Пустые пьедесталы

Порожні п’єдестали

Что может предложить Украина в противовес мифу о «победу русского оружия»

Украинская милитарная история чрезвычайно богата на события и героев. Немало европейских стран, прежде всего восточных, гордятся значительно меньшими по результативности и количеству участников боевыми успехами и сводят их в национальный культ. Однако в Украине такие события не особо интересуют даже историков.

Если же сравнивать с российско-советской военной историей, Украина «проигрывать» не в количестве героев, а в способе освещения подвигов и личностей. В России и некоторых других странах мира издавна научились делать из героев бренды. И не важно, что за придирчивого исследовательского взгляда, скажем, тот же Суворов, Кутузов или Жуков окажутся не такими уж и супергероями, как это кажется поначалу. Российские милитарные бренды — это набор образов, воплощенных в камне или металле и широко растиражированных, начиная с детских книг, школьных учебников и заканчивая бумажными деньгами и монетками.

Российско-советский исторический бренд является носителем определенных обязательных рис. Его прообраз — не бог и не вождь, но приближенный к ним; он должен всю жизнь доказывать, что он достоин своего рода, что победитель, имеет собственные убеждения, и главное, — умирает естественной смертью. Не замученный, не казнен, не убитый, а такой, что прожил счастливую жизнь и оставил этот мир в преклонном возрасте руках близких людей. Так называемые ордена-полководцы — государственные награды СССР имени Суворова, Кутузова, Нахимова, Александра Нєвского, а также Богдана Хмельницкого, которые выдавались во время Второй мировой войны, — одни из самых дорогих на мировом рынке фалеристики. Потому что они по-художественном привлекательно выполнены.
Знаковые памятники Богдану Хмельницкому в Украине установлены или российской, или советской властью. Там же большинство памятников Тарасу Шевченко по всему миру — советское наследство. Возникает справедливый вопрос: сколько монументов установлен по независимости нашим героям, которые могли бы быть военными брендами нации?

2001 года, во времена президентства Леонида Кучмы, в Киеве на центральной площади был установлен монумент Независимости — триумфальную колонну с увенчанной фигурой женщины (Берегини) на верхушке. Отнюдь не милитарный образ. Памятники отцам-основателям Киева, козаку Мамаю, архистратигу Михаилу, что расположены под этой Хранительницей, просто теряются на ее фоне. Во времена Кучмы успешным реализованным памятником героизированной тематики стала конная фигура гетмана Петра Сагайдачного на киевском Подоле. Но она находится на обочине политического эпицентра столице Украины, а потому совсем не используется во время государственных мероприятий. Интересно, что кроме Богдана Хмельницкого в когорту российских героев с царских времен пытались втянуть и гетмана Петра Сагайдачного. Песня «Ой на горе и женцы жнут» в российской императорской армии была разрешена к исполнению солдатами, даже публиковалась в соответствующих песенниках.
Тенденции правления Виктора Ющенко: плач по замученных и погибших. Создание Национального музея «Мемориал жертв Голодомора» и Мемориального комплекса Героев Крут — это важные события для Украины, но они точно не о победе. И вряд ли будут способствовать подъему боевого духа юношей или военнослужащих.

за каждый постамент из-под Ленина, за установку каждого нового памятника, посвященного украинским героям, нужно будет вести жесткую борьбу с теми, кому больше нравятся российско-советские бренды

Было бы логично, если бы при президентстве Петра Порошенко по всей Украине возводились памятники успешным украинским военным деятелям разных эпох: от княжеских времен до войны на Донбассе. Но такие художественные сооружения за последние пять лет можно посчитать буквально по пальцам. Да и устанавливались они не государством, а рядовыми гражданами на частные пожертвования. Украинские политики и олигархи избежали темы героизации защитников родной земли, оставив решение этого вопроса активистам из народа, обычно финансово несостоятельным.

Еще один чрезвычайно важный фактор: синхронизация собственной военной истории со знаковыми событиями, которые произошли в мире. К большому сожалению, с этой точки зрения мы также катастрофически проигрываем.

Все помнят, как в прошлом году президент Украины Петр Порошенко ездил в Париж, в котором встречались лидеры ряда стран мира по случаю завершения Первой мировой войны. В связи с этим событием украинскую общественность интересовал лишь один вопрос: почему президент США Дональд Трамп подал руку Владимиру Путину, а Петру Порошенко не подал? Для американского президента лидер РФ олицетворяет страну, которая была одной из главных участниц Первой мировой на стороне Антанты (в которую входили и Соединенные Штаты). А вот о том, что треть русской армии тех времен составляли генералы, офицеры и солдаты украинского происхождения, Трамп, очевидно, не знает. И откуда же ему знать, если даже сама Украина на международном, государственном и местном уровнях столетия окончания Первой мировой войны просто проигнорировала?

