Самая бедная страна Европы

Найбідніша країна Європи

Украине нужна политика выхода из бедности, а не всеобщей уравниловки

С приближением выборов вновь активно обсуждается проблема бедности. Отмечается, что Украина является найнужденнішою страной Европы. Причем тема обычно поднимается в двух контекстах. Или противопоставление бедности большинства украинцев «невиданным от роскоши чиновников-коррупционеров и олигархов», которые якобы и является причиной нищеты основной массы населения. Или противопоставление «старым добрым временам до переворота», как это подают представители реваншистских, пророссийских сил, убеждая, что «єврореформатори» и «власть майдана» якобы и является причиной бедности украинцев. В обоих случаях речь идет о популярных, однако оторванные от реальности стереотипы о действительно масштабной проблемы бедности украинцев. Оба отвлекают внимание от объективных причин, почему же в таких нищенских условиях живет большинство граждан и почему же прогрессирует бедность страны в целом. А значит совсем не способны посодействовать решению этой проблемы, которая набирает все загрозливіших масштабов для самого существования украинского государства.

Опасные стереотипы

Миф о том, что причиной бедности немалого количества украинцев есть чрезмерный разрыв в доходах богатых и бедных, базируется на действительно чрезвычайно больших (на фоне общего уровня жизни в стране) состоянии узкого круга олигархов. Однако этих состояний или, тем более, доходов явно недостаточно, чтобы перераспределить их в пользу десятков миллионов бедных украинцев и сделать их состоятельными. Так, каждый получит дополнительно несколько сотен, от силы — тысячу-две гривен в месяц, однако это совсем не то, что может решить проблему бедности в стране и осчастливить ее граждан. Настоящая причина заключается в том, что весь национальный «пирог» является слишком малым, к тому же, вместо расти, с годами тает. Потому как его не дели, а проблему бедности украинцев и страны в целом никак не решить.

Найбідніша країна Європи

Так же является мифом и то, что причиной нынешней бедности стала Революция достоинства, устранения от власти «профессионалов» и свертывание торгово-экономических связей с Россией и ее сателлитами. В подтверждение этому приводятся такие три основные аргументы: 1) именно после Революции достоинства через бедность и отсутствие работы в стране граждане массово двинулись на рынок труда соседних, а то и дальше, европейских стран; 2) тарифы на услуги ЖКХ, особенно на ту его часть, которая связана с газом и отоплением, выросли в разы быстрее, чем доходы; 3) пенсии и зарплаты в долларах значительно ниже по сравнению с 2013 годом. Однако все эти три пункта являются лишь манипуляциями, которые, однако, имеют живой отклик у миллионов граждан. Ведь они действительно остаются самыми бедными в Европе, особенно на фоне того контраста, который они видят на Западе благодаря облегчению доступа к местному рынку труда.

Украинцы в последние годы действительно массово двинулись на заработки в близких и далеких европейских стран. Но не потому, что в Украине выросла безработица или они стали еще беднее. А потому, что доступ к местному рынку труда с недавних пор стал для наших сограждан гораздо доступнее, в то же время поток трудовых мигрантов в Россию резко сократился. Тарифы на услуги ЖКХ, особенно на голубое топливо, действительно росли в разы быстрее, чем доходы плательщиков. Однако это компенсировалось медленнее, чем темпы роста доходов, повышением цен на остальные товары и услуги, кроме того, было обусловлено тем, что стоимость услуг ЖКХ (особенно газа и отопления) длительное время искусственно занижалась. Поэтому рано или поздно пружина должна была разжаться.

Найбідніша країна Європи

А то, что пенсии и официальные зарплаты сейчас в Украине в долларовом эквиваленте действительно ниже, чем 2013‑го, обусловлено тремя факторами. Это и большая доля зарплат, которые выдаются неофициально. И снижение ставки отчисления ЕСВ с заработной платы (более 36% до 22%), который потом идет на выплату пенсий. И наконец, тем, что с 2013 года не только в Украине, но и в целом в мире произошло резкое подорожание доллара как к основным мировым валютам (например, стоимость евро упала с $1,4 до $1,1), так и товаров (особенно заметно это на биржевых товарах, таких как зерно, мясо, нефтепродукты, газ, так же и на большинстве потребительских товаров, что в Украине и в мире в долларах дешевле, чем 2013-го).

