Личность против системы

Особистість проти системи

Кому мешала Алла Горская?

18 сентября художнице Алле Горской исполнилось бы 90 лет. Она оставила заметный след в истории украинского диссидентского движения, а ее трагическая смерть породила немалый резонанс. Информацию о гибели Горской отслеживали и фиксировали в КГБ, систематически информируя ЦК КПУ, в частности первого секретаря ЦК КПУ Петра Шелеста. Кроме того, это дело было на особом контроле в прокуратуре УССР.

Алла Горская была одним из движителей украинского шестидесятничества, Клуба творческой молодежи «Современник» в Киеве. Уже в зрелом возрасте осознала свою национальную идентичность: выучила украинский язык, с большой отдачей погрузилась в национально-культурное возрождение 1960-х. В частности, в 1961 году в письме к отцу, который тогда возглавлял Одесскую киностудию, Алла Горская писала: «Ты знаешь, все время хочется писать на украинском языке. Разговариваешь по-украински — и думать начинаешь по-украински. Читаю Коцюбинского. Замечательная речь…». Одновременно она пожаловалась: «Воспоминания давят страшным бременем. Воспоминания тридцатых годов. От душевной боли ужасно колотится сердце. Хочется что-то делать, куда-то бежать, возмущаться, кричать».

В 1962-м Алла Горская вместе с Василием Симоненко и Лесем Танюком обнаружили под Киевом в Быковне места массового захоронения жертв НКВД, о чем написали в горсовет Киева с предложением открыть мемориал. Клуб творческой молодежи инициировал расследование. Лесь Танюк, Василий Симоненко и Алла Горская стали собирать информацию. Но уже в 1963 году на них началось давление, в результате избиения милицией трагически погиб Василий Симоненко.
 

«Витражная» дело

В 1964-м значительный резонанс имело уничтожение витража, созданного к 150-летию Тараса Шевченко в вестибюле Киевского университета, одним из авторов которого была Алла Горская. На нем было изображено гневного Кобзаря, к которому прислонилась женщина — символ матери-Украины. Тарас Шевченко произносил строки: «Возвеличу малых тех рабов немых! Я на сторожі коло них поставлю слово!». Витраж разбили сразу после завершения работы над ним как «произведение глубоко чужд принципам социалистического реализма». Шестидесятница Михайлина Коцюбинская вспоминает: «Главный погромщик — ректор университета Швец. Сам собственноручно, не дождавшись выводов комиссии, крушил идеологически вредный витраж… Почему мать-Украина такая грустная? Какой «суд», которую «казнь» и на кого навлекает Тарас? И вообще, почему это Украина за решеткой»? В соответствии с решением Бюро Киевского областного правления Союза художников Украины 13 апреля 1964 года определено: «Витраж дает грубо искаженный архаїзований в духе средневековой иконы образ Т. Г. Шевченко, который не имеет ничего общего с образом великого революционера-демократа… В таком же иконописном духе выдержан в эскизе образ Екатерины, которая является ничем иным, как стилизованным изображением богоматери… Шевченко слова написаны на церковнославянском вязью (кириллицей) в сочетании с іконописно трактованными образами, звучат идейно двусмысленно. В образах витража нет ни малейшей попытки показать Шевченко советского мировосприятия. Образы, созданные художниками, специально уводят в далекое прошлое».

Особистість проти системи

Витраж «Шевченко. Иметь». Работа художников Галины Севрук, Аллы Горской, Афанасия Заливахи, Галины Зубченко, Людмилы Семыкиной, 1964 год

Авторов витража за эту работу был исключен из Союза художников УССР. Впоследствии судьба некоторых из них сложится еще трагичнее: 1965-го по украине прокатилась первая волна репрессий в постсталинский период, и среди ее жертв — соавтор витража, близкий друг Аллы Горской художник Афанасий Заливаха. Его обвинили в антисоветской агитации и пропаганде и приговорен к пяти годам лагерей строгого режима.

