Верховный и генералы

Верховний і генерали

Фото: УНИАН

Какими должны быть руководители оборонного ведомства: опыт 2014-2019 годов

Одним из главных лейтмотивов противостояние Петра Порошенко и Владимира Зеленского во время президентской гонки было то, что последний из-за неосведомленности не сможет должным образом исполнять обязанности верховного главнокомандующего. А это в условиях перманентного военного напряжения на Востоке Украины может неминуемо привести к катастрофическим последствиям. В то же время кадровая политика Петра Порошенко в 2014 году в оборонной сфере свидетельствует о том, что он тогда не до конца понимал разницы между верховным главнокомандующим, главнокомандующим (начальником Генерального штаба), министром обороны и другими ключевыми военными фигурами. Только в феврале 2015-го, во время боев под Дебальцевом, президент Петр Порошенко действительно смог овладеть ситуацией.

Новоизбранный президент находится в значительно лучших стратегических условиях: на карте Украины нет таких «кровоточащих ран», как Славянск, Луганск, Донецк, Мариуполь и других, в отличие от 2014 года. Поэтому у Владимира Зеленского есть время научиться быть верховным главнокомандующим. Другой вопрос: насколько эффективно он сможет это время использовать до возможного наступления новой фазы боевых действий. Для начала новому президенту надо четко понять функции и задачи каждого из руководителей оборонного ведомства. К сожалению, наше общество демилитаризовано не разбирается в этих вопросах, за что в 2014-м было совершено несколько неправильных кадровых замен. Система военного управления регулируется указами президента Украины «о положении О Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины» и «О положения о министерстве обороны Украины». Это очень сложные для восприятия документы, а потому даже среди многих военнослужащих нет понимания, кто за что отвечает в Вооруженных Силах?

Схематично задачи различных военных руководителей можно очертить таким образом:

● военный министр осуществляет комплектование войск личным составом, заботится о их вооружение, боеприпасы и форму одежды, обеспечивает продовольствием, зарплатой, медицинскими услугами в случае болезни или ранения, отвечает за помощь семьям погибших, выполняет ряд политических, социальных и гуманитарных функций;
● начальник Генерального штаба (главнокомандующий) планирует оборону государства от различных возможных угроз, учитывая что определяет количество человеческих ресурсов, вооружений, объемы финансирования, которые должен обеспечить оборонное ведомство. Он же осуществляет стратегическое планирование боевых операций. В случае возникновения боевых действий Генеральный штаб берет на себя функции ставки верховного главнокомандующего;
● командующие родов войск и видов вооруженных сил, территориальных командований, командиры бригад и т. п занимаются боевой подготовкой вверенных войск, а во время войны непосредственно руководят ими на поле боя.
В наших реалиях, когда пятый год подряд не утихает военный конфликт, создана еще одна должность:
● командующий объединенного оперативного штаба Вооруженных Сил Украины — специальный руководитель войсками в зоне проведения боевых действий. Это позволило «разгрузить» начальника Генерального штаба, командующих родов войск и других, которые поочередно руководили войсками.

Первые решения

Вследствие событий на Майдане в феврале 2014-го — свержения власти Виктора Януковича, начало люстрации и тому подобное — работа Министерства обороны Украины и Генерального штаба была вполне парализована, а сами структуры «обезглавлены». Непосредственные руководители сбежали, а их заместители и ряд руководителей структурных подразделений или сами уволились, или были уволены по люстрации. К счастью, в Украине оказался небольшой резерв «опальных генералов», уволенных Януковичем в 2010-2011 годах из-за несогласия с его политикой в военной отрасли. Они, собственно, и подставили свое плечо новой постмайдановском власти. Уже в конце февраля 2014-го года министром обороны Украины стал адмирал Игорь Тенюх, а начальником Генерального штаба — генерал-лейтенант Михаил Куцин.

