Оценить, сохранить, приумножить

Оцінити, зберегти, примножити

Фото: REUTERS

Почему важно помнить о достижениях предыдущих пяти лет и как не допустить отката назад

В эти дни часто звучит мнение: предыдущие пять лет является для Украины потерянным. Нынешней власти упрекают в том, что она воспользовалась «окном возможностей», которое распахнул Евромайдан, но не выполнила его требований, спрятав старый олигархический строй под фасадом декоративных и половинчатых реформ. Такая позиция опирается на ряд весомых аргументов, а там, где их не хватает, на очень сильные коллективные эмоции. И несмотря на все «баланс» этого периода невозможно назвать отрицательным. Невыполненных задач действительно немало, однако в некоторых стратегических направлениях Украина продвинулась в 2014-2019-м гораздо дальше, чем за все предыдущие годы независимости. Причем по некоторым пунктам достижения превысили самые смелые ожидания. Что же касается деятельности Петра Порошенко, то подводить итоги его каденции сложнее, чем кажется, поскольку результат будет отличным в разных системах мировоззренческих координат. К тому же общество уже сделало собственные подсчеты с известным электоральным результатом, о чем довольно однозначно свидетельствуют замеры авторитетных социологических компаний. Впрочем, осознавать достижения последних пяти лет все же важно, чтобы не допустить отката назад. А если откат таки начнется, вовремя на него среагировать.

Пусть там как, а первоначальное требование Євромайдану была выполнена и перевыполнена. Напомним, она заключалась в заключении Соглашения о евроинтеграции с ЕС, политическая часть которого была подписана в марте, а экономическая — в июне 2014 года. С мая 2017-го Украина имеет безвизовый режим с ЕС. Однако сближение с Западом этим не ограничилось. Конечно, наше государство еще не является членом НАТО и имеет лишь ассоциированное членство в ЕС, но мы стали одним из ключевых элементов в системе сдерживания России. Страна, которая еще вчера считалась транзитной территорией, окраиной русского мира», теперь является предметом внимания Вашингтона и Брюсселя. Конечно, наше положение следует воспринимать реалистично: в значительной степени внимание Запада к Украине является следствием обеспокоенности тем, что Москва системно подрывает основы мирового порядка. Учитывая свой небольшой геополитический калибр Украина не является и не могла стать архитектором международных санкций против России, и через свою экономическую слабость очень зависит от помощи союзников. В операции по усмирению России нам отведено преимущественно пассивную роль, причем на нас лежит основной груз военного сопротивления. Но в 2014-м альтернативой была национальная катастрофа, вполне вероятно, расчленение страны и потеря государственности. Избежать этого сценария удалось не только благодаря стойкости украинских солдат и добровольцев, но и благодаря эффективной международной коммуникации высшего руководства государства. Таким образом, Украине удалось выполнить сразу двойную задачу: с одной стороны, выстоять под ударом России, а с другой — вступить в конструктивные отношения с Западом, которые сейчас достигают гораздо глубже, чем ассоциированное членство в ЕС.

Украине удалось выполнить сразу двойную задачу: с одной стороны, выстоять под ударом России, а с другой — вступить в конструктивные отношения с Западом, которые сейчас достигают гораздо глубже, чем ассоциированное членство в ЕС

Кроме того, в 2014-2019 годах мы довольно далеко продвинулись по пути деколонизации. Соответствующий импульс, предоставленный еще на Євромайдані, был значительно усилен российской агрессией. Однако руководство государства зашло гораздо дальше, чем элементарные меры безопасности. Минимизацию экономических, дипломатических и информационных отношений с Россией можно считать вынужденной реакцией на российскую агрессию. Однако на это невозможно списать ни декоммунизации, ни обретения автокефалии, ни введение языковых квот, не говоря уже о реанимации украинского кинематографа и другие инициативы, включая создание ряда постоянно действующих институтов (Институт книги, Украинский институт и тому подобное).

Не следует напоминать, что инициатором и промоутером части мероприятий был именно президент Украины, причем некоторые из них, например лоббирование томоса, не входили в круг его непосредственных обязанностей. Понятно, что процессы деколонизации начались в Украине в 2014-м и даже не в 1991-м, а раньше. Однако за последние пять лет мы прошли значительно большую дистанцию, чем за предыдущее десятилетие. К тому же гуманитарные инициативы сопровождались еще и возрождением армии, что является залогом самого существования украинского государства. В этом смысле повышения обороноспособности является главным деколонізаційним западом. Конечно, функции президента не тождественны функциям Министерства обороны и правительства в целом. Но в украинских условиях возрождения войска было невозможным без поддержки союзников. А этом мы должны благодарить эффективной дипломатической работе, значительную часть которой выполнял именно Петр Порошенко. Мог ли он выбрать другой курс и есть достигнутый результат максимальным — вопросы философские. А в целом позитивный вклад президента представляется бесспорным, по крайней мере в том, что касается реализации курса «прочь от Москвы».

