Революции в День сурка

Революції в День бабака

Фото: REUTERS

В волны бархатных революций и развала Югославии сербы не видели в пределах ЕС, как немцы, шанса для своего нового национального объединения

В Украине и республиках бывшего Советского Союза и до сих пор остается загадкой, как когда найвідкритіша коммунистическая страна Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ) за несколько лет распалась в кровавой войне и трудных преступлениях со времен Второй мировой войны. Ответ является комплексной и достигает периода других революционных волн, которые с конца 1960-х накрыли Европу и социалистическую Югославию. Сначала была революция 1968 года, которая стала первым серьезным бунтом югославской молодежи против коммунистической номенклатуры.

Инспирированные протестами на Западе, студенты быстро распространяли идеи через летние лагеря на адриатическом острове Корчула и между университетами в Белграде, Загребе, Любляне и Сараево. Крупнейшие студенческие протесты 1968-го происходили в июне в Белграде, во время них не требовали демократизации общества и свободных выборов, а укрепление антикапиталистической и социалистической доктрины. В этот период образовался лучший интеллектуальный слой нового поколения югославского социализма, многие и до сих пор активно действует, как писательница Славенка Дракулич (недавно украинском языке было опубликовано ее книгу «Как мы пережили коммунизм и даже смеялись», 2019), известный в мире философ Славой Жижек, социолог Небойша Попов, художница и актриса Яґода Калопер и кинорежиссеры Ненад Пуговский, Райко Ґрлич, Желымыр Жилник (украинского происхождения). Бунт закончился диалогом с Иосифом Брозом Тито, который поддержал требования студентов. Позже с этим движением таки расправилась компартия. Некоторые участники и лидеры стали диссидентами и покинули страну, как профессор Драґолюб Мичунович, который в политическую жизнь вернулся аж в конце 1980-х годов и стал одним из восстановителей проевропейской Демократической партии, другие ждали случая, например, известный сербский писатель Вук Драшкович, что после падения коммунизма возглавил оппозиционное националистическое движение.

«Хорватская весна»

Вторая волна бунта против югославского централизма и требования по проведению реформ была следствием революции 1968-го, но она уже имела характер национального пробуждения. Условия для того создало очередное охлаждение отношений между СФРЮ и СССР за то, что дожиттєвий маршал Тито сменил главу югославской разведки, твердого коммунистического централіста и сербского просоветского кадра Александара Ранковича. На последнего Москва рассчитывала как на преемника маршала. Речь идет о так называемой «хорватскую весну — культурно-политическое движение в Социалистической Республике Хорватия в начале 1970-х годов. Его участники настаивали на большей свободе и автономии для Хорватии в составе югославской федерации и одновременно на более прочном утверждении хорватского языка и идентичности. Реформистский, или, как его еще называют, национальный хорватский движение зародилось, как ни странно, в рядах Союза коммунистов Хорватии 1970-1971-го. Тогда требованием была реформа не только политической системы и культурных институтов, но и экономики и системы ценностей в целом. Тито этот раз решительно решил сурово расправиться с хорватскими реформаторами, считая их прежде всего националистами и врагами Югославии. Во время «хорватской весны» произошли преследования и аресты свыше 2 тыс. лиц, среди них и Франьо Туджмана, позже первого президента независимой Хорватии.

Подстрекательство национального вопроса в Сербии во второй половине 1980-х повлияло и на другие югославские республики, в частности на поднятие індепендентських движений в Словении и Хорватии. Период перестройки в СССР и приближение конца холодной войны лишь укрепил эти тренды

Для введения политической и этнической равновесия в многонациональной федерации Тито проводит чистку также среди партийных кадров и функционеров Социалистической Республики Сербия. Он устраняет представителей «сербских либералов», которых также обвинили в национализме, антисовєтизмі, антититоїзмі. Соответствующие мероприятия были проведены и в Словении. Чистки коснулись высшего руководства компартии страны, а именно ее председателя Марка Никезича и его секретаря Латиницы Петровича. Сербские «либералы» имели специфическое, то есть либеральное отношение к сербскому вопросу на просторах бывшей Югославии: осуждали централизм и выступали за большую эмансипированность всех югославских республик.

