В «Поиске» Тополь: книги на выставку-ярмарку в Полтаве представили 43 издательства

Эдуард Тополь (на экране): «Мне очень приятно, что я снова оказался в Полтаве — хотя бы с помощью телемоста». (Фото Анны ЯРОШЕНКО.)

Настоящим оазисом для любителей книги стала II Универсальная книжная выставка-ярмарка «ПОИСК», которая была организована в Полтавской областной научной библиотеке имени. П. Котляревского, а также на других локациях.

 

43 издательства из 13 областей Украины представили на ней свои лучшие работы. Почетным экспонентом выставки стала Республика Беларусь, представители которой поделились своими издательскими новинками.

 

Мероприятие было посвящено 250-летию со дня рождения выдающегося полтавчанина — отца новой украинской литературы Ивана Котляревского.

 

«Побывав на Львовском книжном форуме, поняли, что должны организовать подобный праздник книги и у себя дома, — отметила во время торжественной церемонии открытия выставки-ярмарки глава департамента информационной деятельности и коммуникаций с общественностью Полтавской облгосадминистрации Виктория Пилипенко. — Каждый, кто посетит это мероприятие, не пожалеет, ведь непременно найдет здесь что-то для души».

В рамках широкомасштабного действа состоялись более 70 разноплановых мероприятий: тематические выставки, презентации книг, встречи с авторами, автограф-сессии, лекции, тренинги и тому подобное.

В частности, первого дня полтавчанам презентовали издание «Энеиды» Ивана Котляревского 1809 года с автографом автора, почтовый календарный штемпель «Полтавщина — край любви», выставка гравюр Владимира Попенка «Энеида» из частной коллекции Олега Денисенко…

Поскольку программа выставки-ярмарки была очень насыщенной, приходилось выбирать, какому из них отдать предпочтение. Скажем, меня заинтересовал телемост, который состоялся в литературной гостиной, с известным в

всем мире писателем, сценаристом Эдуардом Тополем, который в свое время проживал в Полтаве. Он презентовал роман «Летающий джаз, или Когда мы были союзниками», изданный на украинском языке киевским издательством «Саммит-книга». Это рассказ о знаменитой совместную советско-американскую военную операцию «Френтик» (приходится на июнь—сентябрь 1944 года), во время которой местом базирования тяжелых бомбардировщиков США, которые наносили сокрушительные «челночных» ударов по важным объектам врага, был избран полтавский аэродром.

Стоит всегда обеими руками держаться за факт

— Для меня это особый день. Потому что я не был в Полтаве более 40 лет. А украинский язык изучал вообще лет 70 назад (кстати, учась в Полтавской средней школе № 4, имел по этой дисциплине «пятерку»), однако случилось так, что с тех пор не разговаривал ней. Поэтому сейчас мне очень трудно подбирать нужные слова. Итак перейду на русский, хотя очень хотел блеснуть знанием украинского, — признался Эдуард. — Мои книги изданы в 18 странах на разных языках. И то, что роман «Летающий джаз, или Когда мы были союзниками» вышел на украинском, а его первая презентация происходит именно в Полтаве, для меня чрезвычайно важно. Только вчера прилетев из Тель-Авива, сегодня имею еще и презентацию в большом магазине в центре Москвы моего нового романа «Юность Жаботинского», действие которого происходит в Одессе. Получается, что сразу двумя книгами возвращаюсь в Украину. Это очень приятно и ответственно. Когда был сделан перевод «Летающего джаза…», даже пробовал читать его на украинском. Хотя, честно говоря, это было довольно сложно. Мне очень приятно, что я снова оказался в Полтаве — хотя бы с помощью телемоста.

— В свое время именно благодаря основателю и первому руководителю нашего музея Дмитрию Кальному было вытянуто из полузабытья операцию «Френтик», — напомнил заведующий Полтавского музея авиации и космонавтики имени Юрия Кондратюка Андрей Пушкарев. — Среди экспонатов есть даже американский флаг с полтавской авиабазы. Поэтому большая вам благодарность за популяризацию этой темы — роман «Летающий джаз…» читается на одном дыхании. Хотелось бы узнать, до каких источников вы прибегали во время его написания.

— Скажу откровенно, что довольно часто обращался к большого документального очерка, написанного сотрудниками вашего музея. Когда работал над романом, о котором идет речь, очень хотелось приехать в Полтаву, но не сложилось. В конце книги приведен список источников, из которых в нее вошла какая-то информация. Хотя, кроме этого, пришлось отыскать много других материалов. То есть сюжет полностью построен на документальных фактах. Конечно, автор имеет право на художественный домысел. Однако я как журналист по своей первой профессии всегда обеими руками держусь за факт. И уверен: в отношении фактологии упомянутой книги, то вряд ли даже самый строгий критик найдет в ней какие-то значительные ошибки.

Рай для книгоманов.

Фото с сайта adm-pl.gov.ua.

Где грань между документальными фактами и творческим домыслом? — поинтересовались собравшиеся в литературной гостиной.

