Правописание и болезни роста

Правопис і хвороби зростання

Фото: УНИАН

Почему правописные реформы является нормальным явлением для жизни языка

Новая редакция Украинского правописания, которая начала действовать от 3 июня этого года, то есть с момента ее публикации на официальных сайтах Министерства образования и науки Украины и НАНУ, естественно, стала предметом широкого обсуждения. Собственно, это та ситуация, которой не стоит бояться по нескольким причинам. Правописные реформы нередко вызывают бурные дискуссии не только в нас, и это здоровая общественная реакция на то, что происходит. «Если посмотреть на историю с немецкой реформой или португальском, то вы увидите, что там были очень бурные дискуссии и консенсус выстраивали годами. Языком пользуется очень большое количество граждан, у всех свои взгляды и преференции. Понятно, что всем угодить невозможно. Только в тоталитарных обществах реформы такого рода проходят гладко и тихо, потому что всех несогласных могут строго наказать», — комментирует Неделе ситуацию украинский языковед Лесь Белей.

Литературный украинский язык — это один из инструментов, сшивает страну воедино, залог прочной идентичности нации, основа ее этнокультурной целостности. Общая для всей Украины школа создала симбиоз единого литературного украинского языка, о котором мечтал в свое время Иван Франко. Приходится констатировать, что совместное школьное охватило всю Украину после Второй мировой войны. Собственно, и в контексте современности распространение литературного языка и образование тесно связаны друг с другом, но об этом речь позже. Одним из существенных признаков такой целостности функционирования в различных общественных сферах литературного языка, которая имеет кодифицированный правописание. А ее правописный кодификация всегда вписана в соціолінгвістичний контекст. Если его понимаем, то легко объяснить, что служит причиной орфографических изменений, внедрение новой редакции орфографии нашего языка, который сейчас привлекает внимание.

Хоть мы и много информации воспринимаем ныне на слух, будь то радио или телевидение, не стоит недооценивать влияние печатного слова на то, какой сейчас является русский литературный язык. «Раньше критерием становления правописної нормы (еще полвека назад) был вроде языка писателей, язык художественной литературы. В издании «Литературная норма и речевая практика» мы обосновали, что средства массовой коммуникации диктуют сегодня развитие языковой нормы», — отмечает в комментарии Светлана Ермоленко, языковед, доктор филологических наук, председатель рабочей правописної группы, которой мы обязаны новой редакции Украинского правописания. Когда административный контроль над соблюдением орфографических стандартов отошел в прошлое, целый ряд средств массовой информации, издательств, образовательных заведений стали пользоваться орфографическими правилами, отличными от официальных. Это, как говорится в преамбуле к новой редакции Украинского правописания, дезориентирует широкий круг пользователей украинского языка, предопределяет неуверенность в собственной языковой компетенции, препятствует расширению общественных функций украинского языка и, наконец, расшатывает языковую норму. Как отмечают авторы нового Украинского правописания, современная редакция возвращает к жизни некоторые особенности правописания 1928-го, которые являются частью украинской орфографической традиции и обновления которых имеет современное научное обоснование. Одновременно правописный комиссия руководствовалась пониманием того, что и языковая практика украинцев второй половины ХХ — начала ХХІ веков уже стала частью украинской орфографической традиции. Таким образом кодифікатори языка не могут пренебречь тем, что язык народа творит его история: язык изменяется, и правописание должно отражать, прежде всего, ее современное состояние.

Нынешняя украинская многофункциональная, с развитой разноплановой стилистикой, современной научной терминологией, взаимодействует со многими мировыми языками. Она открыта и динамична. Меняется ее словарь, появляются новые термины в различных сферах общественной коммуникации, возникает необходимость адаптации общих и собственных имен к ранее сформулированных орфографических правил. Зачем пересматривать эти правила? Для того чтобы отреагировать на изменения в современной культурно-письменной практике, определить правила написания новых заимствованных слов, новых имен собственных, устранить устаревшие формулировки и упростить и, где это возможно, унифицировать орфографические нормы. Хотя уточнения и корректировки орфографических правил — это задача прежде всего профессиональных языковедов, сотворцами Украинского правописания является также широкий круг образованных украинцев, чья письменная практика узвичаює то или иное написание. Следует подчеркнуть, что впервые за всю историю Украины новая редакция правописания прошла этап широкого общественного обсуждения, в течение которого было предъявлено около 3 тыс. предложений. Наиболее уместны оказались предложенные языковыми практиками: учителями и литературными редакторами. В целом изменения в новой редакции Украинского правописания можно разделить на две большие группы: собственно изменения в написании слов и вариантные дополнение к действующей нормы.

