Миллионер на таблетках: в Херсоне проводят эксперименты над душевно больными людьми

Психушка хуже тюрьмы. По крайней мере в Херсоне (Фото с сайта 0552.ua)

В одной из беднейших психбольниц Украины, что на Херсонщине, главный врач заработал уже почти миллион долларов на клинических исследованиях над бесправными пациентами. По результатам последних лет, руководитель Херсонской областной психиатрической больницы Паламарчук Павел Викторович неизменно входит в ТОП-5 самых богатых врачей региона.

Так на чем же так хорошо «поднялся» этот деятель заведения, где уже 30 лет не делается ремонт, люди стонут от издевательств медицинского персонала, а все реформы Ульяны Супрун воспринимают как личное оскорбление? Пока декларация главного врача Херсонской областной психиатрической больницы неизменно «радует» глаз доходом от предпринимательской деятельности в 3-4 миллиона за каждый прожитый им год, пациенты этой больницы устали в бессилии обивать пороги всех инстанций.

Не секрет, что людей заставляют подписывать бумаги о том, что они якобы добровольно идут на опыты в том случае, если пациент отказывается платить благотворительный взнос по той причине, что уже достиг социального дна. Более того, размер этого благотворительного взноса (плюс непонятные доплаты за таблетки, которые якобы покупают для больных) устанавливает сама администрация Херсонской областной психиатрической больницы.

На руки за последние десять лет ни один человек, что выходит из стен этой больницы, не получила ни одного чека, ни одного отчетного документа, что подтверждает правдивость слов врачей. Или это уже есть врачебная тайна?

Нет денег — отправим на эксперименты

Под надуманными предлогами из людей выманивают деньги, а если средств не хватает — заставляют в добровольно-принудительном порядке подписывать согласие на участие в экспериментах в пользу главного врача и нескольких его «подручных». Но непотопляемый главный врач уже более 20 лет сидит на своем месте, несмотря на то, что социальные сети завалены возмущенными отзывами о «лечения» в стенах больницы, что больше напоминает зверства инквизиции. Вот лишь некоторые выдержки из вполне оправданных отзывов, которые каждый человек может посмотреть на официальном сайте Medik.ua:

«Кормят очень плохо, вода и крупа. Хорошо, если ты житель Херсона, можешь привезти покушать, а если ехать далеко? Собаки, что бегают по улицам, могут хоть что-то найти, а тут клетка. Деньги даешь врачу, а на что — неясно. В 14-м отделении — это благотворительность, в 16-м отделении — это якобы на лекарства. При этом нет ни чеков, ничего. В наше время компьютеризации такое … ужас. Я еду туда, перегинаючись от тяжести сумок: консервы, сало и все остальное. И возьмите месячную пенсию, только кормите. Общение врача с пациентом — практически ноль. Врачи, как перчатки, меняются. Обойти эту больницу в нашем случае невозможно. Но я каждый раз содрогаюсь, когда снова надо туда везти своего сына».

«Отношение как к собакам, кормят как собак, заставляют убирать в палатах! (Должен убирать медперсонал, ведь все оплачивается). За отказ пугают «надзоркою»! С больными практически не разговаривают или не выслушивают, не считают за человека!».

«Какой кошмар! Работники больницы! Все люди могут попасть в такое место! Вы бы хотели, что бы с вами и вашими родными так себя вели?! У меня мама и брат просто бегут из этой больницы, очень умоляют, что не хотят возвращаться туда».

«Даже в местах лишения свободы есть время на прогулки. В некоторых тюрьмах для преступников условия и медицина лучше. Некурящие вынуждены задыхаться от сигаретного дыма. Для душевнобольных, которые и так страдают, — антисанитария, голод, бесправие и унижение».

Богатейший главный врач

После таких комментариев не удивительно, что разгорелся настоящий скандал, когда в январе прошлого года Павел Паламарчук возглавил список богатейших главных врачей Херсонской области. Да очень просто: не побрезговал заключить договор с иностранной фармацевтической компанией на проведение клинических исследований над пациентами. Бесправных рабов — хоть отбавляй, и с годами их, к сожалению, становится только больше.

