«Немые ночи»: вторая жизнь забытой киноклассики

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

Какие фильмы покажут в рамках 9-го фестиваля немого кино и современной музыки «Немые ночи» в Киеве и Одессе 20 — 23 июня

Один из шедевров австрийского кино, острая критика антисемитизма, экспрессионизм, роскошь классицистических декораций, украинский киноавангард, антиутопия и пророческая суть — несмотря на все это, шесть лент 20-х годов прошлого века, которые в этом году вошли в программу фестиваля «Немые ночи», десятилетиями лежали в архивах, были запрещены советской властью, были забыты, или же считались утраченными.

«Карусель» Дмитрия Буховецького 1923 года с успехом проходит в прокате и достойно конкурирует с голливудскими лентами на экранах Европы и даже Японии. «Маленькая Вероника» Роберта Ланда 1929 года и способна сегодня удивить зрителя своей визуальной концепцией и смелостью. Экспериментальный художественный агитпроп «Штурмовые ночи» Ивана Кавалеридзе 1931 года становится предвестником ленты «Иван» Александра Довженко. Торгово-фантастическая лента «Город без евреев» Ганса Карла Бреслауера 1924 года предусматривает преступную деятельность нацистской власти. Детский фильм «Приключения полтиннка» Акселя Лундина 1929 года вызывает нешуточный резонанс, став, по мнению многих зрителей и критиков, эталоном в своем жанре. Ленту «Мой сын» Евгения Червякова 1928 года охрещують шедевром «кіноімпресіонізму”.

Тем не менее, ленты были запрещены, утеряны, считались утраченными.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

9-ый фестиваль немого кино и современной музыки «Немые ночи», целью которого является популяризация и переосмысление немой киноклассики в музыкальной составляющей, возвращает указанные фильмы до зрителя.Так, в течение 20-23 июня в Киеве в Довженко-Центре и 22-23 июня в Одессе поклонники качественных фильмов, люди, которые интересуются историей кино, украинского в частности, смогут открыть для себя ценный пласт кинематографа прошлого века.

 

Не случайно субназвою фестиваля в 2019-м есть «Блудные сыновья». Как отмечается, фильмы нынешней программы, найденные в архивах в разных частях мира на протяжении последних нескольких лет, объединенные именно темой изгнания и возвращения: как самих лент, казалось навсегда утраченных, так и их героев, которые покидают дом в поисках лучшей судьбы.

С точки зрения истории создания, картины делятся на три секции: «Снято в Украине» — фильмы украинского производства, забытые в течение почти века («Штурмовые ночи» Ивана Кавалеридзе и комедии «Приключения полтинника» Акселя Лундина), «Репатриация» — произведения мирового кинематографа, снятые при участии кинематографистов украинского происхождения (лирический этюд «Мой сын» режиссера Євґєнія Чєрвякова и «Карусель» (1923, Швеция) и «Австрийская классика» — фильмы из Австрийского киноархива по случаю двустороннего года культуры «Австрия-Украина» ( «Маленькая Вероника» Роберта Ланда и «Город без евреев» Ханса Карла Бреслауера).

Так, в «Карусели» выходец из Украины и довольно успешный режиссер в Германии Дмитрий Буховецький показывает зрителю, как размеренную счастливую жизнь молодых супругов на загородной вилле «Бланш» нарушает досадный случай. Одного солнечного дня Белла Бланш выезжает в экипаже на прогулку, но конь, напуганный автомобилем, пускается в галоп. Почти бесчувственную женщину спасает случайный незнакомец Реймонд Дюваль. Благодарное супругов приглашает героя-спасителя погостить на вилле, не догадываясь, что их жизнь изменится навсегда.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

Через затруднительное положение своей семьи, маленькая Вероника в одноименном фильме Роберта Ланда вынуждена покинуть родной тирольский поселок и переехать к своей тете в Вену, родину фройдівського психоанализа. Однако большой город полон своих причудливых тайн и довольно скоро девушка открывает для себя его темную сторону. Тем более, что ее новая покровительница живет в борделе, а новые знакомства довольно скоро начинают угрожать и самой Веронике.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

В фильме «Штурмовые ночи» Кавалеридзе, известный в то время скульптор двух конструктивистских памятников Артему в Бахмуте и Святогорске, а также прославленный мастер исторического кино, изображает новый индустриальный пафос, механизацию труда и эстетику машины, впервые взяв в работу современный материал — строительство Днепрогэса. Особого внимания этот фильм заслуживает также учитывая то, что долгие годы он был запрещен официальной Москвой за формалистические ошибки и изображение классовой борьбы «в отстраненно-космическом плане…».