После «хорватской весны» наступило «хорватское молчание», длившееся до конца 1980-х годов и распада Югославии. Относительно сербских либералов, то на их место пришли «тихие коммунистические бюрократы», которые с 1980-х стали основой развития сербского национализма и так называемого великосербського проекта, который использовал институции Югославии (партию, разведку и министерства силы) против других республик и народов в федерации, где проживали этнические сербы, в частности в Хорватии и Боснии и Герцеговине.

«Йогурт-революция»

Новая Конституция социалистической Югославии с 1974 года была компромиссом Тито с растущим влиянием национальных политических элит в каждой из шести республик и фактически стала финальным шагом к образованию федерации почти отдельных национальных государств (за исключением Боснии и Герцеговины, которую создают три конститутивные народы: бошняки, сербы и хорваты).

Смерть Иосифа Броза ослабила коммунистическую идеологию и открыла дорогу новому национальному возрождению. Сербия активно готовилась к решения своего национального вопроса. Для националистических сербских элит Югославия не считалась федерацией равноправных государств, а средством сохранения «всех сербов в одной державе», то есть сербов из Хорватии, Боснии и Герцеговины, Черногории и Сербии в одном государственном образовании. Подстрекательство национального вопроса в Сербии во второй половине 1980-х повлияло и на другие югославские республики, в частности на поднятие індепендентських движений в Словении и Хорватии. Период перестройки в СССР и приближение конца холодной войны лишь укрепил эти тренды.
Пользуясь изменением международной ситуации, введением перестройки и вичерпаністю блокового разделения, председатель центрального комитета Союза коммунистов Сербии Слободан Милошевич с 1986 года поднимает вопрос реформы Югославии, в частности Сербии. Рост протестных настроений в Юго-Восточной Европе он использует не для введения Югославии и Сербии в европейское сообщество (предшественник ЕС), а для новой централизации и решения сербского вопроса силовым путем.

Перекрестком в политической жизни СФРЮ считается восьмое заседание Центрального комитета Союза коммунистов Сербии 23 и 24 сентября 1987-го в Белграде, на котором Милошевич из своего ближайшего окружения устранил умеренные кадры. Незадолго новое руководство Сербии отменило два автономных края, что существовали в ее составе: северо-многонациональный край Воеводина и южный край Косово, где отчетливо доминировали этнические албанцы.

Политические перемены начались в 1988 году протестами в Белграде и Новом Саде, а кульминация наступила с устранением умеренных политических кадров в Воеводине, так называемая йогурт-революция (демонстранты бросали в здание парламента Воеводины пластмассовые стаканы с йогуртом). «Бархатные революции» из Юго-Восточной Европы не имели своего «мягкого» влияние на развал бывшей Югославии, который состоялся в вооруженном конфликте. Политологи Линц и Степан считают, что в СФРЮ произошел противоположный процесс от того, что происходило в странах Варшавского договора. Упомянутая выше Латинка Перович считает, что «Весна народов» и волна массовых протестов в коммунистической Европе 1989-го коснулись и СФРЮ, но они там имели совсем другое отражение: трансформация коммунистических кадров в националистические, торможение процесса приватизации, разрушения достижений современного образа жизни и зачатков демократии. С сентября 1988 года по март 1989-го организовано демонстрации, забастовки, митинги во всех крупнейших городах Сербии и Черногории. Эти события на просторах бывшей Югославии называют еще Антибюрократичною революцией, то есть изменения бывшей коммунистической номенклатуры, которая не хотела подчиниться Милошевичу. СМИ изображали эти протесты как спонтанные и будто самостоятельно организованные недовольным народом, но ими полностью скрыто руководила партийная структура Слободана Милошевича. В Белграде в ноябре 1988 года в протестах приняло участие до миллиона человек.

