«Пион» — 25: самое интересное о знаменитый кнайп-клуб в Киеве

Святослав Вакарчук с Федором Баландіним.

Это заведение в центре столицы хорошо известен и горожанам, и приезжим со всей Украины, и иностранцам.

 

Прежде всего за удивительную творческую атмосферу, необычный интерьер и наличие постоянно действующей магазина. А также через контингент посетителей и ту невероятное количество разнообразных акций, литературных, художественных, социально-образовательных, которые происходят в этих стенах практически ежедневно.

 

Кнайп-клуб «Купидон» на углу Пушкинской и Прорезной — хорошо известная точка, важный пункт на карте Киева, прежде всего на культурной карте. Подвальное помещение на три разного размера залы, среди которых есть «Польская» и «Грузинская», плюс букинистический магазин, которая, кстати, пользуется немалой популярностью у библиофилов, — вот это и есть «Купидон». Обычно залы наполнены спокойной богемной публикой.

А в уик-ендове вечера в кнайп-клубе — переаншлаги, когда люди, даже стоя, через плечо друг друга, слушают и смотрят звездных гостей, украинских или заезжих. «Купідонові» очень повезло с локацией: заведение находится за квартал от двух центровых станций метро — «Крещатик» и «Театральную». До майдана Независимости также квартал с небольшим хвостиком. И киевляне, и приезжие не забывают случаю спуститься узкими по-львовски загадочными лестницами и окунуться в приглушенный свет главной залы с переплетением причудливых труб под потолком, дизайном известного львовского художника Владимира Кауфмана. Мебель, по крайней мере некоторые из стульев, имеют на себе выжженное клеймо: крылатый мальчик с луком и стрелами. Все эти мебельные чудеса привезенные из мастерской Кауфмана в Львове. А любимую зала влюбленных — «Грузинскую» — оформлял известный украинский художник Кирилл Проценко. Его знаменитые ангелы на потолке — один из любимых предметов краж среди художественных «фетишистов».

Ну, это и есть, собственно говоря, Купидон. Провокатор любви, інспіратор прекрасных чувств. Такой представляется философия, скрытая в названии заведения. И, конечно же, кнайп-клуб имеет свой день рождения, и этот день — 14 февраля. Поэтому в этом году «Купидон» имеет круглую дату — 25! Еще в 1994-м подвальное помещение на углу двух центральных киевских улиц начало превращаться в то, чем оно является сейчас — культурный центр, открытый для всех жанров и направлений. Превращение это произошло не за один день, но уже четверть века «Купидон» предоставляет приют и утоляет голод, телесный и духовный, жаждущих киевлян и приезжих. Про день рождения и про все остальное беседуем с Федором Баландіним — основателем и многолетним руководителем «Купидона».

История. Начало

— Итак, Федор, как вообще появился «Купидон» на Пушкинской?

— Вообще это — совпадение очень большого количества обстоятельств, который, видимо, и не является совпадением на все сто процентов. Здесь, на перекрестке Пушкинской и Прорезной, друг против друга, чуть наискосок существовали две знаменитые гастрономы. Еще на их внешних широких подоконниках постоянно стояли чашки кофе с пятнами краски на донышках и с отбитыми ушками — так «на вынос» причащались лучшие художники Киева, поэты, художники, актеры, музыканты.

Имена все блестящие, легендарные: Юрий Покальчук, Игорь Рымарук, Василий Герасимьюк. Когда я собственноручно работал, приводя помещение хотя бы до первоначального порядка, и именно шкріб стену при окне в подвале, вдруг надо мной, наверху, на улице кто-то начинал читать стихотворение. Это было так удивительно и вдохновенно одновременно. То есть это место имело такую художественную энергетику, такое какое-то излучение уже давно.

Жадан, Лазуткин, Ирванец.

При своих началах «Купидон» был намного скромнее, меньше. Но мы открылись, и художники, те, что читали свои стихи на подоконниках, переместились к нам, в «нору». По крайней мере у нас были чашки с ушками, и остальные посуды тоже нормальнейший. Также и с музыкой — я категорически отказался от любого шансона, и у нас в записях играла или украинская, или классическая музыка. Про живую музыку — отдельный разговор, ее у нас тоже немало..

Художественная публика и была нашими первыми посетителями. Поэтому направление развития учреждения был задан с самого старта проекта. Художники привлекали других художников, поэтому творческой атмосферы не хватало от начала.

В 2002-2003 годах мы провели то, что сейчас называется «ребрендинг» — полную смену интерьера, мебели и всего прочего. Вот тогда у нас поработал Кауфман — прекрасный львовский художник, художник и перформер. До тех пор он сторонился Киева (хотя, как он рассказывал, заказов хватало), но у нас при оформлении интерьера Влодко явил свой талант практически на полную мощность. (Хотя сейчас мы думаем об очередной смене, время диктует, так что вскоре, возможно, посетители уздрять совсем новый «Купидон». Но пока что причудливые трубы, которые не имеют никакой нагрузки, кроме эстетического, тянутся над головами посетителей в главном зале).

