Проблемные и перспективные: какие отрасли сейчас формируют ВВП Украины

Предприятия отечественного оборонпрома имели бы держать на своих плечах значительную часть украинской экономики. Но пока статистика этого не показывает. (Фото с сайта delo.ua.)

Отечественная экономика вступила в непростой 2019 год. С одной стороны — якобы успешные реформы, о которые регулярно повторяет власть.

 

С другой — предвыборный год, когда и сама власть должна идти на популярные, даже популистские шаги, которые часто вредят реформам.

 

И над всем этим нависает призрак успешной или неуспешной сотрудничества с Международным валютным фондом, от которого мы сегодня зависим достаточно сильно.

 

Ведь МВФ требует реальных реформ и сокращение расходов, что совсем не вписывается в предвыборные декорации, а без этого нашу экономику могут ждать серьезные проблемы, вплоть до дефолта включительно…

Следовательно развилка, на которой мы оказались, выглядит довольно драматично и вариантов последующих ходов может быть множество.

Украинцы сами «возьмут в руки» европейские зарплаты

Наиболее оптимистично относительно перспектив отечественных, как водится, настроенный Премьер–министр Владимир Гройсман.

«Мы работаем, чтобы в 2019 году экономика стабильно росла более чем на 3%. Будем продолжать делать капитальный ремонт страны, инвестировать ресурсы в дороги, инфраструктуру, будем строить объекты социальной инфраструктуры», — сказал Премьер, обещая проводить реформы, в том числе и медицинскую.

Министр финансов Украины Оксана Маркарова считает, что ситуация в нашей стране стабилизировалась. По ее словам, экономика растет уже на протяжении 12 кварталов.

«И если Украина сохранит статус-кво такой, как сейчас, то для того, чтобы догнать Польшу, такая, как она есть сегодня, надо 50 лет. Это, конечно, для нас очень долгий срок. И мы точно планируем и имеем рецепты, чтобы догнать быстрее», — сказала она и добавила, что будут предприниматься шаги, чтобы ускорить темпы развития и получить желаемые результаты.

Какие именно шаги будет предпринимать правительство, министр не сообщила. А по прогнозам экономических экспертов наше государство в 2019 году ожидает стагнация экономики и бегство сотен тысяч работников за границу.

В январе 2019 года Всемирный банк снизил расчетный темп роста ВВП Украины на 2019 год с 4% до 2,9%. Аналитики объясняют: виной этому — рост неопределенности относительно политических событий и негативное влияние замедления структурных реформ на динамику украинской экономики.

К внешним угрозам, которые могут нанести ущерб экономике Украины, аналитики включают возможность дальнейшей открытой военной агрессии со стороны России, уделяя особое внимание развитию ситуации в бассейне Азовского моря. Другие опасности — это неконтролируемый Brexit, торговые войны США с Китаем и другими странами, а также замедление роста мировой экономики.

По мнению экспертов, следствием этих явлений может стать избыточное предложение сырья, а следовательно, падение ее стоимости на мировых рынках. Это больно ударит по украинскому экспорту, приведет к сокращению притока валюты и снижение стоимости гривны и, следовательно, будет способствовать инфляции.

Еще один риск, на который сегодня обращают внимание — возможно падение интереса иностранных инвесторов к вложению денег в развивающиеся страны.

Обычно подобные явления возникают накануне мировых экономических кризисов, тогда капитал ищет для себя наиболее надежный приют, которым обычно являются развитые экономики и защищенные рынки.

И хотя бизнес в этих сегментах дает значительно меньшую прибыль, чем в странах третьего мира, как, например, в Украине, но он позволяет снизить до минимума возможные риски.

Еще один негативный сценарий для Украины: отток рабочей силы увеличит диспропорции между спросом и предложением на рынке труда, что повлияет на дальнейший рост заработной платы в Украине.

Решения, принятые Германией и Чешской Республикой по либерализации рынков труда и их более широкого открытия для работников с Украины, еще больше усложнят ситуацию на рынке труда в нашем государстве. Другими словами, зарабатывать украинцы будут, может, и больше, но бурного развития экономики, скорее всего, не будет.

«Понятно, что экспорт рабочей силы в ближайшее время будет только усиливаться. Уже сейчас он формирует около 12% ВВП Украины, но этот показатель может вырасти до 20% в ближайшие годы. Как следствие — украинцы сами «возьмут в свои руки европейскую зарплату», — комментирует экономист Александр Охрименко.

По его словам, по мере интеграции украинцы, которые имеют опыт работы в ЕС, смогут работать на новых предприятиях, которые будут открываться в Украине в рамках глобализации.

«Для европейского бизнеса уже сейчас открытие логистических центров в Украине для поставок товаров по всему миру стало обычным явлением. Растем», — отметил он.

Растут ИТ, «аграрка», сфера услуг

«Структурные изменения» — это хорошее выражение, которое часто любят употреблять политики и экономисты, но они редко обращают внимание на реальный ход событий в стране. В Украине, действительно, за пять лет произошли существенные структурные изменения, которые уже влияют на нашу жизнь, но об этом стараются не вспоминать», — продолжает Охрименко, отметив, что именно структурные изменения теперь будут влиять на нашу жизнь в течение ближайших 50 лет.

Речь идет о тенденции, когда Украина за последние пять лет стала «аграрной страной».

«Действительно, доля сельского хозяйства в ВВП Украины выросла с 7,6 до 8,9%. Но при этом доля перерабатывающей промышленности в ВВП Украины выросла с 11,5 до 12%, — отмечает эксперт.

