Революция по литовскому рецепту

Революція за литовським рецептом

Как Вильнюс добывал свое право на признание

Пели, держались за руки, размахивали флагами и скандировали лозунги в огромной толпе. Это лишь несколько воспоминаний міленіалів о событиях 30-летней давности. Революции 1989 года изменили лицо Центральной и Восточной Европы. Теперь они есть только далекой историей совсем других времен. Для некоторых надежды на изменения сбылись слишком быстро, другие же наслаждаются плодами успеха, которых они даже не ожидали.

«Война была давно», — написала на своей страничке в Facebook молодая и успешная литовка Ева, руководитель отдела коммуникаций в одной международной компании. Этот пост от 9 апреля облетел всю сеть и сегодня уже стал мемом, который идентифицирует определенную часть населения.
Дело совсем не в войне. Это лишь метафора, которая показывает, насколько жизнь в Литве изменилось. Если конец 1980-х и начало 1990-х можно назвать порогом, где бедность, страх, хаос, беспредел и чуть ли не война были пропитаны безумными надеждами и планами на неопределенное будущее, то эта стартовая точка современной Литвы была бы недостижимым стандартом по сравнению с другими странами бывшей советской тюрьмы народов.

Не оглядываться назад

То где же мы оказались через три десятка лет? Именно этот вопрос все еще вызывает бурные дискуссии. Литовцы, часто склонны к чрезмерной самокритике, обычно обращают внимание на темные стороны вместо замечать положительное. Ева попыталась сделать именно это и вызвало широкую дискуссию, которая вылилась в самые разные соображения. Даже сама глава Литвы Даля Грибаускайте, заканчивая свою каденцию, не только сделала обзор собственного десятилетие при власти, но и предложила более широкий анализ.

«Наблюдаются и конфликты, и споры в разных «пузырях», но я беру на себя смелость утверждать, что в принципе с нашей страной все в порядке. Мы учимся жить в свободе, я вижу большие самопожертвования и людей, неравнодушных ко всему. Зрелость нашего государства свидетельствует о ее международное признание: имя Литвы произносится с почтением и доверием, мы имеем собственный голос в ЕС и НАТО, наши идеи имеют вес, мы формируем международную повестку дня и не позволяем нами манипулировать», — сказала президент, упомянув при этом и поддержку Литвой Украины.
Его второй и последний президентский срок истекает в июле, поэтому в своем последнем выступлении она не просто предостерегла не оглядываться назад, на Восток, а посоветовала смотреть вперед еще 30 следующих лет. «Мы живем в хорошие времена. У нас большой потенциал в био-, кибер — и информационных технологиях, сфере публичных услуг. Мы можем гордиться скоростным интернетом и в рейтинге е-услуг принадлежим к первой пятерки европейских государств. Наши ученые способны предлагать изобретения не только местной экономике, но и всему миру. Данные и человеческий интеллект — вот нефть наших дней. Литовский финтех-сектор из более чем 170 компаниями — свидетельство нашего роста», — продолжила Грибаускайте, президент Европейского центрального банка Марио Драги подтвердил это, сообщив, что в настоящее время Литва является вторым в Европе после Британии месту, где стоит учиться финансовых технологий.

