Мирный договор с Россией. Невыученные уроки Скоропадского

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Как большевики использовали Киевскую мирную конференцию для свержения украинской власти

В июне исполнился 101 год от подписания премілітарного мирного договора между Украинским Государством и «красной» РСФРС. Стороны договорились о прекращении боевых действий, установление линии разграничения войск с нейтральной зоной. Договор также стал прелюдией к широкого переговорного процесса, на который в Украине возлагали большие надежды. Общество ожидало установления границ государств по этнографическому границы, а гетманская администрация надеялась на нормализацию межгосударственных отношений, экономической жизни, компенсации от России за военную агрессию и раздел имущества и долгов Российской империи.

Однако совсем другие планы были в Москве. Несмотря на то, что подписание полноценного мирного договора с Киевом Россию заставляла Германия, большевистская делегация смогла наощупь провести свой корабль тонкой проливом между Скиллой страшных немецких штыков и Харибдой геополитического краха с признанием независимости Украины, Белоруссии, Дона и Кубани. Красным удалось не только затянуть переговоры до выгодного для себя времени, но и использовать Киев как переговорную площадку для влияния на повестку дня украинской политики и расшатывать политический режим в Украине и построить целую подпольную армию и агентурную сеть. Более того, — через полтора года председатель российской мирной делегации болгарский коммунист Христиан Раковский уже сидел в Киеве как глава правительства советской Украины и от ее имени заключал договоры с советской Россией и устанавливал дипломатические связи с европейскими странами.

Кровавая дорога в мир’я и большие надежды

Освобождение Украины весной 1918-го года сопровождалось упорными боями за железнодорожные узлы Левобережья и Донбасса. В конце концов, в начале мая антибольшевистский фронт подошел к Курска, Белгорода и Ростова-на-Дону, власть красных упала на Донщине, Кубани, Кавказе и Закавказье. Силы Совнаркома кончились и они запросили мира. 4-го мая на станции Коренєво Курской губернии немецкая, украинская и российская военные делегации согласовали линию разграничения войск. Она пролегла по населенным пунктам Сураж—Унеча—Стародуб—Новгород-Северский—Глухов—Рыльск—Колонтаївка—Суджа—Беленіхіно—Купянск. Вглубь от этой линии в сторону Украины и России пролегла «нейтральная зона» — территория, где было запрещено появляться любым войскам. 20-кільметрова «зона» должна была исключить возможность прямых военных столкновений и даже артиллерийского обстрела городов в обе стороны разграничения. К тому же такое разграничение позволило Украинскому Государству открывать пограничные заставы в ныне белорусских и российских городах и городках – в Ганцевичах, Жлобині, Гомеле (ныне Беларусь), Валуйках и Каменском (ныне Россия), что автоматически включало в Украину целые украинские уезды Мінщини, Курщины, Белгородчины и Вороніжчини. Украинскую общественность соблазняла перспектива установления границы Государства по этнографическому границы.

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Александр Шульгин за работой

Украинская и российская стороны начали готовить переговорные группы. Сразу следует отметить, что в Киеве и Москве по-разному смотрели на будущий мирный договор. Правительство Скоропадского хотел заключить фундаментальный договор, которым бы регулировалось мирное сосуществование двух государств с установлением четких, взаємовизнаних границ, регулируемой таможней, обменом консульств. Кроме этого украинское правительство желал добиться возмещения большевистской Россией убытков, причиненных ее агрессией. Особенно амбициозным выглядел план по распределению долгов и имущества бывшей Российской империи. Не исключено, что Скоропадский хотел вести конференцию «на собственном поле», чтобы легитимизировать свою власть.

В Москве же не хотели подписывать какого-то четкого документа с конкретными обязательствами, зато была потребность в установлении формальных дружеских отношений, чтобы не терять повстанческий потенциал в Украине. Для решения этой специфической задачи большевиками был делегирован Христиан Раковский – его заместителем был Дмитрий Мануильский. Также на переговоры делегировали молодого Сталина, однако в Киеве он уже не работал.

13-го мая российскую делегацию принял Павел Скоропадский. Тогда было согласовано, что Мирная конференция (так ее называли в украинской прессе) должна была открыться в Киеве в здании только что разогнанной Центральной Рады 22 мая. Но на практике получилось не так, как надеялись в Киеве. Во-первых, оказалось, что уронив большевистскую делегацию в Киев, украинская власть автоматически предоставила им площадку для пропаганды. Ведь теперь красная делегация попадала под вспышки фоторепортеров, ее заявления цитировали украинские журналисты. Через украинскую прессу Раковский и Мануильский получили возможность отправлять месседжи своим сторонникам.

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Украинская делегация на мирной Конференции. В центре в нижнем ряду глава делегации Александр Шульгин, справа – министр иностранных дел Украинского Государства Дмитрий Дорошенко

Ход переговоров

Первое заседание Мирной конференции началось 22 мая. Аж 12-го июня был подписан первый и единственный системный документ — премілітарний мир, который открыл границы между государствами и определил порядок пересечения границы для граждан обеих стран. После этого в обеих странах начали открываться консульства и другие представительства. Последнее заседание состоялось 7-го октября и за эти четыре с половиной месяцев переговоров состоялось только 14 заседаний делегаций. Очень быстро украинская сторона убедилась, что было бы успехом договориться за границы, не говоря уже о переделе имущества Российской империи и возвращение в Киев историко-культурного наследия. Только 30-го мая Раковский продемонстрировал документы своего правительства, которые уполномочивали его к ведению переговоров о заключении мира.

