Налог для Ахметова: что не так с будущей реформой рынка электроэнергии

Нынешний энергетический рынок в Украине работает на Рината Ахметова. И существует огромный риск, что и «новый рынок» останется под его влиянием. (Фото с сайта 24tv.ua.)

Уже чуть больше чем через месяц в Украине должен заработать новый рынок электроэнергии.

 

Впрочем, готовности нашего государства к новым правилам игры остается, мягко говоря, невысокой.

 

А потому существует вероятность, что переход на новый рынок отсрочат. Очевидно, что до октября. Или и позже.

 

Впрочем, до окончания нынешнего года переход должен состояться, — это наше обязательство перед ЕС.

Давайте не спешите!

Позавчера появилось заявление представительства Европейского Союза с рекомендацией отсрочить внедрение нового рынка электрической энергии в Украине. Интересно, что несколькими днями ранее заместитель Директора Европейской бизнес ассоциации Светлана Михайловская назвала необходимым введение новой модели оптового рынка электроэнергии именно в запланированный срок: с 1 июля. Однако сейчас точка зрения Европы изменилась.

«На ограниченный период времени из-за того, что важные регуляторные нормы и IT системы еще не готовы», — заявили в представительстве. И подчеркнули, что запуск нового рынка с 1 июля может привести к его неправильному функционированию, а следовательно, быть контрпродуктивным относительно интересов украинских потребителей и участников рынка.

Как мягко намекнули европейские дипломаты, едва ли не главной преградой для перемен в энергетике на данный момент есть политическая турбулентность в государстве.

«В текущем политическом контексте будет труднее обеспечить управление этой реформой или же вмешаться с целью устранения недостатков в случае такой необходимости», — сказали они, напомнив, что в 2017 году приветствовали принятие Закона Украины «О рынке электрической энергии», направленного на выполнение обязательств в рамках Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и Договора об учреждении Энергетического сообщества.

«Мы убеждены, что реформа, предусмотренная данным законом, принесет выгоду украинским потребителям благодаря введению прозрачности, улучшению эффективности функционирования рынка и привлечению инвестиций. Мы продолжаем поддерживать усилия властей и участников рынка во внедрении этой важной реформы», — написали представители ЕС в своем заявлении.

Накануне европейского предостережение несколько народных депутатов Украины зарегистрировали законопроект о переносе даты запуска рынка на три месяца: до первого октября 2019 года. Однако эксперты уверены: если парламент примет такое решение, это будет не последняя отсрочка.

Вопрос без ответа называются рисками

Внедрить конкурентный рынок электроэнергии Украины мы должны до конца этого года. Ведь речь идет об обязательствах государства перед Европейским Союзом. Отсрочка может грозить сотрудничества Украины с Всемирным банком и МВФ.

Реформированные государственные предприятия «Укрэнерго» и «Энергорынок», от которых будет зависеть функционирование нового рынка, уже тестируют специальные программы. Однако проблема не только в этом.

Власть пытается или делает вид, что пытается форсировать введение рынке.

«Темп подготовки нельзя ослаблять ни при каких обстоятельствах. Правительство сейчас делает все возможное для того, чтобы выполнить все обязательства», — отметила заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины по вопросам европейской интеграции Наталья Бойко.

Рядового потребителя прежде всего волнует совсем тривиальный вопрос: повлечет реформирование подорожание света? На нем звучат совершенно разные ответы. Рыночная цена на электроэнергию уже сейчас выше, чем та, которую платит население. Разницу покрывает более высокий тариф для промышленности. Однако с 1 июля, согласно закону, все — и население, и предприятия будут платить по рыночной цене.

По мнению экспертов, возможно, удерживать тариф для населения на нынешнем уровне будут генерирующие предприятия: «Укргидроэнерго» и «Энергоатом». Правительство предлагает возложить на них специальные обязанности: продавать электроэнергию для бытовых потребителей по старой цене.

