Сами себя победили

Самі себе звоювали

Фото: УНИАН

Как Украина сыграла в поддавки с Россией относительно подготовки к газовому противостоянию в следующем году

Реагирования предыдущей власти на нескрываемую многолетнюю подготовку врага к газовой войне (и, вероятно, энергетической блокады Украины с 2020-го) поражает своей пассивностью. Пока РФ выводила на финишную прямую газопровод «Северный поток-2» и прокладывала на юге «Турецкий поток», в Украине было потеряно по крайней мере четыре года, которые можно было бы эффективно использовать для подготовки нашей страны к неотвратимого столкновения на энергетическом фронте. Ставка была сделана на то, что проблему решат дяди и тети далеко за пределами государства. Расчет на переговоры с участием представителей ЕС о продлении транзита газа на санкции против компаний, причастных к «Северному потоку-2», был проявлением чрезмерной легкомысленности отечественного руководства. И ценой этого может стать необходимость фактически капитулировать перед врагом на газовом фронте зимой нынешнего года. По крайней мере шансы на противодействие такому сценарию существенно уменьшились не столько из-за вполне закономерные «происки врага», сколько за саботаж украинских чиновников, бездеятельность и отсутствие стратегического подхода в высшего руководства государства и ключевых ведомств, которые отвечали за подготовку Украины к потенциальному вызова в газовой и энергетической сфере в целом.

Сейчас видим, что продуманная стратегия усиления позиции страны в возможном столкновении с РФ отсутствует и в новой властной команды Владимира Зеленского. Более того, существуют риски, что с популистской целью она может пойти на шаги, которые только помогут Кремлю добиться своих целей в принуждении Украины к неравноправных (фактически постколониальных) условий сотрудничества в газовой сфере, и даже в тех аспектах, которые были с таким трудом підважені в последние годы. Ведь цель Москвы остается прежней: не допустить энергетическую независимость Украины, восстановить ее тотальную зависимость от российской энергетической иглы, навязать условия сотрудничества, которые закрепляли бы такую зависимость на длительную перспективу и таким образом способствовали бы постепенному переходу энергетической инфраструктуры (а в перспективе и внутреннего рынка газа) под полный контроль РФ. Все это приведет к получению политического контроля над Украиной и ее последующего поглощения. Или, по крайней мере, «белорусизации».

С позиции силы

Газпром давно и последовательно готовится к времени «Х» в 2020-ом. 19 ноября 2018 года была завершена укладка морского участка газопровода «Турецкий поток». На начало июня 2019-го построено 57% морского участка «Северного потока-2». Сейчас же РФ ждет решения Дании, от которого зависит, заработает ли газопровод с 1 января 2020 года, когда закончится срок контракта на транзит российского голубого топлива по украинской ГТС. Наконец, недавно было принято решение о закачка в европейские хранилища, которые находятся в управлении Газпрома, рекордных 11,4 млрд м3 газа, хотя до предыдущего отопительного сезона 2018/2019 речь шла только о 5,8 млрд м3.

В то же время Газпром существенно нарастил свое присутствие на рынке ЕС, а также влияние на ключевых государств в принятии решений Союза, что должно обеспечить их лояльность в случае очередной войны с Украиной. Ведь известно, что своя рубашка ближе к телу… Так, если в 2013 году доля Газпрома в потребленном Евросоюзом голубом топливе составляла менее 30%, то в 2018-м она достигла 36,6%, а в абсолютных объемах поставки возросли с 161,5 млрд м3 до 200,8 млрд м3. В Германии она уже превысила цифру в 60%. Причем бешеными темпами растут продажи российского газа именно в ФРГ и Австрии, где размещены ключевые газовые хабы. Тогда как в большинстве других стран ЕС поставки в последние годы даже просели.
Объемы продаж в Германию 2018 года выросли до 58,5 млрд м3 (против 53,4 млрд м3 2017-го), в Австрию — до 12,3 млрд м3 (против 9,1 млрд м3 соответственно). Тогда как в Турцию 2018 года было продано лишь 24 млрд м3 (против 29 млрд м3 2017-го), в Италию -22,7 млрд м3 (против 23,8 млрд м3 соответственно). Именно на поставки в хабов в ФРГ и Австрии, в случае реализации российских замыслов будет перебрасываться дополнительный объем топлива через «Северный поток-2», совокупная пропускная способность которого вместе с «Северным потоком» должна составить 110 млрд м3. Все это резко повышает вероятность того, что с 1 января 2020 года российский газ может таки прекратить поступать к нашей ГТС для дальнейшего транзита — как минимум до тех пор, пока Украина не согласится на ультимативные условия, уже озвученные руководством Газпрома: продлить действующий транзитный контракт, который был навязан Путиным Юлии Тимошенко во время предыдущей газовой блокады в январе 2009-го на выгодных именно РФ условиях.