Новоизбранный президент находится в значительно лучших стратегических условиях: на карте Украины нет таких «кровоточащих ран», как Славянск, Луганск, Донецк, Мариуполь и других, в отличие от 2014 года. Поэтому у Владимира Зеленского есть время научиться быть верховным главнокомандующим

Несмотря на то что оба пробыли на своих постах сравнительно недолго, каждый сделал титаническую работу. Главной заслугой Игоря Тенюха является организация и проведение первой волны мобилизации, которая включает не только призыв военнообязанных, но и начало масштабного расконсервацию военной техники, переучет и проверку пригодности всех возможных ресурсов. Под руководством Михаила Куцина было спланировано будущее проведения антитеррористической операции — от общих схем развертывания войск и определение местонахождение каждого конкретного блокпоста и опорного пункта (причем на большинстве из них он побывал лично).

В связи с крымскими событиями впервые в новейшей истории независимой Украины имеющиеся войска были подняты по боевой тревоге. Правда, в процессе этого старые/новые руководители оборонного ведомства с удивлением обнаружили, что немалое количество Вооруженных Сил Украины существует только на бумаге. Все, что осталось, было извлечено тоненькой полоской вдоль границ с Крымом, Российской Федерацией и Приднестровьем. Сейчас некоторые генералы и так называемые военные эксперты рассказывают, будто мы имели какие-то шансы отстоять Крым. Это ложь и самопиар: при существующих тогда сил и средств у ВСУ не было никаких шансов.

Как известно, 25 марта 2014 года адмирал Игорь Тенюх подал в отставку в связи с обвинениями, что он якобы бросил на растерзание агрессору в Крыму украинские воинские части и боевые корабли. В ситуации, которая сложилась, на самом деле нести ответственность должны были верховный главнокомандующий — исполняющий обязанности президента Александр Турчинов, а также главнокомандующий — генерал Михаил Куцин. Именно они должны отдавать боевые приказы Вооруженным Силам Украины на территории Крыма. Но Игорь Тенюх поступил чрезвычайно благородно: он молча ушел в отставку, приняв «огонь на себя» и прикрыв Турчинова и Куцина, которые продолжали организацию обороны страны.

«Горячие» должности

Адмирала Игоря Тенюха на посту министра обороны сменил генерал-полковник Михаил Коваль, который стал известным после того, как был похищен россиянами на территории Крыма, а затем уволен. И с этой кандидатурой Украине еще раз чрезвычайно повезло. Коваль — интеллигентный человек, доктор военных наук, военный инженер по образованию, десантник, командовал воздушно-десантными и танковыми соединениями, а последние годы служил на руководящих должностях в Государственной пограничной службе Украины. Иначе говоря, человек со всесторонним военным опытом.

После первых дней работы на новой должности Михаил Коваль высказывался в узком кругу, что с удовольствием забрал бы с Воздухофлотского проспекта (места в Киеве, где размещены Минобороны и Генштаб) инициативную группу офицеров и работников, а остальных оставил бы там заниматься своим обыденным бюрократическим жизнью. К большому сожалению, как и в истории с адмиралом Тенюхом, генерал Коваль стал жертвой ошибочного отношение общественности и политиков к военному министру как к «бравого вояки, что руководит войсками». В адрес Михаила Коваля все чаще стали звучать обвинения в том, что в АТО Вооруженные Силы Украины «не имеют успехов». Конечно, чтобы эти «успехи» были, требуется тщательное планирование и кропотливая работа, проведением чего и занимались Коваль и Куцин. Но это не оценил новый президент Украины, верховный главнокомандующий Петр Порошенко. 3 июля 2014 года оба высшие военные руководители были заменены: Михаил Коваль — «милиционером», начальником Управления государственной охраны Украины Валерием Гелетеем, а Михаил Куцин — генералом Виктором Муженком. Оба вновь назначенные генералы ловко бегали с автоматами и собственноручно стреляли из пулеметов, благодаря чему и завоевали симпатии общественности и нового президента.

Смена генералов состоялась накануне освобождения Славянска, Краматорска и других населенных пунктов (5 июля). Все лавры победы достались новым лицам.

Налаживание коммуникации

Длительное время Петр Порошенко с недоверием относился ко всем военных. Тем более немало генералов своего времени принадлежали к Партии регионов, например Виктор Муженко. Поэтому вместе с назначением Валерия Гелетея и Виктора Муженко в зоне проведения АТО появилась еще одно высокопоставленное лицо — первый заместитель главы Администрации президента Украины олигарх Юрий Косюк. Он выполнял роль связного между президентом и генералами.