Революції в День бабака

В январе 1989-го в Черногории массовые демонстрации было устранено старое партийное руководство, которое также заменили союзники Милошевича — молодые политики Момир Булатович и Мило Джуканович. Джукановича позже избрали премьером, и в свои 32 года он стал фактическим лидером этой республики и является им до сегодня.

Милошевич и его окружение попытались организовывать похожие митинги и в других югославских республиках, но им это не удалось. Самая сильная реакция на централизацию Сербии наблюдалась в Косово. В ноябре 1988-го организуются протесты в городах края и требуется больше автономии для Косово. Всеобщая забастовка против политических изменений, которые там руководствовались из Белграда, было объявлено в феврале 1989-го. Демонстрации имели характер албанского национального возрождения, в частности большую роль играли забастовки албанских шахтеров в городе Старый Трг. В марте того же года Сербия вводит в Косово чрезвычайное положение и назначает совершенно новое руководство, преимущественно сербского происхождения.

В мае 1989 года Слободан Милошевич был избран президентом Сербии, а в июле 1990-го Союз коммунистов Сербии и Югославии трансформировали в Социалистическую партию Сербии, которую также возглавил Милошевич. На должность главы Сербии Милошевича переизбрали в декабре 1990 года при поддержке 65% голосов избирателей. На парламентских выборах, которые бойкотировали албанцы, партия Милошевича получила почти 80% парламентских мест.

Кровавая «балканская весна народов»

Белград тогда больше смотрел на развитие событий в СССР, чем на демократическую спраглість в государствах Центрально-Восточной Европы. После Антибюрократической революции и назначение лояльных к Милошевича кадров в Сербии протестовать начала и оппозиция. Упомянутый выше лидер студенческих демонстраций 1968-го Вук Драшкович в начале 1990-х годов стал оппозиционным лидером Сербского движения возрождение. Он не был ни сербским Гавелом, ни Валенсой.

Харизматичный и бородатый писатель сначала находился в союзе с сербским радикалом Воиславом Шешелем и пропагандировал националистические идеи. 9 марта 1991 года Милошевич танками разогнал демонстрации в Белграде, которые организовывала сербская оппозиция во главе с Драшковичем. Неделей позже командующий югославской армии генерал Велько Кадиєвич вылетел в Москву искать поддержку в применении силы и смене лидеров «балканской весны народов» в Словении и Хорватии. Москва отказала. ГКЧП и первые дни попытки военного переворота в СССР в августе 1991-го с радостью встретили в белградских кабинетах. Но рано начали праздновать…

Латинка Перович правильно отмечает, что создание всех югославских образований после Первой и Второй мировых войн сербы чувствовали как расширение собственного государства. Поэтому в процессе падения коммунизма в Юго-Восточной Европе сербским националистическим политикам приоритетом было не членство в ЕС, а сохранение Югославии. Когда это не удалось, Белград пошел на другой шаг, который должен был объединить все государства или территории, где проживает многочисленная сербская община. Этот проект вовлек целый регион в десятилетнюю войну, массовые преступления, геноцид, егзодус и интервенцию НАТО.

Объединение сербских земель фактически пропагандировали все основные политические субъекты в Сербии, но они его по-разному видели и называли. Правящие социалисты Милошевича стремились расширить новое государственное образование Союзную Республику Югославия (СР Югославия заменила СФРЮ), а вторая по численности поддержки избирателей Сербская радикальная партия Воислава Шешеля — создать «Великую Сербию». В июне 1991 года Словения и Хорватия покинули органы власти СФРЮ. На референдуме о независимости Хорватии 93% проголосовали «за». Хорватия и Украина — друзья-ровесники: Загреб один среди первых признал независимость Украины, а Киев — Хорватии.