По замыслу Москвы, поставленная перед угрозой остаться без критических для отопительного сезона объемов газа, европейская сторона вполне способна надавить на Украину, чтобы она согласилась на такое предложение (хотя бы как на средство отсрочить проблему). Поэтому у россиян появится инструмент дополнительного давления в вопросах строительства и распределительной инфраструктуры для разведения газа из «Северного потока-2» по европейских странах, и ответвлений от «Турецкого потока» в страны Юго-Восточной Европы. После этого прекращения транзита по украинской ГТС уже не составит проблемы в обеспечении потребностей ЕС в голубом топливе. А вот для Украины-за бездеятельность в прошлом ответственных чиновников, а также в случае дальнейшей бездеятельности в этих вопросах новой команды, проблема критического дефицита газа только возрастет. И придется договариваться с Газпромом, соглашаясь даже на контракт закупки углеводородов у него на продиктованных Москвой условиях.

До сих пор мы приобретали газ у ЕС по реверсными схемами (он фактически поступал из РФ). Возможности физического импорта необходимых Украине объемов голубого топлива из газовых хабов Германии и Австрии в случае полного прекращения российского транзита украинской ГТС (особенно в случае вызванного прекращения транзита дефицита топлива) на европейском рынке будут затруднены, а его цена завышена.

Утраченное время

Программу 20/20 (главный козырь в возможной газовой войне с РФ 2020-го), которая предусматривала, что Укргаздобыча к 2020 году нарастит внутренний добычу углеводородов до 20 млрд м3 (а вместе с другими государственными и частными компаниями — до 27 млрд м3), — полностью провалена. Зато эта программа вместе с экономией потребления газа в коммунальной сфере (при условии проведения соответствующих мероприятий) могла свести к минимуму, а то и к нулю, потребность в импорте российского топлива. И в случае прекращения транзита из РФ мы потеряли бы только доходы от транспортировки, однако не имели бы проблем с обеспечением внутренних потребностей.

Однако фактически добыча голубого топлива Газпромом вырос за последние годы менее чем на 1 млрд м3 и 2018-го составил лишь 15,5 млрд м3. Причем рост в 2018 году составило лишь 0,25 млрд м3. Поэтому вместо 20 млрд м3 (как планировалось по программе 20/20) было бы уже хорошо, если бы компания в 2020‑м смогли добыть хотя бы 16 млрд м3. Длительное блокирование областными советами в регионах основной концентрации газодобычи (особенно в Полтавской области), промедление в согласовании спецразрешений на добычу помешали реализовать эту программу. Если 2016 года Укргаздобыча получило 13 согласований, то в 2017-м — четыре, а в 2018-м — вообще один! Вероятно, в этой ситуации ключевую роль сыграло противостояние за сферы влияния между «заклятыми друзьями» из властного конгломерата, а также шкурные интересы ключевых лиц, от которых зависело принятие решений.

Кто же именно во власти отвечает за действия или бездействие, которые привели к такому положению, кто допустил многолетний саботаж в подготовке к заранее известной дате газовой войны с врагом станет понятно, возможно, уже в ближайшее время. Однако известно, что один из ближайших соратников предыдущего президента Игорь Кононенко от начала настаивал на том, что наращиванием газодобычи должны заниматься частные компании (имея в виду, вероятно, так или иначе связанные с ним), а государственные должны наполнять бюджет. Интересно в этом контексте, что избран депутатом от БПП председатель Полтавского облсовета Александр Беленький активно аргументировал, почему можно не выдавать Укргаздобыче спецразрешения на добычу.

Однако потребность в импорте — это всегда разница между объемами потребления и внутренней добычи. Поэтому другим провалом власти стало невыполнение планов по сокращению потребления газа. За 2018 год по сравнению с предыдущим оно даже выросло — с 31,9 до 32,3 млрд м3. Основные расходы связаны с коммунальными потребностями — 17 млрд м3, тогда как промышленность потребила лишь 9,3 млрд м3. 2015 года на коммунальные нужды было использовано чуть больше — 18,9 млрд м3 голубого топлива. Как видим, темпы сокращения потребления жалкие: в пределах 10% за все три года. И это несмотря на то, что именно в коммунальном секторе сосредотачивается наибольший потенциал для сбережения, а еще же произошло многократный рост тарифов, что якобы должно поспособствовать экономии. Для сравнения: промышленность за тот же период сократила потребление газа с 11,2 до 9,3 млрд м3 (то есть почти на 20%).