— Как известно, чем прочнее фундамент, тем легче возводить здание какой угодно высоты. Подобное происходит и в моем творчестве. Только когда соберу побольше материала, пойму, что раскопал, что только можно, как исследователь, журналист, все каким-то образом складывается в цепь событий (происходит, так сказать, проблеск в мозгу), и вот тогда можно браться за работу. Когда я писал роман «Бисмарк. Русская любовь железного канцлера», то целых 12 лет собирал материал во многих библиотеках, в частности в библиотеке Конгресса США в Вашингтоне, государственной библиотеке в Берлине подобное. Когда писал книгу «Юность Жаботинского», летал в Одессу, чтобы пройтись по старым улицам, почувствовать ее дух. А послевоенную Полтаву помню из своего детства. Когда мы приехали туда в 1947 году (мне на ту пору исполнилось 9 лет, а моей сестре — 4), вся центральная улица Октябрьская была в руинах, не осталось ни одного целого дома. Я все помню и практически эти времена описываю в книге «Летающий джаз…». Нашей семье выделили временное пристанище в бомбоубежище. Мы с пацанами лазили по горам битого кирпича, искали патроны и взрывали их. Слава Богу, у меня уцелели пальцы — пригодились для пишущей машинки, а впоследствии — компьютера. Когда я писал роман об операции «Френтик», решил с помощью Googlе пройтись по улицам Полтавы. Мы жили на улице Чапаева недалеко от Центрального рынка, возле которого стояла красивая церковь. И вот когда стал искать то место, то не нашел церкви. Жаль! Такую красивую церковь снесли!

Раскопал подробности реальной любовной истории американского летчика и полтавской девушки

— Что вас подтолкнуло к написанию романа «Летающий джаз, или Когда мы были союзниками»?

— Идея родилась, когда совершенно случайно посмотрел американский документальный фильм об операции «Френтик», который назывался «Американцы в Полтаве». Я был просто поражен, ибо до сих пор ничего об этих событиях не знал. Сразу же понял, что это стопроцентно мой материал. В такие минуты и рождается книга. Просмотрев американский фильм, я уже знал, что напишу роман. А потом потратил 4-5 лет на сбор материала, ибо должен был ознакомиться с как можно большим количеством источников. Дело в том, что почти все молодые американские летчики (а их было в Полтаве около 1 тыс. 200) имели при себе вузькоплівкові кинокамеры, а потому сняли много материала, что хранится сейчас в архивах министерства вооруженных сил США. И кто-то из летчиков написал воспоминания, некоторых из них даже цитирую в своей книге. В одном из таких воспоминаний отмечается, что на американской авиабазе, с которой бомбардировщики летели в Полтаву, был свой джазовый ансамбль. И один из командиров подобрал экипаж музыкантов. Этот факт дал название моей книге. Позже музыкальный коллектив, который принимал участие в операции «Френтик», стал ансамблем воздушных сил армии США. Как говорил великий еврейский писатель, лауреат Нобелевской премии Исаак Башевіс-Зингер, не бывает романов без любовной истории. А мне ее как раз и не хватало. И тут я раскопал подробности реальной любовной истории американского летчика и полтавской девушки. Молодой американец настолько влюбился, что пошел до Полтавского обкома партии по разрешение взять брак. В ответ его арестовали. То есть даже вот такие факты, которые, казалось бы, я мог придумать, — реальные. Есть вещи, которые сама жизнь придумывает так, как ни один автор придумать не в состоянии.

— Каких еще книг нам ждать от Эдуарда Тополя?

— Если у меня хватит духу и возможностей, я хотел бы создать серию романов о великих сионистов — основателей Государства Израиль, которые вышли из России, Украины. Сколько мне позволят небеса, буду этой темой заниматься. Потому что только представьте себе: две тысячи лет мы, евреи, бродили по всему миру, жили, прислонившись к других народов, и вдруг появились ребята, которые сказали: все, мол, хватит скитаний. Они в начале ХХ века воплотили в жизнь невероятный проект по переселению миллионов людей в пустыню, создав там державу, которая в своем развитии достигла уровня передовых стран мира. Как это было сделано: какими интригами, кровью, мужеством? Там так много действительно фантастических историй, что если бы мне подарили еще одну жизнь, я бы, пожалуй, справился.

Напоследок Эдуард Тополь сказал: «Я приехал из СССР в США в 1978 году, когда за правление демократической партии во главе с Джимми Картером страна была официально признана банкротом. В Нью-Йорке мешками с мусором были заполнены улицы — эти горы хлама достигали второго этажа зданий. Было ощущение полного провала и безысходности. Когда же президентом стал Рональд Рейган, он за каких-то три года практически у меня на глазах поднял Америку, вопреки воплей прессы, которая ежедневно его просто уничтожала: слово «рейганомика» стало чуть ли не ругательным. Почему я об этом вспомнил? Ибо с тех пор знаю: любой честный президент может горы свернуть, чего я вам и

желаю».

Share