Некоторые политики хотят, чтобы специальные обязанности легли на частные компании. По мнению энергетических экспертов, такое решение — вне закона. Также к моменту введения рынка в стране должен появиться механизм погашения уже имеющихся долгов за электроэнергию.

Существуют, впрочем, и другие вопросы, на которые пока нет ответов. «Участники рынка готовы работать в рыночных условиях? Где спрятаны ловушки для каждого участника рынка электроэнергии?» — перечисляет их народный депутат Украины Виктория Войцицкий, подчеркивая, что во время подготовки закона предыдущая властная команда заложила несколько мин замедленного действия для народа Украины.

«И главная из них — отложенные на ближайшие месяцы роста цен на газ и возможная дестабилизация ситуации на рынке электрической энергии. И если к росту стоимости газа населения хотя бы психологически готовили предыдущими решениями правительства, то ситуация на рынке электроэнергии может стать сюрпризом. Сюрпризом неприятным и опасным», — отмечает нардеп.

Капканы на рыночном поле

«Подводные камни» под реформу энергорынка, по ее словам, начали закладывать еще в 2017 году, когда был принят весьма спорный Закон «О рынке электрической энергии», который предусматривал фактический отход от государственного регулирования цен для небытовых потребителей и определенную либерализацию рынка для бытовых потребителей.

«Нам говорили, что свободный выбор поставщиков, свободное ценообразование стимулировать конкуренцию. А конкуренция со стороны поставщиков за потребителя будет способствовать снижению цен и повышению качества как электроэнергии, так и услуг по ее поставке, — констатирует Войцицкий. — Вот только никто не говорил, что в течение следующих лет рынок производства и поставок электроэнергии будет монополизирован при активном участии компании «ДТЭК» Рината Ахметова. А государство в лице назначенных фактически Петром Порошенко АМКУ и НКРЕКУ максимально способствовать усилению рыночной власти одной частной компании».

Самый большой перекос в так называемом свободном рынке электрической энергии заключался в определенной диспропорции: общая доля в производстве электроэнергии двух структур, крупнейших производителей электрической энергии — ахметовского «ДТЭК» и государственного предприятия «НАЭК» Энергоатом», колеблется между 75 и 90%.

«При этом тепловая генерация Украины, которая играет главную роль в определяющих сегментах будущего рынка: рынка «на сутки вперед» и суточного рынка, контролируется Ринатом Леонидовичем примерно на 80%. Кто будет конкурировать с «ДТЭК» в таких условиях?», — риторически спрашивает Войцицкий.

Конкуренция, по ее мнению, возможна при условии наличия импортируемой электроэнергии. Но ее объем на рынке должен составлять минимум 20%, чтобы импорт стал весомым рычагом конкуренции. Чисто теоретические 10% импорта, о которых говорит глава «ДТЭК» Максим Тимченко, на ситуацию почти не повлияют. По расчетам же оператора энергосистемы НЭК «Укрэнерго», только наличие открытого доступа, в частности для импортной электроэнергии, которая часто является более дешевой за произведенную генерирующими компаниями Украины, является залогом появления реальной конкуренции на внутреннем рынке электроэнергетики.

Четыре рынки внутри нового рынка…

Для того, чтобы новый рынок электроэнергии заработал, необходимо решить сразу несколько проблем. Первая из них — это рынок двусторонних сделок.

«На этом рынке будет продаваться самая дешевая электроэнергия по долгосрочным контрактам. Здесь основным игроком будет «Энергоатом», мощности которого не могут гибко реагировать на изменения объема потребления», — объясняет Войцицкий.

Второй рынок «на сутки вперед». Предполагается, что цены на нем будут несколько выше, примерно на 10-20%, чем на рынке двусторонних договоров. «Поставщики и потребители, которые не имеют желания или возможности заранее спланировать объемы своего потребления, будут вынуждены покупать электроэнергию дороже. На этом сегменте рынка появляются генерации, способные гибко реагировать на изменение спроса. Основным игроком здесь будет, очевидно, тепловая генерация. Но останется ниша и для гидрогенерации», — говорит нардеп.

