Стоп-кран со знаком плюс: почему ожидаемый спад роста ВВП в 2019 году пригодится Украине

Одним из путей развития украинской экономики эксперты считают развитие транспорта и логистики. (Фото с сайта 1news.com.ua.)

Рост украинской экономики, как и прогнозировали ранее, замедляется. В нынешнем году экономическая ситуация в нашем государстве будет выглядеть немного хуже, чем было в прошлом году: когда наша экономика в целом выросла даже больше, чем прогнозировали правительственные эксперты. В ближайшее время эксперты попытаются определить правильные приоритеты, которые при соответствующих государственных сприянь могут привести к росту. В частности, НБУ предлагает делать ставку не только на аграрную отрасль, но и на развитие транспортно-логистической инфраструктуры.

Лучше, чем ожидали

Украинский Президент Петр Порошенко высоко оценивает состояние дел в отечественном хозяйственном комплексе и заявляет: на сегодняшний день наше государство опережает многие соседних государств. «Я не виключатиму вероятности выплаты украинским пенсионерам тринадцатой ежегодной пенсии. Но это произойдет только при одном условии: если экономика нашей страны будет продолжать рост. Сегодня мы опережаем и Россию, и даже многие страны Европы», — заявил Порошенко.

И в каком-то смысле он прав. По данным Государственной службы статистики, реальный валовой внутренний продукт Украины в 2018 году возрос на 3,3%. Номинальный ВВП составил 3,5587 трлн. грн, в расчете на одного человека — 84,19 тыс. грн. Показатель макроінфляції составил 15,4%.

Курс национальной валюты в прошлом году был относительно стабильным и колебался в пределах 27,2 грн. за доллар, при этом под конец года мы наблюдали, как курс укрепляется, что в предыдущие годы не наблюдалось. Номинальный ВВП при этом в долларовом эквиваленте составил 130,83 млрд. долларов.

Вопрос «Хорошо это или плохо?» — непростая. Если брать за основу предыдущие прогнозы Национального банка Украины, то в 2018 экономика сработала даже чуть хуже, чем предполагали. Так, как известно, Национальный банк Украины в конце января ухудшило оценку роста ВВП Украины в 2018 году с 3,4% до 3,3%. Но если опираться на прогнозы Министерства экономического развития и торговли, то результаты прошлого года на порядок выше: в Минэкономики, как мы помним, заявляли, что рост нашего ВВП составит 3,1%. При этом Госбюджет прошлого года сверстали на прогнозе роста экономики на 3%. Таким образом страна получила реальный плюс.

Поблагодарим банкам и страховым

Больше всего повлияли на рост украинского ВВП, как это не странно, финансовая и страховая деятельности, которые выросли на 12,4%. На втором месте — традиционный драйвер «локомотив» под названием «сельское хозяйство»: отечественные аграрии, вырастив рекордный урожай и прочно заняв свое место на внешних рынках, добавили к нашему ВВП 7,8%. Возросло и строительство — на 7,2%. Правда, аналитики отмечают: речь идет не о жилой фонд, а о сооружении прежде всего объектов инфраструктуры и других сооружений, не предназначенных для проживания людей. Наибольшее падение было зафиксировано в «гуманитарных» сферах: образование обвалилась на 1,1%, «недореформированная» медицина — на 1,7%.

Впрочем «позанормове» рост ВВП имеет и свои минусы. Самый главный из них, что при таком сценарии существенно растут объемы наших внешних платежей. Речь идет о реструктуризации наших внешних долгов «им. Яресько» — министра финансов Украины в 2015 году — которая заключила соглашение об отсрочке наших выплат, выпустив государственные деривативы на сумму 20% списанных еврооблигаций.

Наши обязательства предусматривают: если ВВП Украины превысит 125,4 млрд. долларов, а темпы роста ВВП — 3%, то, начиная с 2021 года, мы будем обязаны платить по этим обязательствам уже с 2021 года. И закончить выплаты до 2040 года. Правда, экономические результаты прошлого года на этот процесс не влияют, а значит, плюс 3,3% ВВП останутся для нас «безнаказаними». Но уже данные нынешнего, 2019, года наши кредиторы будут отслеживать. И вполне вероятно, что через два года предложат нам заплатить.

Сами же органы власти считают подобный прогноз маловероятным.