Гвоздики в суде

Алла Горская свидетельствовала по делам арестованных за найденную запрещенную в СССР украинскую литературу Ярослава Геврича, Евгении Кузнецовой, Александра Мартыненко, Ивана Русина. Когда 25 марта 1966-го подсудимых привезли на судебное заседание в Киевский областной суд, они были удивлены, потому что их встретили с букетами гвоздик Лина Костенко, Алла Горская, Надежда Светличная, Иван Дзюба.

16 декабря 1965 года Горская откровенно обвинила правоохранительные органы в психологическом давлении на подсудимого Ярослава Геврича во время допроса, что стало причиной его ложных показаний, и на основании действующей тогда Конституции и законов аргументированно доказала, что читать книгу, даже идеологически чужую официальной доктрине, не преступление. Убедительность слов художницы обезоруживала и жутко раздражала. В 1967-м с группой киевлян она ездила во Львов на суд к Вячеславу чорновилу, где подписала письмо против незаконного ведения суда. В 1968 году Алла Горская в числе 139 деятелей науки, литературы и искусства поставила свою подпись в письме в адрес генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, председателя Совета министров СССР Алексея Косиґіна и председателя президиума Верховного совета СССР Николая Подгорного. Представители интеллигенции подчеркивали, что «ведомые в последних годах политические процессы становятся формой подавления инакомыслящих, формой подавления гражданской активности и социальной критики, необходимой для здоровья всякого общества. Они свидетельствуют о все более сильную реставрацию сталинизма. […] На Украине, где нарушение демократии дополняются и обостряются перекрученнями в национальном вопросе, симптомы сталинизма оказываются еще отчетливее». Письмо с подписями было передано в апреле 1968-го, а уже с конца апреля власть взялась прессовать тех, кто его подписал. Кроме того, в июле 1968 года вместе с поэтессой Линой Костенко, критиком Иваном Дзюбой, публицистом Евгением Сверстюком и писателем Виктором Некрасовым Алла Горская написала открытое обращение к газете «Литературная Украина» в связи с клеветнической статьей о «письма 139» советского писателя, а также информатора КГБ Алексея Полторацкого. Впоследствии, на заседании Союза художников, когда выдвигались обвинения против лиц, подписавших письмо протеста, общее гнетущее молчание нарушила Алла Горская, которая заявила, что все эти обвинения — ложь, и заставила зачитать текст протеста. Президиум собрания была вынуждена выполнить требование художницы.И когда зачитали протест, то стало понятно, что письмо не содержало ни намека на государственный переворот, только вежливое притязания справедливости. За то выступление Аллу Горскую второй раз исключили из Союза художников.

Однако это не остановило храброй женщины. Зимой 1969-го она посетила в Мордовском концтабірній зоне ЖХ-385 Афанасия Заливахи. А 28 августа 1970 года, когда он вышел из заключения, при ее активном участии ему было организовано громкое встреча в киевском ресторане «Наталка». Того же 1970-го за поддержку выступлений Валентина Мороза художницу вызвали на допрос в Ивано-Франковск, но она отказалась давать какие-либо показания.

Тайна гибели

Алла Горская вела переписку с политическими заключенными (систематическую с художником Афанасием Заливахой), поддерживала отношения с их семьями, оказывая им моральную и материальную помощь. Ее жилище стало местом, где останавливались лица, что возвращались из-за колючей проволоки, собирались их родственники, близкие и знакомые. Вокруг художницы собиралась творческая интеллигенция, которая прислушивалась к этой мужественной женщины, считала ее своим авторитетом. Горская была удивительно смелой, хотя и, возможно, осознавала, насколько серьезно рискует. За ней следили, ей угрожали, а в квартире соседей было установлено прослушивание направлено на квартиру семьи художницы.
28 ноября 1970 года Алла Горская поехала к свекру за швейной машинкой до Василькова (Киевская область) и не вернулась. 2 декабря 1970-го его тело было найдено в погребе дома мужниного отца Ивана Зарецкого. Сначала дело по этому убийству вела прокуратура Васильковского района. Однако уже 7 декабря было принято поручить расследование заместителю начальника следственного отдела прокуратуры Киевской области, советнику юстиции. И. Викторову, прокурору-криминалисту Г. Е. Баумштейну, следователю прокуратуры Киево-Святошинского района юристу первого класса Г. Есть. Страшном. Согласно выводам судмедэкспертизы «смерть Горского А. А. наступила от багатоосколкового перелома костей черепа с кровоизлиянием под оболочку головного мозга». Причиной смерти, по данным экспертизы, стали удары тупым предметом с ограниченной ударной площадью» — молотком.