За Петром Порошенко, как верховным главнокомандующим, всегда было последнее слово в принятии решения относительно проведения тех или иных боевых операций. Часто они принимались в телефонном режиме через Косюка. Но довольно быстро в тройке Порошенко — Косюк — Муженко произошел конфликт. Как рассказал один из непосредственных свидетелей, в начале августа 2014 года на совещании в Администрации президента Украины Юрий Косюк обвинил Виктора Муженко в том, что он называет недостоверные данные. Петр Порошенко стал на сторону генерала Муженко, и с того времени между верховным главнокомандующим и главнокомандующим установились абсолютно доверительные отношения и прямая связь. Иногда как советники во время решения сложных вопросов привлекались и другие военачальники (например, покойный генерал Геннадий Воробьев в обсуждении вопрос о целесообразности обороны Донецкого аэропорта). Но в вопросах, об обсуждении которых известно, мнение Виктора Муженко побеждала.

Длительное время Петр Порошенко с недоверием относился ко всем военных. Тем более немало генералов своего времени принадлежали к Партии регионов

Хозяйствования в Министерстве обороны Валерия Гелетея могло привести к негативным последствиям, и именно поэтому 14 октября 2014-го его заменили на другого «милиционера» — командующего Национальной гвардии Украины Степана Полторака. Акцент на слове «милиционер» неслучаен: среди военных есть большой антагонизм в отношении коллег из других силовых структур. Даже если бы они и начинали службу в Вооруженных Силах. Антагонизм присутствует и среди Полтораком и Муженком.

Но оборонное ведомство держится не только, а в некоторых вопросах и не столько на этих двух лицах. Стоит сказать о тех авторитетных начальников, значение которых не меньше (а иногда даже больше). Ключевую роль в Министерстве обороны Украины играет первый заместитель министра Иван Руснак. Как и Михаил Куцин и Игорь Тенюх, он принадлежал к «опальных генералов». В 2010 году генерал-полковника Руснака Виктор Янукович уволил с должности командующего Воздушными силами. Весной 2014-го он вернулся в Минобороны и на фоне постоянных изменений министров в течение этого бурного года был фактическим руководителем оборонного ведомства. Единственным недостатком Руснака для «кадрового роста» является возраст — ему 67 лет. Но опытного военного администратора, чем он, среди действующих военнослужащих и работников Вооруженных Сил Украины просто нет.

Еще одной бесспорной величиной Министерства обороны Украины является государственный секретарь Александр Дублян. Ему 54 года, он имеет богатый опыт руководящей работы в войсках и долгое время занимал должность начальника штаба антитеррористической операции. По законодательству, с государственным секретарем Министерства обороны Украины заключается контракт на пять лет и его не может снять с должности президент или министр. И это очень важно: даже если так сложится, что Министерство обороны вдруг окажется под руководством невежественных, сохранится хоть один вменяемый и адекватный военный.

Наконец, еще одним безусловно авторитетным военачальником является командующий Сухопутными войсками, 58-летний генерал-полковник Сергей Попко. Сухопутные войска — самый многочисленный вид Вооруженных Сил Украины, именно они ведут боевые действия на Востоке Украины. Сергей Попко был командиром украинской бригады в составе миротворческого контингента в Ираке, в 2015-м — командующим антитеррористической операцией.

На фоне опыта и деятельности этих, а также других защитников Украины 2014-2015 годов очень несерьезно звучат заявления о возможности назначения министром «диванного полковника» Ивана Апаршина. Он, судя по интервью от 19 апреля, знает о деятельности Министерства обороны Украины лишь то, что «они только тырят деньги и больше ничем не занимаются» Новоизбранный президент Владимир Зеленский, судя по его заявлениям, пока что плохо себе представляет моральное и политическое значение должности верховного главнокомандующего, роль других военных руководителей. Именно президент, когда возникнет необходимость, будет обязан отдать приказ, в результате которого может погибнуть много людей: как военнослужащих, так и гражданских. Президент должен четко осознавать, что авторитет новых военных руководителей должен быть настолько большим, что по их приказу подчиненные отберут жизнь у врагов или пожертвуют собственным.

Share