Вот выдержка из отчета, сделанного общественной организацией «В единении сила», в рамках реализации проекта «Общественная антикоррупционная кампания по проверке деклараций руководителей учреждений здравоохранения Херсонской области и г. Херсон», при финансовой поддержке Программы развития ООН и МИД Дании: «Антикоррупционный мониторинг выявил, что много главных врачей основной доход получают не на своих должностях, а от собственной практики, жен-предпринимателей, гонораров за испытания медицинских препаратов и процентов с депозитов (без учета «благодарности» от арендаторов помещений и победителей в гостендерах)».

Первое место по уровню богатства уже не первый год подряд неизменно удерживает главный врач Херсонской областной психиатрической больницы Паламарчук Павел Викторович. Уже в 2019 году он задекларировал 238 тысяч зарплаты, пенсию в 128 тысяч 880 гривен за год и (внимание!) три миллиона девятьсот двадцать одну тысячу от предпринимательской деятельности.

Херсонская газета «Новый день» обнародовала факты о том, что декларант занимается предпринимательской деятельностью более 12 лет, сотрудничает с очень популярной в херсонских главных врачей компанией ООО «Квінтайлз Украины» из клинических испытаний лекарств на пациентах.

Семья Паламарчуков имеет в своем активе элитных автомобилей на три миллиона гривен, причем некоторые из них в последних декларациях не указаны, чтобы не смущать роскошью своей обнищавший народ на Херсонщине. Если раньше Паламарчук смело делился в декларации сведениями о том, что его семья владеет пятью квартирами в Херсоне и области, общей площадью свыше 300 кв. м, то в последних декларациях имущества стало заметно меньше, хотя доход от бизнеса только возрос. Или уже не за границу «намылился» главный миллионер от психиатрии Херсонщины, вдоволь высосав крови в своих бесправных рабов?

Правозащитница Татьяна Макарова: «В Херсоне давно пора создать правительственную комиссию»

— Психиатрия в Украине — это бизнес, столь же прибыльный, как торговля нефтью и газом, вот только бизнесмены от психиатрии торгуют человеческими душами и зарабатывают миллионы, — рассказала правозащитница Татьяна Макарова, которая уже десять лет сотрудничает с Общественной комиссией по правам человека (ГКПЛ). — Я считаю, что по тому произволу, который творится в Херсоне и области, давно пора создать правительственную комиссию. Сейчас подобная комиссия будет работать в Сумской области после обращения за помощью к ГКПЛ тамошних пациентов.

Я хочу затронуть тему психиатрии глобально, поэтому разработала и написала программу «Спасение будущего генофонда Украины». Из этих вопросов я встречалась с министром социальной политики Андреем Ревой, попросила Игоря Луценко, депутата Верховной Рады, чтобы он сделал запросы по всем городам Украины, чтобы получить представление о том, во сколько нам обходится психиатрия. За подписями руководителей области пришли ответы о том, сколько в Украине психиатрических больниц и домов-интернатов, какой у них бюджет, сколько содержится пациентов, в которой наличии персонал.

Если сложить это все в единое целое, получается девять миллиардов гривен из бюджета Украины на год! Эти деньги идут не на людей, они «отмываются» на теме психиатрии и расходятся по карманам главных врачей.

Я защищаю интересы людей, которые попали к этой репрессивной системы и не могут выбраться. Я уже высвободил из лап психиатрии 60 человек, и то, что рассказывают люди, просто шокирует!

Можно сказать, что на Одесщине я сделала настоящий переворот в психиатрии: людям снимают недееспособность, которая в свое время неправомерно была выставлена из корыстных соображений психиатров.