Слишком хорошо — тоже плохо…

А вот и свежее подтверждение этого пессимизма. На днях Национальный банк Украины спрогнозировал замедление роста экономики страны в 2019 году до 2,5%. Причина — жесткая монетарная политика, которая необходима, чтобы вернуть инфляцию к среднесрочной цели. То есть 5% плюс-минус один процентный пункт. А также — в, мягко говоря, сдержанной фискальной политике, которую проводит регулятор.

НБУ заявляет, что к 2020 году ожидать позитивных и радикальных изменений в экономике не стоит. Экономический рост в Украине, по мнению аналитиков Нацбанка, вновь ускорится в 2020-21 годах и станет следствием постепенного смягчения монетарной политики и оживление инвестиционной активности на фоне снижения политической неопределенности.

Таким образом, украинские перспективы сейчас выглядят не так уж и блестяще. Так, в отчете Всемирного банка говорится, что Украина сможет догнать Европу по уровню доходов примерно через 100 лет. Столько времени необходимо, чтобы приблизиться к уровню Германии. При этом если Украина будет ориентироваться на Польшу, ей понадобится в два раза меньше времени, то есть около 50 лет.

Ставка на поля и дороги

Чтобы как-то улучшить наши перспективы, аналитики ищут так называемые драйверы экономического роста. По словам председателя совета Нацбанка Богдана Данилишина, речь идет о совокупности механизмов, которые улавливают спрос, катализируют импульсы, идущие от него, включают на соответствующем этапе различные активы (материальные, финансовые, информационные, трудовые) в русло движения, изменяя экономическую ситуацию в стране.

По его словам, экономика Украины растет три года подряд, и все эти три года основным драйвером роста является внутреннее потребление. Своего времени, в течение двухтысячных, мы росли благодаря строительному буму в нас и … Китае и странах Юго-Восточной Азии. Строители могли предложить хорошие цены на продукцию украинской металлургической отрасли, поэтому в страну поступала валюта, росли поступления работников, которые повлекли в том числе и потребительский бум.

Теперь, по мнению Данилишина, таким драйвером для экономики может стать аграрный сектор: ведь спрос на украинскую сельхозпродукцию является и будет оставаться высоким как минимум в среднесрочной перспективе. Следовательно, по его мнению, должны расти отечественное сельскохозяйственное машиностроение, пищевая промышленность, которая имела бы наращивать производство продукции с высокой долей добавленной стоимости. Определенные успехи здесь уже есть. «Нам удалось превратиться из экспортера семян подсолнечника в игрока №1 мирового рынка подсолнечного масла, и этот пример нужно масштабировать, сектора производства минеральных удобрений», — объясняет Данилишин.

Большой, по его мнению, есть ниша для развития логистики, а проблема ее состояния остается острой. «Украина — в числе стран с одним из самых высоких уровней логистических издержек. В Украине 18% логистических расходов связанные с доставкой пшеницы с поля в порты, тогда как во Франции и Германии этот показатель составляет 8%, в США — 6%. Проблему необходимо решать, в том числе и для повышения отдачи от сельского хозяйства, — отмечает председатель совета НБУ. — Азовская кризис показал также, что нам нужны хорошо развитые запасные варианты портов на Азовском море. Иначе могут быть проблемы с экспортом металлов и зерновых».

В итоге, по мнению эксперта, активное развитие транспортно-логистической инфраструктуры обязательно даст импульс повышению объемов производства в черной металлургии, энергетике, промышленности, строительных материалах.

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ…

Ахиллесова пята Кремля

Американские эксперты признались: они прекрасно знают, как заставить Москву прекратить свою агрессивную политику, но не спешат этого делать. «США могут в одностороннем порядке применить полные ограничения на все операции для российских банков. Если бы мы сделали это даже против одного из десяти крупнейших российских банков, то имели бы моментальный финансовый эффект», — бывший советник вице-президента США, экс-помощник главы Пентагона Майкл Карпентер как пример привел подобную политику США в отношении Ирана в 2013-2015 годах. Такой шаг, по его словам, сразу заставил официальный Тегеран сесть за стол переговоров относительно ядерной сделки.

«Но мы до сих пор и близко не поступили так с Россией, хотя для нас это не сложно. И это на самом деле является большой ошибкой», — отметил Карпентер, подчеркнув, что такова позиция не только Соединенных Штатов, но и Запада в целом.

Share