— Сельское хозяйство не только кормит украинцев, но и стимулирует развитие промышленности. Поэтому оно во многом помогло пережить кризис 2014-2015 годов и обеспечивать рост промышленности Украины в ближайшие годы».

При этом металлургия, по его мнению, была и будет флагманом украинской промышленности. А вот добыча полезных ископаемых хотя и продолжает играть большую роль в экономике Украины, но его доля в ВВП была около 6% и будет оставаться на таком же уровне. Если, например, в нашей стране не начнется бум добычи сланцевого газа.

При этом доля IT-услуг в 2018 году составила 3,8%, в то время как в 2013 году была лишь 3,3% от ВВП.

«Повторить опыт США и сделать силиконовую долину в Украине сложно, но развивать ИТ-услуги реально, и это будет происходить и дальше, и заменить ИТ-услугами сельское хозяйство или металлургия нереально. Нужно реально оценивать возможности, — комментирует Охрименко.

— Сфера услуг в Украине развивается очень хорошими темпами. И это хорошо, потому что мировая тенденция как раз и делает ставку на сферу услуг, а не промышленность. Поэтому не удивляйтесь, что доля торговли в ВВП Украины занимает около 14%, и это самый большой сектор экономики».

По словам экономиста, в этом плане мы идем в фарватере.

«В ЕС и США доля торговли также является главной в ВВП. Мы идем за трендом. Кроме того, развитие интернет-торговли позволяет Украине стать мировым игроком в этой сфере. Уже через 15-20 лет интернет-торговля вытеснит традиционную. При этом не имеет значения, где будет офис фирмы или склада. Все будет глобализированно. Уже сейчас появляются торговые компании, где офис — в Ирландии, склады — в Украине, а покупатели продукции — во всех странах мира. И это — будущее. Именно такая сфера торговли нужна нам и нужна миру», — констатирует он.

Налоги по-новому

Еще одна реформа, которая существенно влияет на деловую активность, уровень налогообложения и администрирования налогов. По утверждению властей, в этом смысле у нас все хорошо. То есть налогов стало меньше, а платить их — проще.

«Доля налогов в ВВП Украины в 2018 году составила 15,7% против 12,8% в 2013 году. Фискальное давление возросло. Во многом из-за счета НДС — теперь бизнесу приходится отдавать больше денег в госбюджет. Возросли и налоги с физических лиц, что тоже хорошо для казны, но раздражает украинцев. Но так будет и дальше, — утверждает Охрименко и добавляет:

— Любая власть хочет, чтобы все граждане платили налоги, ведь денег в госбюджете на всех не хватает. Поэтому будет всеобщее декларирование доходов и расходов украинцев, и ликвидация, реформация упрощенной формы, а также ограничения расчетов наличными. Учитесь платить налоги, как в ЕС, даже если вам это не нравится».

Миражи оборонки

Война, как знают все экономисты, это только с одной стороны грустное и печальное событие. С другой — позволяет развиваться экономике благодаря росту военно–промышленного комплекса.

По логике, такая же ситуация должна быть и у нас: имеем пять полных лет украино–российской войны, новые вооружения, освоенные нашими производителями, пополнение фронтовых и тыловых складов и тому подобное.

Впрочем статистика показывает обратное: доля экспорта вооружений с Украины с 2009 по 2018 годы упала на 47%. По крайней мере, так свидетельствуют данные исследования Стокгольмского института исследования проблем мира.

По его информации, с 2009 по 2014 годы доля украинского экспорта на мировом рынке составила 2,7%, но с 2014-го по 2018-й она сократилась до 1,3%.

Таким образом, Украина заняла 12-е место в рейтинге крупнейших экспортеров оружия по версии SIPRI, поднявшись на одну позицию: в прошлогоднем рейтинге Украина занимала 11-е место.

В первую пятерку рейтинга вошли США, на которые приходится 36% мирового рынка торговли оружием, Россия (21% с 2009 года упала на 17%), Франция (6,8%), Германия (6,4%) и Китай (5,2%). Всего на пять крупнейших экспортеров оружия приходится 75% мировой доли.

Кстати, лидерами импорта оружия стали Саудовская Аравия (12% против 4,3% в 2009-2013 годах), Индия (9,5% — упала 24% с 2009 года), Египет (5,1%), Австралия (4,6%) и Алжир (4,4%).

Украина хотя и не вошла в рейтинг, но, согласно исследованиям, в прошлом году мы закупили оружия на мировом рынке на 50 млн. долларов.

Вопрос «Почему?» сегодня звучит особенно остро, особенно учитывая последний скандал с Укроборонпромом.

«Не стоит возлагать особые надежды на аудит предприятия оборонки, даже если привлечь «большую четверку». Причем всю. Кстати, одна из этих компаний проглядела даже коррупцию в FIFA, где все было вообще «на поверхности» и «рыть» особо не было нужно, — написал на своей странице в «Фейсбуке» экономист Алексей Кущ. — Гораздо важнее совсем другой вопрос. Украина тратит 5% ВВП на сектор обороны, а корреляции между этими расходами и ростом ВВП нет.

Военный аспект не оцениваю, веду речь о сугубо экономический. Даже в отчетах НБУ по этому поводу тишина. Но в условиях военного конфликта госзаказа в оборонном секторе должно быть одним из драйверов развития экономики. Это по «их» теорией. А на «нашей» практике получается другое… Симптоматично, что ни власть, ни оппозиция раскруткой этой темы не заинтересовались. Ведь если установить четкую математическую модель влияния оборонпрома на ВВП, то можно с точностью до миллиона отслеживать текущий индикатор коррупции. Только вот кому это у нас надо?».

Share