Однако то, что в основной массе украинцы не стали беднее, чем до Революции достоинства, не отрицает того, что они действительно остаются унизительно бедными, какими были и перед ней.

Параметры бедности

Традиционные и стандартизированные подходы к оценке уровня бедности в различных странах демонстрируют, что ситуация с этим явлением в Украине является едва ли не одной из лучших в мире. Например, если исходить из национальных показателей черты бедности, основанные на исчислении доли жителей, проживающих на сумму, меньшую от национального прожиточного минимума, то (по данным Всемирного банка) 2016 года в Украине насчитывалось лишь 3,8% (на фоне 5,7% в Беларуси, 13,4% в России, 22,9% в Болгарии, 28-30% в Колумбии и Аргентине, или 43,6% в Мексике). Хотя на самом деле такой результат сложился из-за занижения официального прожиточного минимума в Украине (и еще некоторых странах) на фоне более реального его отражения в других государствах. Однако оценки по таким показателям, как расходы ниже определенной суммы в долларах по паритету покупательной способности, и далее свидетельствуют, что за чертой бедности (скажем, в $5,5 по ППС в день) в Украине остается все меньше людей (6,4%), чем, скажем, в таких странах ЕС, как Греция (6,7%), Болгария (8,7%) или Румыния (18,5%). Не говоря уже о Мексике (34,5%) или Грузию (45,5%).

Опыт успешных, но в прошлом бедных, стран свидетельствует, что единственный реальный шанс преодолеть бедность заключается в увеличении совокупного национального богатства, а не совершенствовании методов перераспределения

Более тщательный анализ масштабов бедности в Украине, даже по национальным критериям определения ее границы, обнаруживает совсем иную картину. Согласно данным выборочных обследований Госкомстата, за три квартала 2018-го доходы ниже прожиточного минимума, официально установленного в законе о госбюджете, имели лишь 1,7% жителей, а ниже фактического прожиточного минимума (рассчитывается Минсоцполитики) — 29,3%. Эти цифры, кстати, наглядно иллюстрируют разрыв между реальным и официальным уровнями крайней бедности в Украине. Среднедушевой доход менее 3,7 тыс. грн, то есть на то время минимальной заработной платы, имели более 41% домохозяйств. Что и может фигурировать как показатель, близкий к реальному количеству украинских граждан, которые проживают за чертой бедности. Коррелирует с этим показателем также другой результат выборочных обследований домохозяйств, проводимое Госкомстатом. Речь идет о распределении уровня своих доходов за самооценкой. Так вот: заявили, что постоянно отказывали себе в самом необходимом, кроме питания (или даже в нем) совокупно 42,6% опрошенных домохозяйств.

Найбідніша країна Європи

По данным (которые, однако, не учитываются при установлении прожиточного минимума в законе о госбюджете) Минсоцполитики, так называемый фактический размер прожиточного минимума в ценах февраля 2019-го составлял: для детей 6-18 лет — 4,1 тыс. грн в месяц, для трудоспособных лиц — 3,7 тыс. грн (или 4,6 тыс. до уплаты налогов), для пенсионеров — 3 тыс. грн. А это означает, что официальная средняя зарплата, которую в феврале тратили украинцы (начисленная за январь — 9,2 тыс. грн), давала возможность условной семьи, в которой оба родителя получали такие суммы (то есть совокупно 14,8 тыс. грн после вычета налогов), балансировать на грани бедности, если воспитывался только один ребенок. Однако опускал такую семью значительно ниже черты бедности, если детей было двое, и отбрасывало далеко за пределы, если трое или больше. При наличии двух детей балансировали на грани бедности и работники индустриальной сферы. Если они получали среднюю по отрасли зарплату, то после вычета налогов оставалось не более 16,3 тыс. грн (при черте бедности для семьи с двумя детьми 15,8 тыс грн).

