Трудности становления

Труднощі становлення

Фото: Укринформ

То, что развитие поместной Православной церкви Украины (ПЦУ) не будет происходить легко и безоблачно, было очевидно изначально. Уже само ее появление и связанные с этим тектонические сдвиги в мировом православии указывали на непростой путь, который придется пройти ее адептам и строителем. Еще в процессе рождения ПЦУ нажила себе немалую армию врагов разных мастей в Украине и за ее пределами. Впрочем, спрогнозировать, что до возможного уничтожения ПЦУ однажды приложит руку человек, который ее фактически создала и отстояла в самые сложные времена, не привиделось бы в одном ночном кошмаре. Но…

 

Все, что происходит сейчас вокруг ПЦУ, как это ни прискорбно, наталкивает именно на такие выводы. Мол, почетный Патриарх Филарет, не захотев мириться с отведенной ему второстепенной ролью в новой церкви, решил вернуть все на круги своя. То восстановить несуществующий Киевский патриархат, то, изменив устав новой церкви, устранить предстоятеля Епифания и убрать таким образом ее себе в руки. А еще каждый из этих вариантов в итоге будет грозить отзывом Константинополем томоса, поэтому фактически речь идет об уничтожении ПЦУ и позорное окончание украинского автокефального проекта. Кому это выгодно, догадаться несложно. Возможные получатели бонусов уже потирают руки и застыли в ожидании. Впрочем, их радость может оказаться преждевременной, выводы о Патриархе-бунтаря поспешными, да и томоса самом деле может ничего не угрожать.
Дело в том, что эта сенсационная история от начала смахивала на не очень хитроумную информационную провокацию с целью раздуть большой скандал. Конечно, не на пустом месте, потому что определенные предпосылки все же были, и о них знали все, кому это было интересно. Впрочем, на эту тему предпочитали особо не распространяться, надеясь, что проблема сама собой исчезнет. А заключалась она в ухудшении раньше теплых отношений между предстоятелем ПЦУ Епифанием и его еще до недавнего времени наставником и опекуном Патриархом Филаретом. Епифаний действительно отдалился от бывшего шефа, то ли пытаясь избегать чрезмерного вмешательства в его функциональные обязанности, то понимая, что только таким образом сможет действительно стать главой церкви. Возможно, ему стоило бы проявить больше хитрости и не так простецьки отстраниться, а как-то балансировать. Но в то же время реально ли такое с Филаретом? Наконец, Патриарх и сам все рассказал в комментарии журналистам. Вне текста осталось разве что информация о начале этой истории.

БОЛЕЕ ЧЕМ ОЧЕВИДНО, ЧТО РЕЧЬ ИДЕТ О ТРУДНОСТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОЙ ЦЕРКВИ. СЛОЖНЫХ СИТУАЦИЙ ЕЩЕ БУДЕТ И БУДЕТ, ПОЭТОМУ НАДО НАУЧИТЬСЯ ИЗ НИХ ВЫХОДИТЬ. НАКОНЕЦ, КАЖДАЯ ПОБЕДА УКРЕПЛЯЕТ И СКРЕПЛЯЕТ. И ДЛЯ ПЦУ ТАКАЯ СВОЕОБРАЗНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ ТОЖЕ, НАВЕРНОЕ, БУДЕТ НЕЛИШНЕЙ

Лоббируя Епифания на главу новосозданной церкви, старый Патриарх надеялся и дальше оставаться у ее руля. Ему якобы было обещано председательствование в Священном Синоде, но в последний момент эту функцию оставили за митрополитом Епифанием. Главным секретарем стал митрополит Винницкий и Барский Симеон, а Филарет не получил ничего. Более того, в воздухе даже витала идея отправить старого Патриарха на почетную пенсию, но с этим решили не спешить. До определенного времени, конечно. Теперь же, наблюдая, какой шквал критики обрушился на голову Филарета, можно предположить, что это время или уже наступил, или явно приблизился. И, что самое интересное, кажется, активнее всего ускоряет его сам почетный Патриарх.