Одна из стран с самым благоприятным для инвестирования в стартапы климатом (и 29-и в мире в рейтинге конкурентоспособности от швейцарского Международного института развития менеджмента), Литва еще до сих пор переживает экономический бум, пусть и несколько замедлен. Средняя зарплата с вычетом налогов составляет €800 и дальше растет, средний ВВП на человека — €27,9 тыс. на год, и это четко видно в определенных слоях общества. Традиция эмиграции наконец закончилась (от прошлого года в Литву приезжает больше людей, чем выезжает), а потребление достигло исторического максимума: люди могут позволить себе покупать лучшие товары, лучшие автомобили, а банки имеют более высокие процентные ставки на фоне резкого повышения спроса на новое жилье (а также на строителей с Украины) и участившихся оговорок о приближении нового финансового кризиса.
Если несколько лет назад люди жаловались на рост цен, то сейчас экономисты, как Жиґімантас Мауріцас, говорят о росте среднего класса и его доходов, которые уже превысили аналогичные показатели некоторых более старых стран ЕС, например, Греции. «Младшее поколение литовцев (25-49 лет) имеет более высокие доходы, чем их сверстники в странах ЕС», — пишет он и добавляет, что в целом рост ВВП на душу населения в Литве в этом году составило 82% от среднего по ЕС и может превысить его в 2034-м при ежегодном росте на 3%, если не будет кризиса.
Мало кто хотел бы смотреть на все через розовые очки, однако в среднем литовцы все еще тратят больше, чем зарабатывают, особенно молодые, которые не помнят кризисов 2008 и 1990 годов, а особенно трудности конца 1980-х и начале 1990-х, когда они еще под стол пешком ходили или еще не родились.

Сливки общества

Именно об этом и был пост Евы, когда она написала только о литовский средний класс не богатых, которые нажили себе состояние в бизнесе за десятки лет, а скорее про сливки литовского общества — преимущественно городских, молодых, полных надежды и западных по духу людей, что зарабатывают от нескольких тысяч евро в месяц.

«Мы приобрели новый пылесос, и я подумала, что он будет не хуже тот, который мой папа купил 17 лет назад на блошином рынке в Германии, когда пригнал оттуда старого «мерседеса». А еще подумала, как все изменилось: мы покупаем подержанные автомобили, ремонтируем и продаем их Украине, когда можем позволить себе новые машины и новые фирменные покрышки. Мы балованные: видели все эти оперы и мюзиклы в Лондоне и Риме, можем забавляясь поехать в Танзании, Кении, Аргентины, а Новая Зеландия, Австралия и Азия уже слишком привычные для нас. Я помню, как моя мать ездила в путешествие по Франции на автобусе, а теперь за несколько лет она побывала уже на всех континентах. Нам трудно выбрать место для обеда-за многообразия вариантов. Мы уже все это попробовали, лакомимся трюфельным маслом, пьем латте с цитронелою и экзотические коктейли по €12, покупаем дорогие гели для душа, шампуни, зубные пасты, роботов и прочую дорогущую бытовую технику. Мы подписываемся на Netflix и Amazon Prime — 100 евро в месяц за хороший контент. Почему бы и нет? Мужчины ухаживают за бородами и усами, модные барбершопи процветают. Спа, массаж, теннис — все абонементы раскуплены заранее. Несколько лет назад мы занимались оборонкой и кибербезопасностью, а ныне озабочены статусом женщин и правами животных. Даже наши кошки испражняются на специальные хлопчато-силиконовые гранулы и едят только сбалансированный корм», — пишет Ева.
Конечно, это вызвало бурю реакций — от смеха до возмущения. Ведь она писала исключительно о до сих пор небольшую группу людей, едва 10 тыс., в стране с населением 2,8 млн. Самой Еве недавно исполнилось только 27 лет, так что она молодая міленіалка из поколения рожденных в 1980-е и в начале 1990-х. Она не видела резких изменений, которые пришлось пережить ее родителям во время краха коммунизма и в первые годы дикого капитализма, в попытках приспособиться к «западным стандартам» — эта фраза до недавнего времени была популярной и магической и означала погоню за стандартами жизни на Западе.

Успех от надежды и с нуля

Тогда, в 1989-м, в Литве, как и везде в Восточной и Центральной Европе, будущее вообще представлялось неопределенным: надежды вперемешку с мрачными прогнозами. Развал советской империи и ее экономики, фитиль, очереди в немногочисленных магазинах с жалким ассортиментом — все это для Евиного поколения является серой картинкой из прошлого, никогда невиденной на собственные глаза.

