Прорывная технология

Проривна технологія

Как соцсети помогают найти «своего» избирателя

Президентские выборы 2019 года дольше сохраняли интригу и имеют сенсационные результаты. Победу в первом туре одержал актер и телеведущий Владимир Зеленский, который не вел традиционной кампании и обращался к своим сторонникам преимущественно через аккаунты в Facebook и Instagram, игнорируя ток-шоу, не организовывая митингов и пресс-конференций. Но и такой напіввіртуальної кампании оказалось достаточно, чтобы с большим отрывом выиграть первый тур и иметь практически гарантированную победу во втором.

Прогресс неумолим. Раздача 10 тыс. газет и листовок сегодня отнимает значительно больше времени, сил и денег, чем получение такого же количества просмотров в Facebook, YouTube или на сайте любого из интернет-изданий. Чтобы охватить миллионную аудиторию, уже не обязательно идти на ТВ и покупать эфирное время на ток-шоу. Достаточно иметь раскрученные страницы в самых популярных социальных сетях. А раскрутить свой аккаунт за некоторых финансовых вливаний и определенной сноровки — дело техники.

Победитель первого тура выборов Владимир Зеленский — настоящий титан социальных сетей. Только в Іnstagram на него подписаны 3,7 млн человек. Безусловно, не все они из Украины. И все же украинская аудитория доминирует. Короткие видео, которые Зеленский преподает в Іnstagram и в которых обращается к своих подписчиков, набирают 1,5–2,5 млн просмотров. Такое охват сопоставим с охватом некоторых украинских телеканалов.

В Facebook результаты Зеленского, на первый взгляд, гораздо скромнее — «лишь» 518 тыс. подписчиков. Но и эта платформа достаточно широкая, чтобы запускать нужные месседжи и обращаться к общественности. Например, видеоролик, который Зеленский выложил на своей странице в Facebook 15 апреля, за два дня набрал 760 тыс. просмотров, а ролик с благодарностью украинским военным от 9 апреля — 865 тыс. То есть в полтора раза больше, чем подписан на аккаунт. Но есть и более впечатляющие рекорды.

Один из самых популярных постов Зеленского появился еще до того, как он заявил о своих политических амбициях, а именно осенью 2017 года. Он был в поддержку сериала «Сваты», когда стало понятно, что показ этого фильма в Украине будет запрещено участие в нем российского актера Федора Добронравова. Эмоциональный видеоролик под названием «Накипело!», в котором Зеленский возмутился тем, что украинская власть запрещает украинский сериал, в который его команда вложила много денег и труда, неожиданно приобрел огромную популярность. В Facebook его посмотрели 3,3 млн человек. На канале «Квартала 95» в YouTube — более 8 млн! Тогда на этот феномен обратила внимание ныне покойная активистка Екатерина Гандзюк: «В важнейшего поста нашей с вами эпохи от Мустафы Найема (имелся в виду призыв выходить на Майдан от 2013 года. — Ред.) 12 тыс. лайков и 7778 репостів за четыре года. У поста про сериал «Сваты» 68 тыс. лайков и 94 227 репостів за день. Я даже не знала, что столько бывает. Нам с вами, ребята, надо очень многое понять об Украине». Очевидно, Владимир Зеленский об Украине все понимал уже тогда…

Зеленский — не просто человек с большим количеством подписчиков. Благодаря специфике своей деятельности (том самом сериала «Сваты» шоу «Квартала 95») он смог собрать аудиторию, что радикально отличается от общества, которое обычно считается «украинским Facebook», то есть 1 млн активных пользователей с ярко выраженной политической и гражданской позицией. Именно до этих людей преимущественно обращаются в соцсетях политтехнологи, журналисты, активисты, работники различных общественных организаций и штабов. Однако в соцсетях сидит значительно больше граждан. Кроме вечно кипящего «активного Facebook» есть еще условный «глубинный Facebook», в котором живет «глубинный народ», то есть обыватель. Преимущественно аполитичный, неактивный. Еще более обывательским по своей сути является Instagram. Активисты, журналисты и политики знают о «глубинные соцсети» немного, ведь уже давно живут внутри созданного ими самими комфортного информационного пузыря. Однако эти «глубинные» граждане есть, и они имеют право голоса. И получилось так, что ключ к той аудитории смог подобрать лишь шоумен, вся специфика работы которого заключается в том, чтобы развлекать как раз таких людей.

Именно этой своей способностью говорить с «глубинным народом» и понравиться ему Зеленский отличается от других популярных и политизированных лидеров мнений из соцсетей. Для политически активных граждан игнорирования им ток-шоу, дебатов и других круглых столов видится необычно и даже дико, но Зеленский просто не рассчитывает на поддержку такой аудитории. Его избиратель со своих обывательских «глубин» выползал последний раз в 2014 году, когда политика пришла в каждый дом и заинтересовалась каждым зрителем «Квартала 95» отдельно. Тогда все журналисты новостных СМИ отмечали резкий рост посещаемости своих ресурсов. И эта посещаемость благодаря людям, которые обычно такие сайты редко читают. А когда страсти немного поутихли, все они опять отвлеклись от политики и войны. Но никуда не исчезли.

Выборы 2019 года показали еще одну интересную тенденцию: главное не доступ к телевизору, а умение им пользоваться. Просто показываться в новостях, рекламных роликах и ток-шоу теперь мало. Главное выбрать такой формат, который будет вызывать доверие у зрителя. Недостаточно даже иметь собственный телеканал. Евгений Мураев вложил большие деньги в создание очередного информационного телеканала «Наш» и вынужден был вообще снять свою кандидатуру, чтобы избежать позора, в то время как Игорь Смешко благодаря поддержке видеоблога Дмитрия Гордона одержал на выборах убедительную 6%.

Да, безусловно, говорить о полном отказе от традиционных технологий агитации пока рано. Интернет еще не проник в каждый дом, и многих избирателей, как и раньше, приходится убеждать на улицах или в телевизоре, а не в сети. Старые инструменты, отполированные мозолистыми руками политтехнологов, еще работают и дают определенный результат. Поэтому те кандидаты, которые борются за самые высокие государственные должности, будут стремиться охватить электорат по всей стране и использовать в комплексе и старые, и новые методы. Но если (как это бывает чаще всего) политик или партия ограничены в средствах, то выбор очевиден: более действенными будут вложения в сетевые инструменты. И такая эффективность будет расти дальше, то больше. А это значит, что и политическая агитация преимущественно будет идти в виртуальное пространство.

Share