Но в других городах Украины пока что застой. Из сумского детского интерната ребята увидели меня, когда я выступала по телевидению, нашли мои контактные данные на «Фейсбуке», позвонили мне и просили о помощи. Рассказали страшную историю о том, как директор этого учреждения по 18 лет не выпускает людей из интерната, выписывая бумаги об их недееспособности. Люди говорят, что их пенсии забирают, применяют недопустимые меры ограничения свободы, обращаются хуже, чем с бездомными животными, закалывают психотропными препаратами. Люди сидят там, как в тюрьме, до 40 лет, выполняя все прихоти персонала и не имея никаких прав гражданина Украины. Я попыталась позвонить и напрямую связаться с директором этого детского интерната, чтобы спасти этих людей, которых буквально поставили в очередь на кладбище. Привлекла наших активистов, прокуратуру, чиновников в Киеве, чтобы разрулить эту ситуацию. На сегодня могу твердо сказать, что война с психиатрами продолжается, потому что добровольно лишаться своих миллионов они не

желают.

Сломать бездушную машину психиатрии

Свое мнение о состоянии дел в современных психиатрических больницах Украины, где миллионером может стать исключительно главный врач, высказал и популярный в Украине ТВ-эксперт, психиатр Александр Иванов.

— Когда заходишь в больницу, где все развалено и разрушено, невольно напрашивается аналогия с богатой верхушкой в бедной стране. Почему в найубогішій больницы богатейший главный врач?!

— Я отдал 28 лет работе в государственной ЦРБ, и все же пошел работать в частной клиники за то, что понял: государственную машину не сломаешь. То, что реформировать медицину нужно — это сто процентов, но до сих пор реальных изменений практически нет.

Медучреждения психиатрии всегда финансировались хорошо, так, как положено по бюджету. Но доходило по адресу, образно говоря, 1-2 процента, то есть намного меньше, чем было выделено изначально.

Способы изъятия денег из обращения — стандартные не только для медицинских учреждений, но и для любых других: ремонты не делают, деньги идут по разным схемам, в итоге «верхушка» администрации получает заоблачные доходы, зарплаты, плюс дополнительные возможности, а в «минус» выходят простые врачи и пациенты. Естественно, везде были откаты, вообще, схемы очень стандарных и примитивные, разработанные хапугами от медицины еще во времена Советского Союза, и именно сейчас они достигли максимальных масштабов.

— Результатами этих опытов сама Украина воспользоваться не сможет просто из-за дороговизны этих препаратов. Высокоразвитые страны используют Украину как полигон, как страну третьего мира, где опыты ставят на людях второго сорта. А главный врач просто закрывает на это глаза из-за того, что получает зарплату в долларах. Насколько этично, чтобы не сказать, противозаконно, ставить опыты на душевно больных людях, которые не совсем понимают и оценивают то, что с ними происходит?

— Да, это правда, что без клинических исследований медицинских препаратов какие лекарства в Европе не имеют права попасть в аптеку (длительные — около 20-25 лет — опыты на звірятках, плюс клинические исследования на добровольцах из числа людей), другое дело — именно защита прав пациентов, — продолжает свой рассказ психиатр Александр Иванов. — Ранее подобные исследования проводили в таких бедных странах, как Лаос, но после того, как было доказано, что там была куча подтасовок, проверяющие комиссии вынесли решение, чтобы эти эксперименты проходили на территории Европы. В Украине много бесправных людей. Поэтому клинические исследования переместились в нашей страны.

Если в США или любой стране ЕС пациенту платят деньги за участие в эксперименте, то в Украине это тема, закрытая от общества. В зарубежных клиниках строго следят, чтобы, не дай Бог, какие-то побочные эффекты не возникли (в таком случае, естественно, эксперимент тут же прекращается), как это происходит в Украине — тайна за семью печатями.

В Европе такая практика существует давно, но в цивилизованных рамках закона. Когда человек в Германии, Франции, Австрии соглашается стать участником эксперимента, то знает, что получит хорошую компенсацию и хорошие условия лечения. Потому что в Европе нет «благотворительных взносов» во время оформления человека в больницу.

Если возникают какие-то проблемы для здоровья пациента, ему должны как минимум компенсировать все причиненные в ходе эксперимента убытки. Человек знает, что получает новейший препарат, который будет стоить очень дорого, поэтому больной украинец никогда и ни при каких условиях не сможет позволить себе его купить.