Однако действительность ближе, чем кажется. Именно по этой причине хит HBO «Чернобыль» снимали преимущественно в столице Литвы Вильнюсе, в одном из районов, похожих на Припять. Ведь большинство жителей 700-летнего Вильнюса все еще живет в многоэтажках советской эпохи. Но надежды на революции 1989 года, которые положили конец коммунистической власти в Центральной и Восточной Европе, оставили разные следы в странах, спрятанных когда-то за железным занавесом.

Начнем с того, что они никогда не были в равных условиях. От 1940-х и до падения железного занавеса жизни в Литве под советской оккупацией и, скажем, в социалистических Польше, Венгрии или даже ГДР очень разнилось. Для россиян страны Балтии уже казались Западом, а для прибалтов жизнь немцев, поляков или чехов даже при социализме было похоже на «западную мечту». Мало кто мог представить себе, как оно будет через несколько лет после развала СССР или и несколько десятков лет назад. Но кто бы ни был при власти, хоть бы что говорила Москва, а страны Балтии, Польша, Венгрия, Словакия, Чехия и в определенной степени Болгария и Румыния решили заскочить в поезд ЕС и НАТО. Это потребовало радикальных, иногда болезненных, но необходимых реформ. Они не были быстрыми, безупречными, не искоренили коррупции и популизма и не сделали всех и каждого счастливым. Но сомнения относительно выбранного направления никогда не было, и это дало свои плоды. По крайней мере Литве реформы добавили западного менталитета в государственный сектор, бизнес и быт.

«В феврале 1990-го я впервые открыла дверь в парламент после первых свободных выборов. Тогда мне было 32, почти ребенок», — написала недавно Раса Юкнявічене, долгое время член парламента, бывший министр обороны и глава Парламентской ассамблеи НАТО, недавно избранная депутатом Европарламента от Литвы. По ее словам, 30 лет назад она (в те времена простая провинциальная врач) и представить себе не могла, что впоследствии будет присутствовать на международной арене, представляя независимую Литву, и общаться на равных с главой Пентагона, отстаивая интересы не только Литвы, но и Украины. Госпожа Юкнявічене принимала участие в бурных событиях 1989-1991 годов и стала активной сторонницей НАТО, Соединенных Штатов и Украины. Она побывала на линии фронта на Донбассе и поддерживает Киев на международной арене при каждой возможности. Одним из ее недавних шагов в ПА НАТО было приглашение руководителя неправительственной организации Blue/Yellow («Сине-желтые»), которая оказывает поддержку Украине, Йонаса Огмана на сессию ПА с выступлением о ситуации в Украине.

За годы изменилось многое и для многих. «Когда мы захотели создать армию по западным стандартам, то столкнулись с гигантскими вызовами, ведь тогда в нашем войске было еще много советского. Опять-таки другого опыта мы не имели, а в 1994-м, когда я вернулся домой с курсов подготовки офицеров в Германии, то был первым литовским офицером, который попробовал на вкус армию Запада. Нам приходилось учить все: процедуры, тонкости подготовки, языка, и выжить дух оккупации после 50 лет оказалось нелегко», — рассказал недавно главнокомандующий Вооруженных сил Литвы генерал Витаутас Жукас, который вскоре покинет свою должность. Тогда, в 1989-м, он был маленьким и худеньким добровольцем с усиками и зеленой повязкой на рукаве, одним из немногих вооруженных охотничьими и спортивными ружьями, а то и просто железными дубинками, кому суждено противостоять советской армии и танкам. С тех первых добровольцев впоследствии и образовалось ядро литовской армии, созданной с нуля. Теперь, спустя 30 лет, литовские военные помогают обучать своих украинских коллег «стандартам НАТО».

И хотя литовцы же любят стонать и время от времени сетовать на то, какой высокий уровень жизни в Польше, Чехии, а особенно Эстонии, исходные позиции страны с маленьким населением и практически без природных ресурсов, насмешливые предостережения из Москвы «и куда же вы без нас?» были такие же, и образы постепенно отходят в прошлое.

