рост физических объемов импорта, а лишь стоимости единицы продукции (см. инфографику). Исключение составляют энергоносители, рост зависимости от которых приобретает действительно опасных масштабов.

Заметный вклад в рост российского импорта сделали нефтепродукты, коксующийся уголь и антрацит. Без учета прироста по этим трем группам товаров российский импорт в Украину 2018 года даже уменьшился бы по сравнению с 2017-м. Напомним, что все поставки российских товаров в Украину выросли на $0,9 млрд, а только импорт нефтепродуктов добавил более $0,7 млрд и почти удвоился (с $890,1 млн до $1616,57 млн). Это произошло как в результате подорожание почти на треть тонны продукции, так и увеличения физических объемов поставок (с 1,8 до 2,5 млн т). В результате и так чрезмерно высокая доля российских поставщиков в украинском импорте нефтепродуктов еще заметнее выросла. На собственно Россию пришлось 38,4% всего импорта нефтепродуктов, а вместе с Беларусью, с которой поступают фактически российские нефтепродукты, речь идет уже почти о 80% всего импорта.

Війна і торгівля

На втором месте по вкладу в увеличение стоимости импорта из РФ коксующийся уголь — сырье для изготовления металлургического кокса, критически необходимого для работы отечественной металлургии топлива. Его импорт вырос на $200 млн (с $1,01 до $1,21 млрд) на фоне практически неизменной цены (с $122,8 до $127 за тонну). В то же время импорт готового угольного кокса из РФ в физических объемах даже уменьшился: с 608 до 505 тыс. т, хотя его стоимость в условиях роста цен почти не изменилась. Однако доля России в импорте кокса в Украину даже возросла до 69% вследствие обвала альтернативных поставок из Польши почти в восемь раз (с 474 тыс. т до 62,3 тыс. т за тот же период 2017 года).

Возросла зависимость украинской экономики от поставок антрацита из России. За 10 месяцев 2018-го его было импортировано 2,92 млн т на $313,4 млн, тогда как за то же время в 2017 году речь шла лишь о 1,88 млн т на $184,24 млн. Более того, поставки альтернативного топлива из ЮАР резко упали: с 456 тыс. т до 118,9 тыс. т. Несмотря на то что средняя цена тонны антрацитового угля из ЮАР 2018-го обходилась $101,8, а из России — $107,3.

С $244 млн до $292 млн вырос также импорт российского атомного топлива для украинских АЭС (так называемых Твэлов). А в СМИ недавно попала информация о тайное продлении контракта на его поставку. Тем временем закупки альтернативного топлива у Westinghouse, наоборот, уменьшились с $137 млн до $121 млн, несмотря на заверения чиновников в намерениях увеличивать долю этой компании и уменьшать Росатома. Диверсификация источников поставки ядерного топлива в последнее время явно затормозила, как и осуществление мер по ограничению зависимости Украины от российского антрацита.

В то же время некоторые виды продукции российского энергосырьевого импорта медленно вытесняются американским. В частности, хоть с РФ далее поступает слишком большая доля всего импорта коксующегося угля для нужд отечественной коксохимии (9,55 млн т с 14,06 млн т), физические объемы его импорта из России возросли на 16,1%. В свою очередь, из США и Канады этот прирост составил 42,8% (с 2,92 млн т за 10 месяцев 2017 года до 4,17 млн т за 10 месяцев 2018-го) благодаря снижению цен на качественную американскую сырье (тонна в этом году обошлась на 6,7% дешевле, чем в прошлом году), тогда как российская, наоборот, подорожала более чем на 3%. Стремительно росли и объемы альтернативных поставок металлургического кокса из США (79,7 тыс. т на фоне отсутствия поставок 2017-го) и Колумбии (49,4 тыс. т против 28,6 тыс. т за тот же период 2017-го) благодаря гораздо более низкой стоимости кокса из этих стран (например, $311 на поставки из США).

В то же время рост зависимости Украины от поставок ряда видов стратегических энергоресурсов за другими статьями российского импорта нашей страны, которые якобы показали 2018 года положительную динамику, оказывается, произошло исключительно или в основном благодаря высокой цене на единицу продукции. Например, импорт сжиженного газа из России в 2018‑м увеличился исключительно благодаря росту цены на единицу продукции с $396 до $498. Физические объемы даже уменьшились с 465 до 421 тыс. т.