За чертой бедности оставалась абсолютное большинство семей с работников бюджетной сферы (педагоги и медики), которые имели по одному ребенку, ведь две средние по этих отраслях зарплаты после вычета налога составили лишь 11,4 и 10,0 тыс. грн. Увереннее чувствовали себя только заняты в авиатранспорте, информационно-телекоммуникационном бизнесе и банковско-страховой сфере. Конечно, что далеко за чертой бедности находилось большинство пенсионеров, ведь в январе даже средняя пенсия по возрасту (2,65 тыс. грн) не обеспечивала и 90% от прожиточного минимума для нетрудоспособных (3 тыс. грн). А минимальная не превышала 55% этого показателя.

Лишь 32,8% штатных работников в стране получали по декабрь 2018-го зарплату свыше 10,0 тыс. грн (до вычета налогов), которая давала им возможность находиться чуть выше черты бедности, даже воспитывая ребенка (самостоятельно) или двух (в браке). В промышленности таких было 41,5%, образовании — 25,1%, здравоохранении — 16,3%. Вместе с тем в финансовой и страховой сферах — почти 59%, в государственном управлении и обороне — 62,5%, на авиатранспорте — 65,6%.

Найбідніша країна Європи

Конечно, это если опираться на официальные данные. С одной стороны, известно, что в частном секторе только часть (нередко меньше) зарплаты является официальной, остальное же выплачивается «в конвертах». С другой стороны, надо брать во внимание несоответствие официально определенного прожиточного минимума реальной потребительской корзине, необходимом для обеспечения потребностей человека, особенно же, когда она снимает жилье. Эта проблема в последние годы неоднократно поднималась.

В поисках выхода

Если сравнить Украину с другими странами, что развиваются, то в ней прослеживается значительно меньше расслоение между бедными и богатыми, чем у тех, которые на протяжении последних десятилетий демонстрируют достаточно стремительные темпы роста экономики (см. «Гримасы теневой экономики»). К примеру, в Малайзии, Китае и даже Турции разница доходов между 20% самых богатых и 20% беднейших граждан есть два-три раза больше, чем в Украине. Более того, рост разрыва доходов в условиях стремительного экономического роста является закономерным явлением, ведь более успешные богатеют быстрее, чем менее успешные. В то же время благодаря экономическому развитию становятся богаче и одни, и вторые. Хоть и с разной скоростью. Причем если речь идет о широкие общественные слои, как вот 20-30% более богатой и более бедной части населения, то значительная разница доходов между ними демонстрирует еще и формирование мощного слоя более богатой части граждан как представителей малого и среднего бизнеса, высокооплачиваемых специалистов и тому подобное. Тогда как чрезмерная поляризация общества на узкий круг олигархов и сверхбогачей (с одной стороны) и бедное большинство работающего населения (из второго) в условиях медленно растущей экономики может сопровождаться незначительными различиями в уровне доходов тех самых многочисленных общественных слоев 20% богатейших и 20% беднейших граждан. Ведь и первые, и вторые и дальше остаются не очень состоятельными.

Поэтому перераспределение доходов от богатых до бедных не может быть панацеей от бедности в Украине. Наоборот, педалирование этой темы лишь усугубит проблему. Постоянная угроза потери накопленного подрывает потенциал для багатіння граждан страны, сдерживает владельцев активов от инвестирования в развитие того или иного «длинного» бизнеса. А неуверенность в неприкосновенности частной собственности, опасения того, что накопленное могут отобрать, заставляет выводить средства из страны и совершенствовать механизмы их сокрытия и заведения назад уже в форме инвестиций. Как это ни странно звучит, но страх коррупционера инвестировать, пусть даже и украденные средства, наносит развитию страны значительно больший вред, чем само их хищения. Ибо последнее означает смену собственника ресурсов, но не исключает, что он покинет ресурс, который и дальше будет работать на страну. Есть немало таких примеров в странах, которые развиваются, когда даже несмотря на высокую коррумпированность экономика достаточно стремительно растет (конечно, что такую модель не стоит брать для подражания). Зато страх инвестировать — это выведение ресурсов из экономики. А это поддерживает канібалістичну экономику суженного воспроизводства, когда такое хищение одновременно сопровождается постоянным изъятием из экономики того, что разворовывается.