«Купидон» на сегодня уже упомянут во многих литературных произведениях. В частности, в романе Оксаны Забужко «Музей заброшенных секретов». Да и в «Харькове-1938» Александра Ирванца автор тоже не обошел нас вниманием, посвятив целый раздел. А из созданных и обнародованных в «Купидоне» стихов давно можно выдавать толстенную антологию, что мы и планируем сделать в дальнейшем или ближайшем будущем. Потому что у нас здесь каждую субботу вот уже шестой год собираются поэты, молодые и старые, на акцию, которая называется «Первая поэтическая кофе». Не пропущено ни одной недели, а начинались эти чтения одновременно с Революцией достоинства, в ноябре 2013-го.

— При входе в «Купидона» внимание гостей сразу привлекает доска объявлений — она изобилует разнообразными афишами концертов, спектаклей, поэтических чтений и мастер-классов, наклеенными одна поверх другой. Количество культурных акций в «Купидоне» вряд ли поддается исчислению. Или все же вы имеете какую-то свою внутреннюю статистику?

— Последнее десятилетие или полтора с тех пор, как существует интернет, приблизительный подсчет, конечно, можно провести. Но «Купидон» появился еще в передінтернетну эпоху. И с той эпохи тоже остались свидетельства, но свидетельства эти фрагментарные, всего зафиксировать невозможно. Например, один из первых, по крайней мере вечер, который стал легендой, Сергея Жадана в Киеве — тоже состоялся у нас. Юрий Покальчук мечтал сделать встречу с молодым поэтом из Харькова. Но, чтобы больше привлечь публику, мы сделали совместный вечер Покальчука и Жадана. Надо бы поискать фотографий с того вечера…

Кресло Пако

— Кого из гостей-посетителей вы могли бы выделить? Кто особенно вам близок и дорог?

— Начнем с Юрка Покальчука. Когда художники пошли к нам в ресторанчик, он был одним из первых. Помню, как он стремительно вкатился с лестницы в дверь, быстро огляделся вокруг и указал рукой на одно из мест за столом: «вот Тут я буду сидеть». Кстати, в главном зале у нас до сих пор есть «кресло Покальчука» — одно из самых удобных, глубокое, с подлокотниками. В нем все любят посидеть, оно почти никогда не бывает пустым.

Юрий Владимирович имел большой авторитет среди литераторов и других художников, поэтому за ним потянулись остальные. И так по сегодня — не проходит дня, чтобы в «Купидон» не заглянул кто-то из поэтов, актеров, журналистов.

Поэты кофейного поколения: Татьяна Майборода, Андрей Давыдов, Тарас Малкович, Петр Коробчук, Артем Полежака.

— У вас бывало и немало иностранных гостей с громкими именами?

— Да, наша «Польская» зал порой бывает забита под завязку, — как, например, на концерте Андрея Макаревича, который играл и пел у нас во время Революции достоинства. Также и Сергей Жадан когда своими чтениями создал страшную давку, но это было в главном зале. Хотя немало известных людей заходит к нам не выступать, а выпить кофе или пива, или посетить книжный магазин, как, например, замечательный поэт, Шевченковский лауреат Юрий Буряк. Еще, как я недавно сам узнал, у нас бывал (вполне частно, как посетитель) Олег Сенцов, он сидел здесь с друзьями после премьеры своего фильма «Гамер», за высоким столом, который называют кафедрой.

Белорусские звездные друзья тоже нередко радуют нас своими визитами. Их культовый бард из Гродно Виктар Шалкевіч-то полтора часа очаровывал публику на маленькой естрадці в главной зале. А прекрасный поэт и переводчик (и также бард) Андрей Хаданович имел у нас уже даже несколько отдельных творческих вечеров, и публики было неприлично много, как на наши скромные размеры.

Также у нас выступали поэты из Словении, Хорватии, Франции. Киевская публика ходит на подобные вечера, интерес присутствует. И вообще, поэтическая программа фестиваля «Киевские лавры» уже несколько лет значительную часть своих акций проводит в «Купидоне».

— Возвращаясь к уже упомянутой доски объявлений: у вас выступают и известные художники, и начинающие, делающие в литературе или искусстве лишь первые шаги. Легко ли получить возможность сделать творческий вечер в «Купидоне»?

— Стараемся не отказывать никому. Я имею свои вкусы, но часто предоставляю площадку и молодым художникам, совсем мне не близким. Потому что, по моему мнению, художественная жизнь должно быть разнообразным. Поэтому у нас бывают акции на несколько десятков человек, но молодой автор же получает аудиторию, получает помещение и шанс для самодекларування.