В нынешней предвыборной ситуации это порождает крайне тревожные ожидания. Или будет придерживаться новый президент предыдущего курса? Если да, то насколько эффективным он может быть? А если нет, то не станет ли гарант Конституции двигателем отката в ключевых для государственности направлениях? Такие вопросы уже сейчас подталкивают к радикальным предложений: от упразднения президентской должности как таковой к подготовке массовых протестных выступлений. Учитывая обстоятельства, радикализация является вполне естественным явлением, однако отнюдь не конструктивным. Во-первых, отношение к государственным институтам не должно определяться отношением к тем, кто занимает должности. Руководство государства, которое каждый раз формируется под влиянием ситуативных обстоятельств, не тождественно самой государству, что является общим историческим достоянием украинского общества. Люди в высоких кабинетах — это переменная, а государство — константа. Во-вторых, эффективные государственные институты, особенно система центральной власти, являются не менее важными устоями независимости, чем армия. Каким бы развитым было гражданское общество (довольно таки слабое, оно не может заменить собой ни регулярную армию, ни государство. Теоретически функции президента может взять на себя парламент, но в украинских реалиях это приведет лишь к увеличению хаоса, возможно, до полного паралича центральной власти. Последнее, в свою очередь, может привести к срыву и процессов деколонизации, и евроинтеграции. Цель наших поступков далеко не всегда совпадает с их реальными последствиями. Поэтому следует учитывать, что восстание против «антиукраинской» центральной власти при определенных обстоятельствах может нанести национальной государственности значительно больший вред, чем саботаж этой же власти.

Конечно, при определенных условиях открытое сопротивление центральной власти может стать для нации единственным шансом на спасение. Но алармистское штамп «режим внутренней оккупации» при желании можно налепить на любую действительность. Поэтому для анализа политической действительности, которая начнет складываться после президентских выборов, общество должно сформулировать более-менее четкие критерии оценки: провести красные линии, за которые не должен переступать будущий президент. Впрочем, задача граждан не сводится к пассивному наблюдению. Общество, по крайней мере его активная часть, способно влиять на траектории внутренней и внешней политики. Это его прямой гражданский долг.

Понятно, что на практике за влияние на власть приходится бороться с очень мощными силами, и положительный результат вовсе не гарантирован. Поэтому задача на краткосрочную перспективу заключается в мобилизации патриотических сил: от непубличных интеллектуалов до политиков, от уличных активистов к представителям духовенства. Необходимо следить за действиями власти и оказывать на нее последовательный давление, чтобы заставить ее соблюдать государственнического курса, или, как минимум, отказываться от наиболее деструктивных инициатив. Насколько это давление будет результативным, пока неизвестно. Вполне вероятно, что рейтинги новоизбранного президента обвалятся гораздо быстрее, чем у его предшественника, и общественные настроения станут взрывоопасными. Соблазн использовать их для досрочной смены власти может быть большим. Нация, не способная на бунт, не является жизнеспособной. Однако, не может быть успешным и общество, которое считает бунт универсальным средством, которое годится для любых исторических ситуаций. Искусство Майдана украинцы уже освоили, теперь пора осваивать более изощренные способы влияния на власть.

А задачей на длительную перспективу является формирование новой национальной элиты. Нынешняя политическая ситуация свидетельствует о том, что элиты поздне — и постсоветской формации уже исчерпали свой ресурс. Современная Украина со всеми ее достижениями и упущенными возможностями, достоинствами и патологиями несет на себе отпечаток их творчества, а они, в свою очередь, является продуктом украинского народа. Но в последние годы под влиянием исторических обстоятельств развитие нашего общества, по крайней мере его активном меньшинстве, значительно ускорился. И даже национально ориентированная часть нынешних элит уже не способна удовлетворить запрос на перемены. Элиты и граждане, даже когда придерживаются общего курса, двигаются на разных скоростях, а потому разрыв между ними заполняется недовольством последних.

Как убедительно свидетельствуют события последних месяцев, упадок старых элит не только делает Украину уязвимой перед внешними угрозами, но и открывает дорогу для внутренних деструктивных сил. Поэтому формирование новой национальной элиты является для нас вопросом сохранения государственности. На протяжении последних лет мы справились с рядом важных задач, но с исторической точки зрения — это невыученные уроки позавчерашнего дня. Задачи же, которые стоят перед Украиной сегодня, для нынешней элиты непосильные. Поэтому для продвижения по выбранному пути нам необходима новая, способна принимать актуальные вызовы. К сожалению, готовых рецептов создания национальной элиты следует искать в методичках из общественного активизма. Но достигать своих исторических целей без нее нация не может. Поэтому, если мы не справимся с этим заданием, Украина в лучшем случае станет игрушкой в руках антиправительственных сил, а в худшем — потеряет свой суверенитет.

Share