В то время, когда бывшие советские сателлиты в Балтии, избавившись от оков СССР, быстрыми темпами бежали в Западную Европу, Сербия снова смотрела в сторону России. В Хорватии возник замороженный конфликт по образцу Молдовы, Грузии и Азербайджана. Республика Сербская Краина была самопровозглашенной сепаратистской областью, образованной в 1991-м в центре и на востоке Хорватии. Ее сформировали этнические сербы с помощью тогдашней Югославской народной армии и парамилитарных группировок из Сербии. Сербское население тогда было мобилизовано на конфликт из-за недовольства результатами первых многопартийных выборов в Хорватии и приходом к власти правоцентристского правительства и президента Франьо Туджмана. Республика Сербская Краина занимала около 30% территории Хорватии, и в ней проживало примерно 300 тыс. в основном этнических сербов.

Война в Боснии и Герцеговине началась весной 1992-го и длилась более трех лет. Конфликт продолжался между представителями трех народов: бошняками, сербами и хорватами. Сербские силы безопасности в Боснии имели много оружия бывшей Югославской народной армии и получали значительную военную поддержку из соседней Сербии. Они контролировали около 70% территории Боснии и Герцеговины и заставили хорватов и бошняков объединиться. Несмотря на три года осады Сараево, массовые преступления в Сребренице стали переломным моментом не только в боснийском, но и в югославском конфликте в целом. Через месяц после того, как Армия боснийских сербов разгромили анклав Сребреницу, более 200 военных самолетов НАТО нанесли удары по сербским позициям, что открыло путь к окончанию войны в боснии. Через четыре года конфликт в Косово также было решено силой. 1999-го авиаудары НАТО остановили массовое изгнание этнических албанцев сербскими военными.

Последняя революция?

Слободана Милошевича был свергнут в ненасильственный способ во время массовых протестов в октябре 2000-го в так называемой Бульдозерной революции, которая точно совпала с 12-й годовщиной «йогурт-революции». Многие аналитики тогда считали, что это была среднеевропейская Бархатная революция, которая опоздала более чем на одно десятилетие. Большое количество граждан верила, что теперь Сербия и Черногория быстрыми темпами будут направляться в ЕС и продолжат оттуда, где все и было остановлено в 1980-х. Однако напрасными были эти надежды. Трения между Сербией и Черногорией вели к новому дробление Балкан 2006-го, а двумя годами позже и Косово провозгласило независимость в одностороннем порядке при поддержке Запада. Здесь Белград вновь оборачивается в сторону Москвы…

Очень распространена местная метафора, происшествия от Бархатной революции в украинской Революции достоинства для Сербии постоянно повторяются, что можно назвать так называемым Днем сурка. Три десятилетия от бархатных революций в Сербии оппозиция и власть снова на улице. Уже более полугода оппозиция во всех крупных городах организовывает протесты против действующего президента Александара Вучича и его Сербской прогрессивной партии. Вучич когда также был близким соратником сербского радикала Шешеля, а сегодня он в коалиции с Социалистической партией Сербии, которую возглавляют политические потомки Милошевича. Оппозиция обвиняет сербского президента и его коалицию в авторитарном правлении, коррупции, манипулировании СМИ, деградации демократических институтов, блокаде парламента, давлении на оппозицию и тому подобное. Зато Вучич по методу Милошевича со времен Антибюрократической революции конца 1980-х также сегодня организует митинги в свою поддержку по Сербии, которые под принуждением выводят держпрацівників.

Поскольку сербскую «Бульдозерную революцию» часто связывают с украинской Оранжевой, немало СМИ и в современных сербских протестах оппозиции видят развитие событий, которые могут привести к тамошнего Майдана. Но, как и в 1989-м, процесс политической динамики сейчас в Сербии противоположный тому, который происходил в Украине пять лет назад. Протесты в Сербии отнюдь нельзя назвать Євромайданом. Сербская оппозиция требует поддержки от России и обвиняет Запад в давлении на Сербию признать независимость Косово. Как и в начале 1990-х, сербские власти и оппозиция готовы отречься от членства в ЕС ради национальных интересов. Как и во время бархатных революций, власть и оппозиция в Сербии все больше тяготеют к сохранению сербских интересов в Косово, Боснии и Герцеговине и Черногории вместо того, чтобы, как немцы, как можно скорее все земли, где проживают этнические сербы, объединить в одно государство — ЕС.

Share