Третий рынок — внутрішньодобовий. «Это рынок для тех, кто не смог точно спланировать свое потребление даже на сутки вперед. Понятно, что эта электроэнергия будет еще дороже. Процентов примерно на 5-10. Здесь также ожидается значительная роль ТЭС, ТЭЦ, а также гидроэнергетики, которая должна была бы стать мощным субъектом, который сбалансирует рынок», — продолжает нардеп.

Четвертый рынок — это так называемый штрафной, балансирующий. «На этом рынке закрывается разбаланс, неурегулированный в рамках других сегментов. Понятно, что эта электроэнергия будет дорогой», — резюмирует Войцицкий.

Тернистый путь к инвестициям

В этом мы видим наибольший тормоз для реформирования отрасли, — самые дорогие сегменты рынка будут находиться фактически под монопольным влиянием «ДТЭК». Именно эти риски, вероятно, имели в виду европейские эксперты, рекомендуя Украине пока отсрочить вхождение к новому рынку электроэнергии.

«Ведь мало у кого вызывает сомнение, что в результате внедрения подобного «рынка» электроэнергии в условиях монополизации отрасли и отсутствия действительно независимых антимонопольных институтов будет означать стремительный рост цен на электроэнергию в течение первых месяцев после либерализации. Приходилось слышать прогнозы об усредненном скачкам цен для потребителей на 30%, а то и на все 50%. Хотя объективных расчетов никто с момента принятия закона не делал», — говорит Виктория Войцицкий.

Тем временем, проводить реформы в энергетической сфере необходимо, ведь они не только должны решить нерешенные проблемы, но и привлечь инвестиции в отрасль. По словам эксперта программы «Энергетика» Украинского института будущего Андриана Прокопіва, после проведения реформ с 2019 по 2030 год инвестиции в энергетический сектор нашего государства могут достичь 29,8 млрд. долларов. Это в 11,5 раза больше, чем без реформ.

Правда, для того, чтобы реформа оказалась действенной и освободила отечественный энергетический рынок от коррупционных наслоений, нужно сделать еще достаточно много. А не только назвать протекционизм словом «рынок».

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ…

Ток на экспорт

Украина за 4 месяца 2019 года снизила экспорт электроэнергии на 2,7%, на 59,3 млн. кВт-ч, по сравнению с аналогичным периодом 2018 года — до 2 млрд. 129,5 млн. кВт-ч. При этом поставки электроэнергии с «энергоострова Бурштынской ТЭС» в направлении Венгрии, Словакии и Румынии возросли на 0,01%, на 0,1 млн. кВт-ч, — до 1 млрд. 420,8 млн. кВт-ч. Поставки же электроэнергии в Польшу снизились на 18,6%, на 100,8 млн. кВт-ч, — до 440,3 млн. кВт-ч.

Из плюсов — поставки электроэнергии в Молдову составили 268,4 млн. кВт-ч, что на 18,2%, на 41,4 млн. кВт-ч, больше, чем в январе-апреле-2018. В Беларусь и Россию за этот период украинскую электроэнергию не экспортировали.

При этом Украина за четыре месяца нынешнего года импортировала из РФ и Беларуси 8,7 млн. кВт-ч электроэнергии против 11,4 млн. кВт-ч в январе-апреле-2018. Импорт учтен по контрактам ГП «Энергорынок» как технологическое перемещение, «перетоки».

Итак, Украина в январе-апреле 2019 года увеличила выручку от экспорта электроэнергии на 21,6%, на 23,639 млн. долларов, в сравнении с аналогичным периодом 2018 года: до 132,97 млн. долларов. В Венгрии мы заработали 78,408 млн. долларов, в Польше — 31,193 млн. долларов, в Молдове — 18,054 млн. долларов. Другие страны принесли отечественным энергетикам еще 5,315 млн. долларов.

Share