— Также у вас в главной зале время играют «Шпилясті кобзарі» — перспективный и интересный гурт. А какие еще музыкальные акции происходят в «Купидоне»?

— Тот самый Юрий Покальчук был и известным меломаном, поэтому он приводил к нам и предлагал выступления многим тогдашним молодым, неизвестным, но перспективным группам. Сейчас, когда я слушаю радио и слышу названия групп, то мысленно почти каждый раз говорю себе: «А они же в «Купидоне» выступали еще бог знает когда». Были у нас и «Огни Большого Города», и «Мертвий півень» с Миськом Барбарой, группа «Фиолет» и «FUCKтично самі» с юной Ирэной Карпой. Интересна также «Машала Доза» — группа, играет восточную, балканскую и украинскую музыку. Но этот перечень можно еще много продолжать…

Наши люди в Голливуде

— А что объединяет «Купидон» и группу Gogol Bardello, автограф которой есть на стене «Польской зала»?

— Лидер знаменитого джипси-панк-группы Евгений Гудзь — легендарный киевлянин. Стоит лишь сказать,что он — один из немногих настоящих американских звезд, что сделал себя сам. Его лучший друг — культовый украинский диджей Иван «Дербастлер» — долгое время играл свои сеты в «Купидоне». И именно поэтому Евгений Гудзь, порой бывая в Киеве, свои уже на сегодня легендарные «квартирники» всегда устраивает именно в нашей кнайпе. А когда мы все увидели Евгения в главной роли известного голливудского фильма Everythi—g Is Illumi—ated, где его партнером был Элайджа Вуд, мы поняли, что автограф Евгения на стене надо уже охранять. (Смеется).

Андрей Макаревич.

— Также в «Купидоне» проходят презентации книг. Одна из самых громких и недавних — презентация перевода поэмы Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка», сделанного известным мастером слова Юрком Позаяком. А какие еще издания у вас были представлены?

— Презентаций литературных у нас действительно было немало. Так, например, книга французского автора про Анну Ярославну под титулом «Анна Киевская. Жена Генриха И» вышла в издательстве «Лаурус» 2016 года, в рамках фестиваля «Анна Фест». Перевел ее на украинский знаток французского языка и культуры Иван Тюссо-Рябчий, и, конечно же, представлена эта книга была у нас. После того было основано издательство «Пинзель», и Иван стал его директором. «Пинзелем» выпущено уже несколько достаточно резонансных изданий, в частности сенсационный роман Эрве Ґібера «Другу, который не спас мне жизнь».

Сейчас планируются к печати несколько интересных книг, в частности знаменитый комикс бельгийского автора этого жанра Эрже о Тин Тина, а также роман Александра Ирванца «рівне/Ровно», который уже пятый раз придет к украинскому читателю. Особой творческой победой молодого издательства стал выход первой в Украине книги из далекого Таиланда. Бестселлер из Бангкока — биографическая книга «Катя и принц Сиама» — уникальный рассказ о украинку Екатерину Десницьку. Девушка, рожденная в Луцке, став впоследствии киянкой, по воле судьбы вышла замуж за наследственного Принца Сиама. Головокружительная судьба украинки в книге ее внучки, принцессы Таиланда Наріси Чакрабонгсе впечатляет!

Кристина Бердинских.

В 2014 году мы основали «Анна Фест», точнее A—e de Kyiv Fest и увековечили память Анны Ярославны скульптурой на Львовской площади столицы. Придумав образ Анны в виде маленькой хрупкой киевской княжны, которая делает первые шаги в жизни, я обратился к киевского скульптора Константина Скритуцкого, который впоследствии воплотил этот образ в бронзе. А в продолжение этого начинания мы уже основали «проект в проекте» под названием «Путь королевы» — и наши авторские реплики скульптуры юной Анны планируем разместить в тех городах, по которым пролегал ее путь с Киева до Парижа. В частности, монументы Анны Ярославны уже открыто в польском Кракове, французской Тулузе и идут переговоры об установке в Вене и Праге. И все перечисленные мной проекты задумываются, продумываются и создаются преимущественно в стенах «Купидона».

Вандалы подали идею

— С поэтами и бардами понятно. А бывают ли у вас, скажем, актеры? Ведь несколько главных театров столицы расположен буквально неподалеку.

— Молодой театр и Театр имени Леси Украинки действительно — за квартал от нас — в одну и в другую сторону. Частыми гостями являются, например, Ирма Витовская или Римма Зюбина. Две замечательные, чрезвычайно харизматичные актрисы. А Ирма еще и выполняет роль Анны Ярославны в недавно реализованной в рамках «Анна Феста» театральном представлении «Эдигна, дочь Анны Киевской и Генриха И. Начало славного служения». Поэтический текст этой пьесы создано Александром Ирванцом здесь же, в «Купидоне», в феврале 2015-го, а премьера состоялась в июне прошлого года в формате ope— air, под колоннадой Министерства иностранных дел Украины. После чего спектакль был показан в Кракове в рамках Дня Киева в славном королевском городе. Этот спектакль, можно сказать, стала моим дебютом в качестве театрального режиссера. Хотя я человек кино, имею диплом университета. Карпенко-Карого.

