Отчет спецпрокурора Мюллера: новый Вотерґейт?

Звіт спецпрокурора Мюллера: новий Вотерґейт?

Фото: REUTERS

Начнется процесс импичмента против действующего президента США Дональда Трампа после обнародования отчета спецпрокурора Мюллера?

«О Боже! Это ужасно. Это конец президентства. Я в дерьме», — такой была реакция президента Дональда Трампа в мае 2017 года на назначение спецпрокурора Роберта Мюллера для расследования российского вмешательства в американские выборы 2016-го. О это эмоциональное высказывание, как и много другой не слишком приятной для американского президента, впрочем, важной для международной безопасности, информации, можно узнать из 448-страничного текста отчета спецпрокурора.

В прошлый четверг этот текст обнародовали для широкой общественности. Большинство наблюдателей за процессом ждали отчет, чтобы получить ответ на вопрос: было ли сотрудничество между штабом Трампа и российским правительством для вмешательства в избирательный процесс и происходило препятствование правосудию? Последнее правонарушениях дает право начать процедуру импичмента.

Отчет Мюллера четко дает понять, что расследование не установило фактов сотрудничества между кампанией Трампа и Россией. Но там, в частности, указано, что Россия вмешивалась в президентские выборы 2016 года двумя способами. Во-первых, через кампанию в социальных сетях, которая была благосклонна к Дональда Трампа и негативно изображала его соперницу Хиллари Клинтон. Во-вторых, российские спецслужбы взламывали компьютерные системы представителей штаба Хиллари Клинтон и позже обнародовали полученные документы. Важно, что спецпрокурор Мюллер в своем отчете не говорит, или, по его мнению, Трамп препятствовал правосудию во время президентства. Впрочем, он дает понять, что такое правонарушение является достаточно очевидным.

Итак, как заслуженно предполагает много американских комментаторов, мяч сейчас на поле Конгресса, который и должен решить, начинать процедуру импичмента. Во время пресс-конференции 18 апреля генеральный прокурор США Уильям Барр подчеркнул, что отчет содержит 10 эпизодов, которые Роберт Мюллер расследовал как правонарушение, и что это можно квалифицировать как «воспрепятствование правосудию» (на английском «obstruction of justice»). После обнародования текста юристы выделили следующие моменты. Итак, это:

1. Просьба к тогдашнего главы ФБР Джеймса Коми о содействии по делу Майкла Флинна.

2. Реакция Дональда Трампа на расследование относительно вмешательства России в выборы президента США.

3. Освобождение экс-главы ФБР Джеймса Коми.

4. Попытка сместить с должности спецпрокурора Роберта Мюллера.

5. Попытки свернуть именно расследование.

6. Попытки препятствования общественности в доступе к доказательствам.

7. Изменение отношения к экс-работника штаба Трампа Майкла Коэна.

8. Поддержка Пола Манафорта после того, как ему было предъявлено обвинение (Трамп называл его «храбрым мужем»), и призыв к Майкла Флинна «держать голову высоко».

9. Просьба Трампа до своего адвоката Дона Макґана отрицать то, что президент вроде бы хотел отставки спецпрокурора.

10. Просьба президента Трампа до прокурора Джеффа Сешнза снова взять под свой контроль расследование.

Украинский контекст

Отчет Мюллера также раскрывает интересную информацию относительно российских планов на Донбассе, которая одновременно показывает российские связи членов штаба Дональда Трампа. Так, связан с российской разведкой Константин Килимник (долгое время он был правой рукой Пола Манафорта в Украине, пока тот работал с Виктором Януковичем и Партией регионов), пытался через Пола Манафорта повлиять сначала на штаб, а дальше на Администрацию президента Дональда Трампа, чтобы обеспечить собственный (поэтому, очевидно, выгоден Кремлю и экс-президенте Украины, беглецу Виктору Януковичу) вариант «мирного плана» на Донбассе. По этому плану, США должны были поддержать создании автономной республики на Донбассе во главе с Виктором Януковичем. Пол Манафорт позже признал, что план был «тайной щелью» России для контроля Восточной Украины.