Особистість проти системи

 

Особистість проти системи

Из архивов. Спецдонесение председателю КГБ УССР Виталия Федорчука в адрес ЦК КП УССР, 1970 год

В день, когда было найдено тело, мужа Аллы Горской, Виктора Зарецкого арестовали по подозрению в убийстве жены. Во время допросов на него оказывали психологическое давление, вследствие которого он подтвердил официальную версию, что у его отца Ивана Зарецкого были основания убить свою невестку. Как следствие — в постановлении «О завершении уголовного дела по обвинению Зарецкого И. А. по ст. 94 УК УССР» «на основании показаний соседки и приятельницы Горских Забродіної Г. К., Горского А. В. (отца. Горской), писем к племяннику Мицманенка К. И. в г. Тамбов Зарецкого И. А.» утверждалось, что свекор, «чувствуя к Горской А. А. неприязненные чувства, убил ее 28.11.1970, после чего 29.11.1970 покончил жизнь самоубийством».

Однако до официальной версии возникает целый ряд сомнений, высказанных главным образом людьми, которые близко знали художницу. В частности, указывалось, что с такой физически сильной женщиной, как Алла Горская, не мог управиться старик, физически слабый Иван Зарецкий, а «следов волочения, борьбы и самообороны на теле и одежде трупа не обнаружено». Друзья, родные покойной и отдельные исследователи высказывали мнение, что смерть художника — работа «отдела политических убийств», подчиненного руководству СССР.

Точка не поставлена

Резонанс, который вызвала смерть Аллы Горской, очень беспокоил власть. Уже 3 декабря 1970 года за подписью председателя КГБ УССР Виталия Федорчука в адрес ЦК КПУ направили специальное сообщение: «Поскольку Горская А. А. известна как авторитетная личность в среде националистически настроенных элементов, не исключено, что они могут использовать ее похороны с провокационной целью. Проводим оперативные мероприятия по предотвращению возможных нежелательных действий со стороны этих лиц». Примечательно, что на этом специальном сообщении была резолюция рукой председателя КГБ УССР Виталия Федорчука: «Ооо. Шороху П. Ю. доложили 4 декабря 1970 г.». Кроме того, в «Секретном сообщении КГБ УССР в адрес ЦК КПУ от 5 декабря 1970 года отмечалось: «Согласно выставленным в КГБ при СМ УССР данным националистически настроенные лица осуществляют попытки использовать похороны Аллы Горской с нежелательной для нас целью. В связи с тем, что похороны перенесены на 7 декабря, распространяются предположения и выдумки провокационного характера: работник издательства «Искусство» Корогодский заявил, что это преднамеренная задержка. КГБ не хочет, чтобы похороны состоялись в День Конституции, чтобы они приобрели характер политической демонстрации. Отдельные лица предлагали обратиться с протестом в прокуратуру и горсовет, требовали выдать тело. В результате принятых нами мер в их намерение не нашел широкой поддержки». Внучка Ивана Франко Зиновия договорилась о захоронении Аллы Горской на расположенном в центре Киева Байковом кладбище 4 декабря, однако похороны перенесли на 7 декабря на пригородный Берковецький кладбище. Прощание с художницей состоялось в мастерской по улице Филатова. В этот день отдать поклон собралось несколько сотен людей.