Ощутимая угроза срыва переговоров почувствовалась уже 22 июня, когда Раковский и Мануильский заявили, что не признают претензии Украины на Крым и что границы Украины с Бессарабией (которую контролировала Румыния), Донщиною и Беларусью…надо согласовывать с большевиками, поскольку они не признают правительства в Бессарабии, Белоруссии и на Дону. Это не соответствовало фактическим реалиям. Украинская сторона была поражена таким заявлением. Впрочем, Раковский настаивал на своем – по их словам, временные государственные образования существуют только за счет иностранной интервенции и в Москве не считают эти правительства самостоятельными. Александр Шелухин спрашивал российских делегатов, какие именно территории тогда представляет РСФСР, на что Раковский ответил, что их «Федерация», — это федерация не территорий, а советов. «Союз отдельных автономных местных самоуправлений и в то же время…они объединены союзом, общей федерацией». Такой ответ шел в разрез с установленными на тот момент во всем мире определением термина «федеративная республика». Ясно было, что предстала каждая новая «рада» при состоянии будет считаться большевиками за свою территорию. В июне российская делегация покинула Киев.

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Российская делегация. Слева-направо: член делегации Зайцев, Христиан Раковский и Дмитрий Мануильский.

 

А вернулась в июле. И это было связано не столько с дипломатией, столько с началом всеукраинской забастовке железнодорожников. Забастовочных движение охватило все регионы и рабочие вожаки пытались распространить его на другие области, что грозило параличом промышленности. И в то же время, когда Раковский в Киеве вел дипломатическую работу, он устанавливал контакты с рабочим движением, чтобы поднять протигетьманське восстания. С июля через демаркационную линию, пользуясь тем, что возобновилось транспортное сообщение, стали пересекать агенты, которые везли деньги, оружие и запрещенную литературу. Вместе с этим большевистская делегация контактировала с украинскими социалистами, в частности, Владимиром Винниченко чтобы те присоединились к восстанию в обмен на легализацию в Украине коммунистической партии. Таким образом, российская делегация летом 1918-го года стала работать не столько ради подписания Мирного договора, столько для создания в Украине лояльного себе мощного повстанческого движения.

Подпольная деятельность дипломатов

И если о переговорах большевиков с Винниченко, знал Киев и особенно Александр Шулухін, то в августе в Министерство Внутренних Дел стали поступать интересные показания о подпольной деятельности россиян. В то время Государственная Стража (спецслужба Гетманата) установила, что активная подпольная сеть большевиков уже существует в рабочих районах Екатеринославщины, Донбасса и в городах Южной Украины. Большевистские курьеры получали значительное финансирование – 500 рублей как ежемесячную плату и 10 – суточных. Этих денег хватало чтобы нормально питаться, путешествовать железными дорогами по разным городам и арендовать приличное жилье. С 19-го августа на суточные потребности своих курьеров партийные фонды большевиков платили уже 15 рублей. Государственная стража установила, что последний инструктаж перед украинским командировкой большевики получали в комнате №1 Гостиницы «Прага» в российском пограничном Орле. Там же они и отчитывались по выезде из Украины. 31 августа в Киеве прошла Всеукраинская конференция большевиков, куда прибыло 170 человек (из них 73 имели право голоса).

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Дом Центральной Рады, где летом 1918-го года проходила Киевская мирная конференция

Вся эта «подпольная инфраструктура» возникла как раз через труд большевистской делегации во главе с Раковским. Стражи свидетельствовали, что Раковский для подпольного движения лично перевез в Украину 50 миллионов рублей. Вместе с делегацией под видом консульских работников, экспертов в переговорных комиссиях в Украине прописались и пользовались дипломатическим иммунитетом около 1000 человек, которые вели подрывную деятельность. В сентябре за Раковским вела надзор сестра адъютанта гетмана ротмистра Натансона. Ею было установлено, что Раковский постоянно встречается с одной из сотрудниц Государственной канцелярии гражданкой Крестинською. Это насторожило следователей, впоследствии у этой дамы был проведен обыск. В Киеве и Харькове часовые следили за людьми, которые собирали средства и взрывчатку от большевиков для осуществления восстаний. Деньги и оружие потенциальные вожаки закапывали в лесах. В октябре стражи арестовывали гражданина РФ Зверева, у которого изъяли антигосударственную литературу. Впрочем, Раковский чтобы уберечь своего курьера включил его задним составом своей делегации. В конце лета 1918-го года всем стало ясно, что Германия потерпит поражение в войне, следовательно, судьба Украинского Государства зависала в воздухе и большевики терпеливо ждали смены власти в Киеве и упорно это стимулировали.

Мирний договір із Росією. Невивчені уроки Скоропадського

Линия разграничения между Украинской Державой и РСФСР. И границы, на которые претендовал правительство Скоропадского

Попытки украинской стороны изменить формат переговоров или хотя бы переноса его из Киева каждый раз заставляло волноваться офис немецкого посла в Украине. Барон фон Мумм, закрывая глаза на действия большевиков, настаивал на продолжении мирных переговоров. По состоянию на лето-осень 1918-го года немецкая стабильность держалась на волоске и полноценной войны с красными они не хотели. В ноябре 1918-го года Украинское Государство потеряет поддержку Германии и Австро-Венгрии, Скоропадский провозгласит свою «Грамоту» о воссоединении с Россией, а украинские социалисты осуществят антигетманское восстание. А зимой 1919-го года красные вторично двигались на Киев. Хотя еще за полгода до всех этих событий, в этот сценарий никто и поверить не мог.

Share