Манафорт в разговоре с Килимником назвал такой план «сумасбродным». Однако после этой встречи, которая состоялась 2 августа 2016-го, Килимник все еще напоминал Манафорту о свой «мирный план» в электронном письме от 8 декабря 2016 года, а также на двух встречах в 2017-м, когда Манафорт уже официально не работал с Дональдом Трампом. В начале 2018 года Манафорт и Килимник по результатам этой «идеи» составили и должны были провести опрос граждан Украины о том, как они относятся к роли Януковича в развязывании конфликта на Донбассе, а также о своей оценке украинских выборов, поскольку приближались гонки 2019-го. На этом сотрудничество Манафорта в украинском направлении завершилась, как выясняется из отчета.

Отчет — репетиция импичмента?

После обнародования отчета спецпрокурора Роберта Мюллера, который разоблачает весь спектр лжи нынешнего американского президента и его попытки использовать свои президентские полномочия для торможения расследования, мало у кого из демократов в Конгрессе есть сомнения относительно необходимости начинать процедуру импичмента. Такие разговоры идут уже давно. Опасения относительно начала этого процесса в демократов имеют вполне логичную причину — это политические потери. Как видно из репортажа американского канала CNN, которому удалось пообщаться с разными представителями партии на конференции, посвященной именно этому вопросу, демократы больше всего боятся повторить судьбу республиканцев после неудачного импичмента Биллу Клинтону. Тогда, на промежуточных выборах 1998 года, республиканцы, возглавив процесс импичмента против Билла Клинтона, получили очень низкие результаты. Однако, как показывает история другого импичмента, против Ричарда Никсона в 1974-м, демократы имели значительный успех на промежуточных выборах того же года.

Пока импичмент не имеет также значительной поддержки среди американцев, как показывают опросы. Хотя она растет (по исследованиям Университета Монмаута, проведенного после показаний адвоката Дональда Трампа Майкла Коэна, 42% американцев поддерживают импичмент, а это на 6% больше, чем в предыдущем опросе). В случае же с президентом Ричардом Никсоном даже уже во время слушаний по делу Вотерґейта в Сенате лишь 19% американцев считали, что президент Никсон должен покинуть офис, тогда как за год, когда он подал в отставку, таких было уже 57%.

Важно, что после обнародования отчета Мюллера уровень поддержки Дональда Трампа упал до самого низкого уровня за все время его президентства (лишь 39% населения одобряет его работу согласно опросу Morning Consult) и дискуссии относительно импичмента обострились не только среди политиков, но и в прессе. Редактор влиятельного издания The Atlantic Йони Эпплбом, например, в своей статье для этого журнала пишет, что логическим следствием обнародованных 10 примеров обструкционной поведения президента есть импичмент, поскольку он является конституционным механизмом решения этой ситуации. Ведь такой механизм даст возможность президенту или «очистить» свое имя (такое в американской истории тоже было. Как пример, Эпплбом приводит историю с вице-президентом Джоном Келгуном в 1826-м), или же заслуженно предстать перед судом.

The New York Times, в свою очередь, приводит комментарии юристов, которые считают, что предыдущий опыт применения этой процедуры до Ричарда Никсона и Клинтона дает шанс на эффективность ее и на этот раз. Единственное, что сейчас нужно, — это политическая воля Конгресса и прежде всего демократов, а затем и республиканцев. Импичмент сам собой похож обвинительного приговора и предусматривает рассмотрение в Сенате, который сейчас контролируется республиканцами и где решение потребует поддержки 2/3 сенаторов. Профессор права из Университета Миссури Фрэнк Боуман, в частности, говорит, что в делах Трампа и Никсона видит немало похожих моментов. Да, и Никсону, и Трампу местами успешно удавалось заставить свидетелей в их делах не сотрудничать с прокуратурой и даже врать следствию; и Никсон, и Трамп лгали общественности относительно расследований.

Параллели с Вотерґейтом, через который начали процесс импичмента против Ричарда Никсона, проводят и сами современники Трампа, которые свидетельствовали Роберту Мюллеру. Так, советник Белого дома Дональд Макґан, который отказался передавать указание Трампа относительно освобождения спецпрокурора Мюллера, заявил, что не хотел бы быть «Борком с «субботней резни», имея в виду роль исполняющего обязанности генерального прокурора Роберта Борка в освобождении спецрокурора в Вотерґейтській делу Арчибальда Кокса по приказу Ричарда Никсона.

Пока в медиа и обществе продолжаются споры относительно начала процедуры импичмента, главная роль все же за политиками, а именно за представителями Демократической партии. Однако демократам еще не хватает единства и решимости относительно этого вопроса.

Share