Найбідніша країна Європи

В период обретения независимости Украины рыночная трансформация и переход к капитализму почему-то большинством граждан воспринималась как вступление только в число стран «золотого миллиарда», а не «какой-то там Латинской Америки» или, не дай Бог, Азии и Африки. Хотя на самом деле именно с ними в республик Советского Союза было значительно больше общего. А понимание того, что уровень жизни богатых стран является не данью рыночной экономики, а лишь результатом ее успешного развития, явно не хватало. То, что экономический рост не стало в нас приоритетом государственной политики, только ухудшило наши позиции. Если в 2004 году ВВП по ППС на человека составлял в Украине $6,3 тыс. (в Польше — $14,1 тыс., Румынии — $11,5 тыс.), то в 2018-м — $8,2 тыс. (в Польше — $28,1 тыс., в Румынии — $23,3 тыс.). И сейчас мы уже значительно менее развитые и более бедные за ряд азиатских, немало латиноамериканских и все больше африканских стран. Хотя сравнение с ними мы все еще традиционно считаем унизительным, а их уровень социальных стандартов воспринимаем как значительно хуже, чем в Украине. Так, в 2018 году ВВП по ППС страны был вдвое-втрое ниже, чем в Малайзии ($27,4 тыс.), Чили ($23 тыс), Аргентине ($18,3 тыс.) и Мексике ($18,3 тыс.).

Украина поразительно отстала уже и от тех стран, которые совсем недавно не только считались, но и были значительно беднее. В частности, сейчас мы заметно уступили Египту ($11,9 тыс.), особенно Колумбии ($13,3 тыс.) и Китая ($16,1 тыс.). В последнее время Украину стремительно догоняют некоторые страны Азии и Африки, а также беднейшие латиноамериканские. Уровень экономического развития Украины ($8,2 тыс.) сейчас фактически отвечает Индии ($6,9 тыс.), Вьетнама ($6,6 тыс.) и Нигерии ($5,4 тыс.), лишь 10 лет назад, накануне кризиса 2008-2009-х, уступали нам более чем вдвое. Причем они также растут темпами, в несколько раз интенсивнее, чем при базовых условиях предполагает оптимистичный сценарий развития украинской экономики.

Опыт всех в прошлом бедных стран свидетельствует, что единственный реальный шанс преодолеть бедность заключается исключительно в увеличении совокупного национального богатства — «общего пирога» — благодаря политике багатіння, выхода из нисходящей спирали упадка и оскудения, по которой в последние десятилетия все быстрее и быстрее двигалась вниз Украина. И отнюдь не благодаря извращением типа «совершенствование» методов перераспределения. Ведущую роль в этом процессе должна сыграть украинский неолігархічний бизнес и государство, усилия которой необходимо направить на развитие существующих и создание новых бизнесов, выявление предпринимательской инициативы и высвобождения творческой энергии как можно большего количества граждан. Работать и рисковать должно стать престижно и безопасно благодаря защищенности такого риска от силовых рейдерских атак или правового беспорядка. Право собственности, возможность пользоваться плодами своего труда надо оградить не только от посягательств силовых структур, но и от популистских инициатив политиков, которые ратуют за перераспределение «чужого, которого не жалко». Потому страна так и не сможет вырваться из спирали прогрессирующей бедности и отставания от всего мира.

Украинская буржуазия сформировалась в постоянной конфронтации к чужой ей олигархически-чиновничьего государства как механизма власти, а потому стремится минимизировать свое взаимодействие с ней. Однако дальнейшая судьба буржуазии и необходимые изменения в стране зависят от способности наконец повзрослеть и перейти от инфантильного отрицания государства, от спорадических протестов против неприемлемых действий власти и навязанного ею олигархата, — до более зрелого и ответственного подчинения государства и превращение ее в инструмент собственной политики. Избежания ответственности и инициативы приведет к тому, что «жизнь дистанцированно от государства» будет одинаково прекращено от имени того же государства, но силами, чужими среднему классу. То нынешним олигархически-коррупционный конгломерат, который контролирует и заставляет работать на себя систему власти независимо от того, кто формально занимает ту или иную высокую должность. То новыми популистскими силами, которые в случае дальнейшей деградации нынешней системы могут установить диктатуру «сильной руки». Единственный выход для среднего класса — взять на себя инициативу и ответственность. Только активные действия, а не бесперспективные попытки скрыться или встроиться в игру по чужим правилам, способны привести к позитивным изменениям.

Share