Фемен в «Купидоне» принимает Лебедева.

— У вас так эстетично оформленные входные двери — абстракційними потеками красной краски. Наверное, с вами сотрудничают другие художники, кроме упомянутого выше Владимира Кауфмана?

— Это оформление наших дверей имеет свою историю. Его сделал художник Константин Скритуцкий (г.др. автор многих известных уличных объектов в Киеве, в частности знаменитого Ежика), но все было не просто. «Купидон» открывает двери для всех — у нас были свои акции и представители ЛГБТ, и патриоты, и космополиты, и анархисты. Так же и представительства других государств — у нас презентовали свои культурные проекты посольства разных стран: Франции, Швейцарии, Бельгии, Польши.

И вот однажды, как раз перед началом акции польского посольства, какие-то молодые люди — наверное, из политических соображений — облили нам входную дверь красной краской. Вот тогда Скритуцкий из бесформенной пятна и сделал те «крылья», которые сейчас украшают вход. Превратил, так сказать, грубую выходку на художественный чин. Это подобно тому, когда Сергей Параджанов, находясь в заключении, делал волшебные коллажи из старых зэковских носков.

— Многие обращают внимание, что при ближайшем столе у входа в «Купидон», довольно часто сидит немолодой улыбчивый мужчина. Приветливый, но с каким-то «диаспорным» акцентом.

— О… Это знаменитый американец украинского происхождения Роман Швед. Успешный архитектор, который всю жизнь прожил в США, по получению Украиной независимости переехал в Киев. И здесь работал по специальности. Имея очень творческую натуру, делал много культурных проектов, поддерживая молодую Украинскую державу. Стоит сказать, что он является учредителем первого в Украине Rotary Club, который до сих пор существует и помогает родильным домам. Это человек-оркестр. Настоящий проводник украинского Возрождения. Интересно, что звезда украинской рок-сцены Сергей Фоменко (Фома) именно благодаря блестящему переводу Романа Романовича создал свой первый англоязычный альбом.

— Долго ходили слухи, что «Купидон» имеет отношение к знаменитому движения Femen.

— Femen — это отдельная страница в истории «Купидона». И хотя отношение украинцев к выходкам «бездахових» полуобнаженных девушек довольно не однозначное, но в истории публичного протестного искусства они сказали свое слово. Теперь, когда это уже история, можно признать, что практически все их акции рождались в «Купидоне». Просто здесь, на столах, они рисовали свои транспаранты, кроили провокационные костюмы и придумывали атрибутику. Я считал своим долгом им помогать. Это было время довольно депрессивный, и активность девушек хотя бы минимально добавляла цветов тогдашней серой обыденности. Кстати, все девушки сейчас довольно успешны. Печально, что самая талантливая из них, Оксана Шачко, покинула этот мир…

По плану. И вне его

— Чем живет «Купидон» сегодня? Какие у вас планы на год недавно наступил?

— Продолжаем работать во всех направлениях. Буквально на днях должен вібутися презентация первого сборника талантливого поэта из Луцка Александра Шуміліна «Простое. Сложное», которую автор представит на суд читателей, подавляющее большинство среди которых составляют посетители «Первой Утреннего Кофе». Также неподалеку от «Купидона», на Большой Житомирской, мы только открыли «Orthodox. Книги-кофе-иллюстрация» — уникальное творческое пространство в Сквере киевских интеллигентов, оказывается, есть и такой. Трое известных в разных областях личностей: книжный эксперт Любовь Трофимова, культовый киевский бариста и ростер (мастер жарки кофе) Александр Луговской i художник-иллюстратор Олег Грищенко — создали своего рода артистично-кофейный «монастырь», где будут представлены книги, кофе и иллюстрации высокого качества. Уникальность этого заведения заключается в том, что в галерее «Ортодокса» будут экспонироваться исключительно иллюстрации к новых изданий, и график выставок уже составлен на два года вперед.

Также счастливо складывается творческое содружество с замечательным графиком Андреем Єрмоленком, известным из обложек «Украинской недели» и журнала «ШО», который создал для нас анимацию — визуальную часть спектакля «Эдигна». Сейчас мы с ним работаем над новым театральным проектом, свой вклад в который делает, кроме Ермоленко, также поэт-слэмер Артем Полежака, музыканты Мария Максакова и Фагот.

Так что ждем любителей музыки и поэзии в «Купидоне», и не только. Ведь 25 лет — это возраст расцвета!

Share