Превзойти ожидания

Сегодня уже больше литовцев, выезжая за пределы страны, считают себя принадлежащими не к Восточной, а к Западной Европы. Достаточно большое количество, но точно не известно, сколько (возможно, полмиллиона) литовских иммигрантов уехало за границу в поисках высокой зарплаты или любой работы, чтобы помогать своим семьям, и уже не вернулось.

Государственные программы, которыми управляют яппи (такие, как Ева), — Create Lithuania и Invest Lithuania, — вовсю охотятся на молодых профессионалов с опытом работы за рубежом, чтобы привлечь их обратно на Родину. Одни возвращаются и приносят с собой очень отличную бизнес-культуру и вообще другой подход к рабочей среде: маленькие безделушки для улучшения микроклимата в компаниях, государственном секторе или территориальных общинах. Все это нечто очень естественное на Западе, но для некоторых здесь до сих пор непривычное.

Некоторые из тех, кто вернулся, не требовал никакой помощи от государства и заработал себе свой небольшой достаток. Сейчас 65-летний Сіґітас получает €350 пенсии на месяц и зарабатывает еще дополнительно €650, подрабатывая механиком. «Этого мне хватает», — говорит он. Сіґітас прожил 13 лет в Швеции и еще шесть-в Дании, где основал небольшой бизнес, начав с водителя грузовика в мелкой логистической компании вместе с латышом, с которым подружился еще в армии в советские времена. Их компания выросла, три грузовика превратились в полсотни, Сіґітас заработал достаточно, чтобы купить себе дом под Вильнюсом и купить авторемонтную мастерскую. Он вернулся, как и много реэмигрантов, за ностальгию.

Президент Грибаускайте предостерегла, что 64% населения все еще недовольны тем, как работает демократия. Недоверие к политическим партиям, парламенту, правительству все еще высока. Определенные решения или действия, как политическая глухота, попытки контролировать СМИ, правовые институты, незнание Конституции, — это разрушительный путь, предупредила президент. Однако многие из этих повседневных проблем очень часто оказываются привычным делом в европейской политике: есть институты, неправительственные организации, ведущие прозападные партии и группы, а также независимые СМИ, что способствует самоконтролю государства. Одной из новейших признаков свободного общества стал парад ЛГБТ в Вильнюсе на прошлой неделе.

Лишь девять лет назад во время первого парада ЛГБТ-сообщество имело немало поводов для страха: зажатые и отгорожены в отдаленном районе Вильнюса, под охраной большого количества полиции, они прошли маршем в окружении сердитого толпы, под градом камней и брани. В этом году парад был больше похож на праздник в центре, с минимумом полиции, без обид и нападений, без инцидентов, арестов — просто тысячи счастливых людей, и не только с ЛГБТ-сообщества, но и случайные поклонники, семьи с детьми. Еще один мирный марш с требованиями защищать права человека. Горстка возмущенных имела возможность выразить свое недовольство и еще больше разозлилась за недостаточное к себе внимание. Мало кого на самом деле волнует это вопрос, который девять лет назад вызвало широкий резонанс.

Сдвиги в ментальности становятся все более заметными, когда отмечают общенациональные события. В целом они похожи на праздник: компании и семьи отдыхают в выходной день на людях, без лишней помпы, обязаловки и хмурых лиц. Литовцы ежегодно становятся счастливее, и это заметно. Такой теории, возможно, еще в этом году предстоит пройти творческое испытание во время празднования 30-й годовщины «Балтийского пути» — живой цепи из 2 млн людей длиной 675,5 км, который протянулся через три балтийские страны. Автор этих строк тоже стоял в цепи, а сейчас это лишь теплое воспоминание о тех временах, когда литовцы и другие народы пытались осуществить свои надежды. И, несмотря на все ухабы на пути, их надежды, похоже, превзошли определенные надежды.

Share