Похожая ситуация и с российским плоским горячекатаным прокатом, где увеличение импорта ($60,9 млн до $65,3 млн) объясняется исключительно ростом цены на тонну продукции с $535 до $602, тогда как фактические объемы наоборот уменьшились с 113,8 до 108,4 тыс. т. Аналогичная ситуация и с необработанным алюминием, которого из РФ за 10 месяцев 2018 года поступили те же объемы, однако цена на тонну продукции подскочила с $2,15 тыс. до $2,4 тыс. Рост почти в полтора раза импорта никеля из России так же произошло в результате подорожания тонны металла, тогда как было импортировано те сами его физические объемы.

Перспективы

Таким образом, непродолжительное коррекционное рост торговли с РФ, которое было особенно заметно в 2017-м, в последнее время стало стремительно иссякать. Украинские поставщики покидают российский рынок скорее, чем русские украинский. Однако и рост значительной части позиций импорта объяснялось главным образом увеличением цены на единицу продукции, а не физических объемов поставок. За исключением нескольких действительно уязвимых секторов, где возрастают угрозы энергетической безопасности Украины, взаимозависимость двух экономик дальше уменьшается.

Неделю уже обращал внимание, что восстановление экономики Украины, особенно на территориях «пояса рост» связано прежде всего с положительной динамикой на протяжении последних лет в соседних с нами странах ЕС. Тогда как экономическая ситуация в РФ в течение 2014-2018-го не то что не улучшилась, а наоборот: объем реального ВВП в 2017 году был даже меньше на 0,6%, чем 2013-го. От начала 2018-го экономика России тоже растет вдвое медленнее, чем украинская: согласно данным Росстата в первом полугодии упомянутого года ее прирост составил лишь 1,6% по сравнению с 3,4% в Украине и 4-5% в соседних с нами странах Евросоюза.

Поэтому экспорт из Украины в РФ упал не так вследствие взаимных санкций и войны, как из-за проблем российской экономики, которая крайне медленно восстанавливается. По данным Росстата, совокупный импорт России с $315 млрд в 2013-м рухнул до $227 млрд в 2017 году и вырос лишь на 7,3% по результатам 10 месяцев 2018-го. А те украинские предприятия, отрасли и регионы, которые менее успешно переориентировались на альтернативные рынки, страдают и дальше страдать куда больше.

В то же время решительного и скорейшего государственного вмешательства требует угрожающая тенденция с ростом уже теперь критических для национальной безопасности уровней зависимости от импорта из РФ нефтепродуктов, сжиженного газа, антрацитового и коксующегося угля. Российская сторона не раз демонстрировала готовность использовать соответствующую зависимость в гибридной войне против Украины. Примерами был кризис на рынке автогаза 2017-го, случаи с прекращением поставки антрацита, в частности прошлой осенью для нужд ЛТЕС, которая в результате оказалась на грани остановки. Однако выводов власть до сих пор так и не сделала.

Кроме того, со стороны власти наблюдается преступная бездеятельность и даже подыгрывание. Возможно, из меркантильных соображений чиновников высокого ранга. Так, еще в апреле 2017 года Минэнерго подавало в Кабмин проект постановления о запрете ввоза энергетического угля из России, однако соответствующее решение правительство до сих пор так и не принял. Позже АМКУ без должной реакции высшего руководства государства заблокировал решения, направленные на ограничение потребления российского антрацита за приоритет в сжигании газового угля, добываемого в Украине.
Без должной реакции СНБО и президента годами продолжается тотальное доминирование российской продукции на рынке нефтепродуктов, сжиженного газа, коксующегося угля, цветных металлов. В то же время игнорируется факт полной зависимости российских бизнес-групп, которые контролируют их поставки, от воли Кремля и возможность использования этого фактора в гибридной войне против Украины. Большинство таких товаров в случае прекращения их поставок из России может заменить продукция других поставщиков. Однако при нынешних уровней зависимости от поставок из РФ (60-80% всех объемов) сделать это быстро невозможно. Поэтому готовиться нужно постепенно.

Путь к решению проблемы здесь очевиден. Относительно всех стратегических энергоносителей и промышленного сырья, где мгновенное прекращение по политическим мотивам российских монопольных поставок продукции способно создать серьезные угрозы национальной безопасности Украины, парализовать или подорвать стабильное энергоснабжение граждан или экономики, вызвать остановку крупных отраслей промышленности, нужны ограничения на долю импорта соответствующих видов продукции из РФ на уровне не более 25-30% импорта. Но во время определения должна учитываться настоящая, а не формальная страна происхождения продукции. Ведь, например, очевидно, что поставки нефтепродуктов или сжиженного газа из Беларуси надо рассматривать неотделимо от поставок из России, которая является безальтернативным источником сырья для белорусских производителей.

Share