Причины следует искать в отсутствии реальных инвестиций в повышение энергоэффективности. В условиях роста тарифов на газ к рыночным они были заменены расточительной системой субсидий, которая только стимулировала дополнительное потребление и привела к описанным негативным последствиям. За последние годы на субсидии было потрачено миллиарды долларов, взамен на сокращение потребления голубого топлива в коммунальном секторе за все годы не было направлено даже $300 млн. Тем временем резервы для сокращения потребления газа в промышленности постепенно исчерпываются, поэтому существует единственная возможность сэкономить — уменьшить его сжигания на коммунальные нужды, что в масштабах страны в целом может составлять 6-7 млрд м3. Причем эту экономию можно достичь именно в периоды пикового потребления зимой. То есть когда цена газа на европейском рынке самая высокая (как и объемы потребления), а следовательно, усложняется и резко возрастает в цене его импорт. Ведь другие категории потребителей, и прежде всего промышленники, потребляют голубое топливо более равномерно в течение года.

При нынешних объемах потребления и добычи стране не хватает более 11 млрд м3 газа в год, что значительно больше, чем можно было ожидать пять лет назад. На то время динамика сокращения потребления и роста внутренней добычи давала основания рассчитывать уменьшение к 2020-му потребностей в импорте по крайней мере до 5-6 млрд м3. И в этом контексте очень важно, что не были использованы другие возможности укрепления позиций Украины еще до начала газового конфликта с Газпромом. Так и не реализованы планы по строительству трубопровода для транспортировки дополнительных объемов голубого топлива из Польши в Украину. Отсутствуют хоть какие-то серьезные инициативы по использованию Трансбалканского газопровода (которым раньше газ поступал через Украину в Турцию) в транспортировке газа для украинских нужд. Ведь Турция потенциально может иметь весьма значительные объемы лишнего газа различного происхождения, поэтому часть могла бы отгружать нам. Зато Украина пока что почти полностью зависит от поставок газа из Словакии и Венгрии (с последней недавно пропускные способности даже расширились до 0,6 млрд м3 в месяц). Однако оба направления являются неопределенными, поскольку в случае прекращения транзита по украинской ГТС эти страны будут иметь проблему в удовольствии хотя бы своих внутренних потребностей.

Не использовано (несмотря на аргументированные предложения Недели еще год-полтора назад) и потенциал подземных хранилищ газа (ПХГ). Их емкость составляет 31 млрд м3, однако, даже осознавая всю серьезность газовой блокады со стороны РФ, руководство Нафтогаза до ближайшего отопительного сезона этой зимой смогло запланировать наполнить их только до 20 млрд м3. И учитывая потерянное время, уже нет даже технических возможностей закачать больше. По состоянию на 1 июня, согласно сообщению Нафтогаза, объемы голубого топлива в украинских ПХГ достигли лишь 11,46 млрд м3. Рост за май действительно довольно динамичный — 1,97 млрд м3. Однако даже при сохранении таких темпов до конца сентября в ПХГ вряд ли удастся накопить даже 20 млрд м3. Время и возможности терялись даже этой весной. Ведь на момент завершения отопительного сезона 4 апреля в ПХГ страны находилось 8,75 млрд м3 голубого топлива, а в апреле было закачано лишь 0,7 млрд м3 (на 1 млрд м3 меньше от возможного).

Подводные камни прямых поставок

В последнее время информационные ресурсы Медведчука, а также топ-спикеры его политсилы активно подсовывают приманку украинскому обществу и новой власти, соблазняя прямыми поставками российского газа: мол, он будет на 25% дешевле, чем даже нынешние реверсные поставки топлива из Евросоюза. Это не только очередное подсаживание Украины на иглу зависимости от российских монопольных поставок, но и бесплатный сыр в мышеловке. Ведь вполне реальным «нагрузкой» до скидки в 25% может стать признание и оплата долгов за поставки газа из РФ в ОРДіЛО протяжении 2015-2019 годов. Формально Газпром поставлял его через ГИС «Прохоровка» и «Платово» на основании собственного прочтения контракта с Нафтогазом и постоянно выставлял за него счета украинской стороне. И речь идет об очень значительные суммы!

Согласно данным отчетности Газпрома, объемы поступления голубого топлива в Украину (а после прекращения закупок топлива Нафтогазом речь идет о продажах исключительно в ОРДіЛО) составляли 1,7 млрд м3 — в 2015 году (после того как в феврале Нафтогаз прекратил подавать туда газ и признавать поставки из РФ), 2,39 млрд м3 — 2016-го, 2,43 млрд м3 — в 2017-м, 2,74 млрд м3 — 2018‑го и 1,2 млрд м3 — за И квартал 2019-го. Таким образом, только на начало апреля 2019 года общий объем отгруженного Газпромом топлива в ОРДіЛО составляет почти 10,5 млрд м3. А это почти столько же, сколько Украина в последнее время импортирует в год. Только на декабрь 2017-го Газпром выставил Нафтогазу счет на сумму порядка $1,3 млрд за газ, который был поставлен на неконтролируемую территорию. Очевидно, что такая оплата поставок в ОРДіЛО будет означать почти двукратное подорожание стоимости газа, который мы фактически приобретали бы в России по прямым договорам, поэтому обещанная скидка в 25% — это только сыр в мышеловке.

Share