В сообщении за подписью председателя КГБ УССР Виталия Федорчука в ЦК КП Украины от 11 декабря 1970-го упоминалось: «О загадочности обстоятельств и причин убийства говорили в своих выступлениях во время похорон… В связи с этим считали бы целесообразным поручить прокурору, который вел это дело, допросить Сергиенко и Геля с целью прекращения распространения провокационных слухов в связи с убийством Горской». Также упоминалось, что, «оценивая версию причастности Зарецкого И. А. к убийству Горской, поэтесса Лина Костенко высказалась таким образом: «Уж слишком это все мерзко, чтобы быть правдоподобным».

Уже после похорон Аллы Горской, 18 декабря 1970 года за подписью председателя КГБ УССР Виталия Федорчука в адрес ЦК КПУ отправили специальное сообщение: «Согласно выставленным в Комитет государственной безопасности при СМ УССР данным женщина известного органам КГБ своими националистическими настроениями Черновола Вячеслава Антонив Елена, жительница города Львов, комментирует смерть художницы Горской среди своего окружения, распространяет провокационные слухи, якобы органы госбезопасности хотят сейчас устранить тех из числа творческой интеллигенции, кого не успели в 60-ые. Согласно утверждению Антонив такие действия должны быть осуществлены до начала ХХIV съезда КПСС. Об этом в Украине, по ее словам, стало известно от москвичей, но конкретных лиц она не назвала. Антонив и ее знакомые обеспокоены за свою дальнейшую судьбу. КГБ при СМ УССР принимает меры для выяснения источников провокационных слухов».

Сын художницы Алексей Зарецкий считал, что целью преступления было запугивание, дискредитация и деморализация украинского правозащитного движения, а также изымалась человек, которая предоставляла кругу своих единомышленников существенную поддержку. Также, вероятно, уже планировались последующие репрессии — «большой погром» 1972-го. Дело Аллы Горской были закрыты и, несмотря на массу обращений в прокуратуру УССР, СССР, независимой Украины, она до сих пор остается до конца не выясненной…

———-

Особистість проти системи

Людмила Семыкина, соратница Аллы Горской, мастер декоративного искусства, живописец, шестидесятница, одна из организаторов Клуба творческой молодежи «Современник». Член Союза художников Украины (1957 год; дважды исключена, возобновлена 1988-го)

Мы были романтиками, не реалистами. Алла Горская называла меня посестрою, а разговаривая с друзьями, она клала руку на плечо. Я следила за ней как художница: при ее руками, как она стоит, как голову держит. Алла была очень красивая, блестяще воспитанная, интеллигентная, она гордо ходила, никакого движения не делала без содержания. Алла любила искусство, а потом себя в искусстве, радовалась за людей, которые в искусстве что-то достигли. Она была поэтическая, философская по сути, к ее сердцу очень пришлось национальное возрождение, которое стало смыслом ее жизни, и была абсолютно спокойна относительно быта. Алла Горская родилась для протеста, была защитником, факелом, абсолютно сознательно шла на жертву, никогда не боялась говорить правду. Я пугалась ее смелости, я понимала опасность. Она была отважная, смелая, ее боялись, она могла поломать любой политический судебный процесс. Поэтому ее занесли в «черный список» и впоследствии убрали. За ней ходил убийца, он изучал жертву, ее затянули в ловушку. Есть версия, ее рассказывал Лесь Танюк, что за той машиной, которая должна была привезти ту швейную машинку с Василькова, должна ехать с Аллой и я. Но я в то время работала художником-костюмером в фильме «Захар Беркут».

Особистість проти системи

Сергей Белоконь, доктор исторических наук:

«Историкам украинской культуры ХХ века не обойти могучих фигур Василия Стуса и Аллы Горской. Оба они погибли. В архивах Службы безопасности Украины хранятся документы с подписями таких руїнників, как Виталий Федорчук. Все так просто, так однозначно».

Share