Беззаботная юная жительница города Утопия Лотте влюбляется в художника Лео. Так начинается кино австрийского режичсера Ганса Карла Бреслауера «Город без евреев». Помешать счастью молодых людей становятся политические обстоятельства: к власти в стране приходит консервативная Христианско-социальная партия во главе с ярым антисемитом Швердтфеґером. Последний решает сложные социальные проблемы простым радикальным решением – выселением евреев за пределы города. Лео – еврей, а отец Лотте – член Национальной Ассамблеи, который поддержал инициативу Швердтфеґера. Лео вынужден покинуть город и страну. С эмиграцией евреев из Утопии исчезают художественные и театральные события, магазинчики и кофейни превращаются в однообразные пивные, растет безработица, экономика терпит крах. Лео заново приезжает к Утопии под видом французского живописца и начинает готовить почву для возвращения евреев.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

«»Город без евреев» часто считают исторически чувствительным и пророческим произведением. Хотя в момент выхода фильма на экраны летом 1924 года Адольф Гитлер сидел в мюнхенской тюрьме. Лишь десятилетия спустя возглавляемые им немецкие нацисты начали воплощать грустные антиутопические фантазии Беттауера на практике», — отмечают организаторы «Немых ночей».

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

Кроме того, данную ленту можно считать примером архивного чуда. Так, с 1933 года «Город без евреев» не выходило на экраны и долго считался утерянным, в 1991 году его обнаружили в сокращенном виде на VHS в Нидерландском музее кино, и только в 2015 году на барахолке в Париже была случайно найдена полная версия фильма на пленке. Восстановление фильма взял под свой контроль Австрийский киноархив, которым была проведена беспроцентная краудфандингова кампания по сбору средств. Как следствие — усилиями более 700 доноров ленту было отреставрировано и в 2018 году возвращен на экраны.

В фильме одного из первых мастеров Одесской кинофабрики Акселя Лундина «Приключения полтинника» дети из рабочих кварталов весело и беззаботно отдыхают на заснеженных улицах Киева – скатываются с заснеженных горок, испытывают силы на краю глубоких обрывов и даже покоряют скреслу лед Днепра. Лишь сквозь щелочку в заборе могут они заглянуть и увидеть, как развлекаются богачи. Парень Федя, которого через бешкетливий и своенравный характер называют «халамидником», придумывает все более рискованные развлечения, за что часто получает «на орехи» от взрослых и искреннюю преданность и уважение среди друзей. Но однажды все идет наперекосяк.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

Один из немногих сохранившихся детских фильмов ВУФКУ (Всеукраинское фотокиноуправление) работает с традиционным для 1920-х годов классовым антагонизмом, до предела обостряя проблему социального неравенства, которая, хоть и в меньшей степени, присутствует в литературном первоисточнике фильма – рассказах Владимира Винниченко «Федько Халамидник» и «Бабушкин подарок».

На завершении фестиваля зрители будут иметь возможность ознакомиться с сенсационным архивной находкой — единственным из сохранившихся немых фильмов 1920-х годов одного из основоположников лирического советского кинематографа Евгения Червякова «Мой сын».

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

В традиционной, на первый взгляд, бытовой мелодраме жена (Анна Стэн) рождает мужчине пожарнику (Гєнадій Мичурин) ребенка от другого. Муж в шоке, жена с младенцем на руках уходит из дома. Вот собственно и все, с точки зрения событийности, дальнейшая драма разворачивается буквально на лицах и в глазах главных героев.

"Німі ночі": друге життя забутої кінокласики

Лента была найдена в 2008 году в аргентинской синематеке в Буэнос-Айресе, и считается крупнейшей находкой в истории российского советского кино, как зритель увидел вторую часть «Ивана Грозного» Сергея Ейзєнштейна.

Следует заметить, что фильмы традиционно будут демонстрироваться в живом музыкальном сопровождении современных украинских и зарубежных исполнителей и композиторов.

Так, над созданием авторских саундтреков работали: композитор Алла Загайкевич (Украина) и перкуссионист Аркадий Готесман (Литва); финалистка образовательной программы для кінокомпозиторів Envision Sound Ольга Подгайская и Five-Storey Ensemble (Беларусь); композитор и исполнительница Олеся Здоровецкая (Украина/Ирландия); композитор Андрей Показ и Арсен Одабашьян (Украина); композитор и гитарист КМЕТИ (Австрия); музыканты Герхард Грубер, Петер Росманіт и Адула Ибн Кадр (Австрия).

Share