Формально все началось с обнародования письма-приглашение на «торжественное молитвенное общение во имя утверждения единства нашей Святой Украинской Православной Церкви, которая получила долгожданный томос об автокефалии» во Владимирском соборе в память священномученика Макария, митрополита Киевского, разосланного архиереям бывшей УПЦ КП и печати на бланках уже не существующей УПЦ КП. Потом еще выяснилось, что митрополит Епифаний такого приглашения не получил, и пошло-поехало. В окружении Филарета говорят, только старый Патриарх узнал, что поднимается шум относительно писем, сразу решил ничего не комментировать. Мол, какие бланки имел в наличии, на таких и напечатал приглашение. Но ушлые журналисты таки подстерегли его после вечерней службы в соборе и вытащили на разговор. Интервью вышло сенсационное, только, к сожалению, к сюжету вошло подрезанными, поэтому и попахивает манипуляциями. Похоже, задет за живое Филарет просто высказал в сердцах все, что наболело, хотя, возможно, и не стоило говорить. Наконец, тон его письма-приглашения Епифанию, который все же впоследствии было отправлено, тоже многое иллюстрирует. Например, то, насколько лично и ревниво Филарет воспринимает церковь и контроль над ней. И то, как его беспокоит и болит все, что происходит между ним и предстоятелем ПЦУ.
Очевидно, Филарета можно и нужно в этом случае понять. Но не следует возводить сочувствие только до старческого маразма, как сейчас предпочитают многочисленные любители-религиоведы. Никакого маразма нет. То, что старый Патриарх — человек непростой, общеизвестный факт. Но кроме того он еще и опытный боец и еще тот игрок, который вряд ли будет руководствоваться эмоциями. Попытка провести ревизию верных ему владик действительно не что иное, как подготовка к чему-то более серьезному. Не исключено, что и к внутрицерковного переворота, о котором некоторые говорят. Однако это вовсе не означает, что Филарет готов устроить новой церкви настоящий разгром только ради того, чтобы прибрать ее к рукам. Если окажется, что желающих принять участие в его реваншистских планах недостаточно, он даст заднюю и будет искать других вариантов.

А впрочем, главный вопрос в другом. Кто устроил провокацию? Сам Филарет или его оппоненты? Или, может, какая-то третья сила, заинтересованная в раскачивании непростой ситуации, что тоже вероятно? Сторонники Патриарха уверены, что вся эта история организована окружением митрополита Епифания с целью подорвать Филарету здоровья и свести его в могилу. Сторонники ПЦУ убеждены, что речь идет о ревности и гордыни Патриарха, который ради собственных амбиций готов пойти на что угодно, даже расколоть новую церковь. И первые, и вторые, пожалуй, найдут достаточно аргументов в пользу своих версий, но есть ли реальная подстава доводить ситуацию до абсурда и искусственно раздувать до немыслимых размеров, как знать.
Более чем очевидно, что речь идет о трудностях становления новой церкви. Сложных ситуаций еще будет и будет, поэтому надо научиться из них выходить. Наконец, каждая победа укрепляет и скрепляет. И для ПЦУ такая своеобразная вакцинация тоже, наверное, будет нелишней. Последнее заявление Патриарха Филарета, сделанная 14 мая, свидетельствует, что до взаимопонимания между ним и Епифанием неблизко, и сомнительно, что оно вообще возможно. Однако, несмотря на то, как повело себя большинство бывших епископов УПЦ КП, не явившись по приглашению Филарета на праздновании до Владимирского собора (около 60 приглашенных на службе присутствовали лишь четверо), осознание важности приоритетов среди них есть, и худшего еще можно избежать. Среди тех, кто не пришел, конечно, были и такие, кто сочувствует старому Патриарху, и этот шаг дался им нелегко. Но желание не навредить новорожденному в тяжелых муках церкви перевесило, и это обнадеживает.

Share