Сам позволяю, сам нищу: экологи обвинили лесоводов в подделке документов для «санитарных» вырубок

Экологи считают, что во многих случаях лесоводы берут себе в соратников короедов, чтобы оправдать массовые санитарные вырубки украинских лесов. (Фото с сайта inlviv.in.ua.)

Лесники уверяют: те 40-45 тысяч гектаров, на которые ежегодно уменьшаются украинские леса, режут только с разрешениями, не больше, чем в Европе.

 

Жалуются на нелегальных лесорубов. Сокрушенно объясняют: каждый год приходится уничтожать лес через санитарные рубки, защищаясь от верхушечного короеда.

 

Насекомое это нападает ослабленные деревья, которые массово усыхают через засушливый климат.

 

Короед за индульгенцию

Сплошные вырубки лесоводы объясняют так: если на гектаре часть насаждений поражена короедом и засохла, их можно забрать так называемой выборочной рубкой.

Но те деревья, что остаются, все равно будут болеть и всихатимуть, становясь жилищем для вредителя.

Поэтому измеряют всю пораженную участок, срезают ее на предубеждения, а сажают молодняк. Хотя и это останавливает короеда ненадолго. Всегда ли правы лесники, которые борются с короедом рубкой?

То, что сажают…

Фото с сайта sumylis.gov.ua.

…и то, что рубят.

Фото с сайта snpa.in.ua.

Директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко, противник санитарных рубок, считает, что лес должен жить в естественном состоянии, и больные деревья тоже необходимы: «Санитарные меры нужны лесникам, ведь срубленные деревья они продают», — прокомментировал он ситуацию розслідувачам информационно-аналитического еженедельника «Детали».

Собственно, лесники не скрывают, что срезанный санитарно лес тоже продают, если качество позволяет. Говорят: рубки назначаются по предварительной экспертизой лісопатологів и соглашаются на областном уровне. Экологи указывают: разрешения на вырубки выписывают лесникам их же коллеги, поэтому такие проверки считают сомнительными.

«Санитарные рубки не имеют экологического обоснования. Ведь акты санитарно-патологического обследования часто формально заполняют даже сами лесопользователи. То есть — сами рубят, сами обследуют, сами выписывают необходимые для легитимизации документы», — говорит эколог-активист Анатолий Павелко.

По словам эколога Екатерины Норенко, настоящее бедствие с массовым усыханием и их поражением короедом — следствие безграмотной советской стратегии. Тогда все густо засаживали монокультурно — сосной, чтобы выросло больше кубометров древесины.

«Как только появляется вредитель, он может напасть только на одну породу и на один возраст деревьев. Но если все деревья — сверстники, то страдает весь лес. Именно поэтому и имеем массовые эпидемии короедов», — подчеркивает она.

В Иванковском лесничестве Киевщины, кстати, признают просчеты, поэтому в последние годы пытаются исправить ошибки советских предшественников: вместе с сосной высаживают ряды дубов и берез. За 70-80 лет лиственные деревья образуют «заграждения» для короеда, защищая сосну.

Хроническое лісонищення

Представители Гослесагентства просят не волноваться относительно массовых вырубок. Говорят, что в Европе так же ведут борьбу с вредителями, альтернативы — нет.

Например, в Германии, при такой же площади насаждений, рубят в три раза больше. Кроме того, по подсчетам Гослесагентства, в Украине ежегодно нарастает древесины больше, чем уничтожается. Тем временем объемы нелегальных уничтожений таки поражают.

Представители государственных служб свидетельствуют: объемы могут составлять до 20 тысяч кубов древесины ежегодно. Это тысяча грузовиков, или более ста гектаров.

В основном нелегалы режут лес не сплошняком, а небольшими партиями, чтобы это не было видно с воздуха, — на заказ. Потом часть древесины можно приобрести у лесхозов, чтобы легализовать все срезанное.

«Часть древесины покупаете законно, часть — нет. Потом законно продаете изделия из незаконной древесины, используя документы о приобретении в законную сырья», — объясняет схему активист Анатолий Павелко.

Цены на кругляк в Украине в несколько раз ниже европейских. Один кубометр сосны стоит от тысячи трехсот до тысячи семисот гривен. Вдвое дороже десен. А дуб продают по пять и более тысяч за один куб.

В то же время признают, что документы не всегда есть, но если заказчику очень надо — то можно и сделать. Если посчитать среднюю стоимость кубометра леса в Украине как три тысячи гривен, то общий объем нелегального рынка составляет несколько десятков миллионов гривен.

Даже в заповедных лесах срезают целые урочища. Вырубки ценных пород карпатских лиственных лесов, в частности дуба и бука, приводят к опасным последствиям — в горах начинаются оползни и наводнения…

«У бука идеальная корневая система: глубокая и разветвленная. Одно дерево задерживает на сутки до 60 литров воды. Вся избыточная влага уйдет в реки, а потому вырастет уровень воды», — объясняет эколог, аналитик ОО «Экология-Право-Человек» Екатерина Норенко.

И не только в Карпатах редеют леса. На Полесье, Волыни, Киевщине, Черниговщине ситуация не лучше.

Неуловимые лесорубы

Почему нарушителей не ловят? В Минэкологии оправдываются: банально не хватает технического оснащения охраны и достаточного количества людей.

«На каждого инспектора возложена охрану определенного участка — 300-500 гектаров. Но он не может быть на месте круглосуточно. У инспектора рабочий день длится восемь часов, два выходных в неделю», — объясняет заместитель директора департамента природно-заповедного фонда Минприроды Сергей Матвеев.

Тем временем на протяжении последних пятнадцати лет только массовыми вырубками было истреблено 800 тысяч гектаров украинских лесов. Гослесагентство утверждает, что на месте вырубленного леса высадили новый, и даже больше, чем срубили. Мол, баланс поддержано.

И экологи подчеркивают: новый лес еще надо ждать, а качество новых посадок обычно желает лучшего: «Крупнейшие скандалы недавно были в Одесской и Волынской областях. Там срубили старовікові дубовые леса, а насадили снова монокультуру. То есть рубят лучше, а сажают себе такое», — говорит аналитик ОО «Экология-Право-Человек» Екатерина Норенко.

В ситуации, когда арбитрами и судьями назначено фактических истребителей, украинским лесам действительно туго.

Share