«В новой редакции Украинского правописания, думаю, иноязычные слова — это пункт номер один, который нуждался в упорядочении. Англицизмы, заимствования из немецкого, французского языков и остальных важно было подвести под стандарты, как их передавать на украинском на письме. Хемігвей, Хемингуэй или Хемингуэй — как правильно писать фамилию выдающегося американского литератора?», — продолжает Светлана Ермоленко. В истории правописания написание слов иноязычного происхождения было и остается предметом острых дискуссий. В украинской, так же, как и в многих других языках, и транскрибирования, которое передает звуковую форму иноязычного слова, и транслітерування, которое воспроизводит его графическую форму, и комбинированное применение этих подходов, и орфографическая адаптация слова всегда были естественными и легитимными способами пополнения национального лексикона.
Как отмечают языковеды, с которыми пообщался Неделю, уже во времена независимости Украинского государства произошло несколько попыток обновить Украинское правописание, и они не были доведены до конца. Сложно было верить веру, что работа той группы, которая разрабатывала новую редакцию Украинского правописания, будет иметь край и выльется в определенный конкретный результат. «Язык постоянно меняется, поэтому время от времени норму следует просматривать, и так делают во всем мире.

Но самое важное здесь — концептуальный подход, иначе говоря, какую цель ставит себе комиссия правописания: упростить норму, облегчить ее, ликвидировать неоднозначности и ответить на вызовы современного языкового употребления или бороться за какое-то свое видение нормы (восстановление исторической справедливости, неприятие любых изменений и тому подобное)», — отмечает Лесь Белей. Он обращает внимание на тот факт, что правописание как собрание правил орфографии и пунктуации есть далеко не во всех языках. «В англоязычном мире ориентируются, например, на словари (Оксфордский, Вебстер и др). С миром права здесь трудно провести аналогию. За несоблюдение правописания не предусмотрено никакой ответственности. Государственный аппарат и образование по определению должны закреплять языковой стандарт, зато медиа или издательства сами выстраивают свою языковую политику, и никто не может их заставить придерживаться правописания. Если реформирована правописный логическая норма или же реформу провела авторитетная институция, то число ее сторонников будет больше», — констатирует собеседник Недели.

У каждой реформы есть свои как идеологи, так и исполнители. От их сотрудничества зависит, будет ли внедрена предложенные изменения, а они останутся на полках истории. Действительно, нормы и правила нового правописания уже предложено использовать, но речь идет о долгий и постепенный путь, который требует времени. Большую роль играет массовость перехода на новые правописные нормы. Для многих это сложно по той причине, что срабатывает приобретенный в школе автоматизм, как писать правильно. Массовость охвата должно обеспечить школьное образование. Так или иначе ее роль (а конкретнее роль школьного учителя) в этом процессе ключевая. «Количество изменений в новом правописании такая, что их можно освоить за короткий срок. Вопрос только в том, что система образования громоздкая и многоуровневая. Поэтому пока новое правописание пройдет все уровни, — от МОН до учителей в отдаленных селах, — это может занять определенное время.

В конце концов, главное в такой ситуации не спешить, но этого, мне кажется, никто и не собирается делать», — делится соображениями Лесь Белей. Сейчас, как отмечает пресс-служба МОН, в министерстве разрабатывается план имплементации новой редакции Украинского правописания. Этот документ, в частности, предусматривает сроки и этапы внедрения изменений в образовательный процесс. Наряду с этим представители упомянутого министерства отмечают, что ВНО с украинского языка следующие пять лет будет происходить по старым норм правописания, а не теми, которые предложены в новой редакции Украинского правописания.

Однако дело не только в освітянах, но и в политиках и чиновниках. В конце апреля этого года парламентарии приняли закон «О функционировании украинского языка как государственного», который заменил позорный языковой закон депутатов Кивалова — Колесниченко. Будем откровенны: за годы независимости Украины гуманитарный вектор нашего государства зависело от вождей, не был неизменным, разворачивался между полюсами малороссийства и украинизации. Собственно, в одной из первых предложений новоизбранного президента речь шла о том, что он собирается пересмотреть новый закон о украинский язык. А это поднимает очень важную стратегическую идею: государственный язык Украины только один, и это украинский.

Вопрос гуманитарной, конкретнее, языковой политики, ибо именно о них идет речь, не являются маргинальными. Новоизбранному президенту и его команде активная часть общества выдвинула ряд требований относительно тонких красных линий, которые им не следует пересекать, когда речь идет о будущем Украины. Вопрос в том, готова ли она дополнить этот список претензией, что украинский язык не предмет для политических спекуляций, и давить, чтобы уже и нормы недавно принятого языкового закона и нормы новой редакции Украинского правописания были не проигнорированы, а воплощены?

Share