Пользуясь случаем, нашим чиновникам можно было бы проинформировать мировое сообщество о тот огромный вклад, который сделало украинское население в совместную борьбу в той войне, о героях из наших краев и большое количество погибших. А также рассказать о том, что правительство Украинской Народной Республики еще в 1918 году заявил на международной арене, что готов взять на себя треть тяжелого наследия Российской империи, прежде всего выплатить по кредитам, которые были предоставлены царскому правительству во время Первой мировой. И что представители Украины принимали участие в Версальской мирной конференции 1919-го. Конечно, это не имело бы какого-то слишком большого резонанса среди европейских политиков, но наверное, что некоторые из них с недоумением сказал бы Петру Порошенко: «Так ваши предки, оказывается, бились 100 лет назад бок о бок с нашими предками?»

Единственной личностью, которую в Украине действительно искренне интересовало ознаменование завершения Первой мировой, был Чрезвычайный и Полномочный посол Канады в Украине Роман Ващук. Внук двух ветеранов Легиона Украинских сечевых стрельцов австро-венгерской армии, представитель страны, которая гордится тем, что в составе ее вооруженных сил во время Первой мировой служили украинцы, один из которых стал кавалером высшей награды, — господин Роман долгое время пытался найти сообщников в этом деле.

Но в независимой Украине не нашлось памятника воинам УСС (несмотря на невероятное количество пафоса, который льется в их адрес со стороны политиков и общественных деятелей), или же общего мемориала защитникам нашей страны — во все времена ее существования. И канадский посол, а вместе с ним представители других государств, отмечают день окончания Первой мировой войны в Парке славы у вечного огня в честь неизвестного советского солдата. Который, конечно, до Первой мировой войны не имеет никакого отношения.

Еще абсурдніший вид имели разнообразные патриотические мероприятия по случаю знаменательных украинских дат, которые при участии Петра Порошенко и других высоких лиц государства проводились на территории Национального музея истории Украины во Второй мировой войне. Композиции с советскими солдатами и барельефами с символами звезд Героя Советского Союза, и на их фоне — президент, который рассказывает о неминуемой победе (с того самого центрального подиума, на котором когда-то выступали Брежнев и Щербицкий).

Украинский наследство от Второй мировой нашим политикумом был также оценен не совсем правильно. Приобщиться к празднованию Европой победы над нацизмом 8 мая и назвать его Днем памяти и примирения, однако и дальше упорно ходить с цветочками до могилы все тому же неизвестному советскому солдату — тоже абсурд. Потому что если это День примирения (с УПА и теми украинцами, которые воевали на стороне нацистской Германии), то почему на цветы заслуживает лишь неизвестный советский солдат?

Характеризуя времена Петра Порошенко, Андрей Парубий в одном из интервью сказал, что через несколько лет о высокие тарифы уже не будут помнить, однако декоммунизация останется в памяти навсегда. Однако это утверждение весьма спорно. Декоммунизация за последние пять лет имела характер лишь разрушительного процесса: сносились памятники, уничтожались мемориальные таблички и советская символика, переименовывались города и улицы. Однако вместо разрушенного и уничтоженного зато не сводилось и не было фактически ничего, а новые названия для жителей тех населенных пунктов или улиц оказались преимущественно чужими и бессмысленными.

Практика показывает, что отменить закон, а вслед за этим переименовать город или улицу — процесс, который при желании требует от нескольких часов до нескольких дней.

Свести же памятник, а особенно мемориал, значительно сложнее. Однако с установлением новых скульптурных сооружений во времена Порошенко, несмотря на мощный административный ресурс, не торопились. Так и стоят голыми пеньками постаменты от многочисленных лєнінів и других советских деятелей, и прежде всего главный из них, что на бульваре Тараса Шевченко в Киеве.

И вот в этом принципиальное отличие российского подхода к истории украинского. Россияне не стали массово сносить советские памятники, но если такое и произошло бы, они сразу поставили новые: Суворовым, Кутузовым, Жуковым…
В случае реванша пророссийских сил в Украине они не будут торопиться со строительством новых символов и брендов. И именно они даже поблагодарят «архитекторам» декоммунизации. Конечно, не вслух, а мысленно. За то, что расчистили им место для новой политико-патриотической оружия.

С точки зрения идеологии Украина немало потеряла за эти пять лет, так и не использовав возможности, которые у нее были. Отныне за каждый постамент из-под Ленина, за установку каждого нового памятника, посвященного украинским героям, нужно будет вести жесткую борьбу с теми, кому больше нравятся российско-советские бренды.

Share