Людям в ЕС участие в опытах оплачивают, для них созданы комфортные условия. В Украине, к сожалению, все иначе. Там, где люди лишены дееспособности, используют их опекунов или организации, которые выполняют функцию опекунов.

— Зачем проводить эти эксперименты на людях, если начиная с 50-х годов на рынок не вышел ни один препарат, который хоть что-то лечил бы в области психиатрии, а не просто временно снимал симптомы?

— Действительно, с 50-х годов на рынок только начали выходить препараты, которые формируют современную фармакологию в области психических заболеваний. Они все основаны на исследованиях 40-х годов доктора Йозефа Менгеля и подобных испытаниях в Японии, Германии, то есть, опытах на пленных.

И только после жесточайших испытаниях на людях появились антибиотики, транквилизаторы, нейролептики и антидепрессанты. Сейчас все эти наработки только совершенствуют, и перед выходом препарата на рынок все же должны быть проведены клинические исследования на людях, поэтому подбирают добровольцев.

— Получается, что в любом случае риск подтасовки результатов не исключен и может сложиться ситуация, что фирма, которая заказала эти исследования, столкнется с тем, что иски против него будут подавать и нанимать адвокатов уже не нищие, а вполне обеспеченные жители Европы и США, которые убедились, что купленный препарат не оправдал ожиданий?

— Солидным фирмам выгоднее выяснить реальные условия содержания больных, но таких компаний, которые на рынке уже 80-100 лет, практически нет среди тех, кто сотрудничает с Украиной.

— Можно еще как-то повлиять на эту ситуацию? 28 лет Украина независимая, ровно столько же лет главный врач бессменно сидит в своем кресле, несмотря на смену губернаторов», президентов …

— Да, это неэтично, нельзя защищать главного врача в этой ситуации. По-хорошему все должно решаться через суд, ведь мы стараемся создать правовую страну. Бежать больше не к кому, только в прокуратуру, в органы охраны правопорядка. Причем люди должны аргументированно объяснять, что происходит в этой больнице. Привлекать тех, которые пострадали (или могут пострадать), опрашивать врачей, которые получают не 3-4 миллиона гривен в год, а 3-4 тысячи гривен в месяц. Ведь хорошую жизнь себе обеспечили только главный врач и еще три-четыре человека из его окружения. Это при том, что Херсонская областная больница рассчитана на 800 сотрудников медицинского персонала и еще на тысячу человек из числа больных. Поэтому и бегут квалифицированные кадры из государственной медицины, ведь руководители имеют свой бизнес, а простые медики не получают ничего, и такой расклад по всем больницам Украины.

Вся система в стране полностью пронизана коррупцией, а медицина — лишь составная часть общей машины. Деньги, которые выделяют на медицину, очень большие, но они никогда не доходят до пациентов, они даже до врачей не доходят, просто растворяются в воздухе. Нашей стране крайне необходим нормальный министр здравоохранения, нормальная служба регистрации медицинских препаратов, без взяток и откатов. Срочно поменять во всех регионах заведующих облздороввідділів, городских отделов здравоохранения — полностью! Оставить только профессионалов, врачей, которые хорошо понимают, что нужно делать в медицине. Другое дело, что профессиональных талантливых врачей в Украине осталось очень мало. Сохраняется тенденция, что все едут в страны Балтии, Польши, Германии, Австрии, по всему миру. Если из одной больницы, где я работал, за 2018 год уволились 37 хороших специалистов, наверное, это о чем-то говорит?

Необходимы глобальные изменения для страны в целом, чтобы деньги из бюджета Украины уходили на медицину, а не расходились по чьим-то карманам, тогда хорошие врачи потянутся обратно домой. А вот те, кто успел присосаться к бизнес-структурам в медицине, сами никогда со своей должности не пойдут. Их надо выгонять поганой метлой.

До тех пор, пока этого не произойдет, в украинских больницах будут настоящие энтузиасты своего дела (которых остались единицы), или плохие врачи, которых не берут до частных больниц.

Share