Кто будет освобождать узников Кремля

Хто звільнятиме в’язнів Кремля

Фото: УНИАН

Как кадровая политика президента Владимира Зеленского повлияет на вопрос политических заключенных

Владимиру Зеленскому в наследство от предыдущего президента Петра Порошенко досталась проблема украинских политзаключенных в России. Как известно, на конец июня РФ удерживает более 100 украинцев, которых обвиняют в различных преступлениях, начиная от шпионажа и заканчивая терроризмом. Правда, такие претензии к гражданам Украины основываются или на сомнительных доказательствах, или на ложных показаниях, или на использовании норм антитеррористического законодательства РФ. В «преступники» записывают активистов, волонтеров, журналистов, правозащитников. Тем временем российские суды не видят политических мотивов в этих преследованиях и выносят приговоры, по которым украинцы оказываются в тюрьмах на 10-20 лет. Последнее такое решение приняли неделю назад, 18 июня, в Ростове. Суд отправил за решетку пятерых крымских татар, обвиненных в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир». Осужденные получили приговоры от 11 до 17 лет заключения.

Напомним, что последний раз политических заключенных из России удалось забрать почти два года назад — в октябре 2017-го. Тогда до Киева вернули Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза, лидеров крымскотатарского народа. Однако, как отмечают правозащитники, с которыми удалось пообщаться Неделе, не последнюю роль в этом сыграл Меджлис. Были надежды, что российских граждан, которые принимали участие в войне на Донбассе, на украинских политзаключенных обменяют перед чемпионатом мира по футболу, который проходил в России в 2018 году. Тогда ходили слухи, что РФ, возможно, готовит передачу Украине Олега Сенцова, который объявил голодовку. Впрочем, слухи остались слухами.

В то же время вопрос политических заключенных частично использовали во время президентских выборов. Скажем, от предыдущей власти звучали обещания наконец урегулировать статус узников Кремля на законодательном уровне. Или по крайней мере начать этот процесс. В частности, пропрезидентские депутаты убеждали родственников заключенных, что проголосуют за законопроект под номером 8205. Последний лежит в Раде с марта 2018-го.

«В марте мы хотели встретиться с Ириной Геращенко. Однако она отправила нас к своего юриста, который разрабатывал альтернативный законопроект о «политических» (речь идет о документе под номером № 8337. — Ред.). Мы объяснили, что их законопроект мы не поддержим, потому что он признает статус заложника Кремля лишь после того, как человек освободится, приедет в Украину и пройдет собеседование в СБУ. Получается, что Олег Сенцов должен отсидеть свои 20 лет и только после этого его официально признают узником России. Хотя сейчас мы везде об этом говорим. И законопроект № 8205 фактически говорит то же самое. Но есть разница: 8205-и предлагали проголосовать только в первом чтении, а потом дорабатывать. Тогда как альтернативный предлагали сразу принять в целом», — объясняет Игорь Котелянец, брат политзаключенного Евгения Панова, председатель общественной организации «Объединение родственников политзаключенных Кремля».

«Перед выборами с нами, родственниками, правозащитниками, встретились и сказали, что альтернативный законопроект о политзаключенных не будут голосовать. А в обмен просили не писать ничего плохого в соцсетях. Потом от Ирины Геращенко звучали обещания, что закон о заложников примут в мае, потому что в приоритете у Раду закон о языке и ранее они якобы не успеют. Но в мае этого не сделали. Если честно, не верилось, что нас так обманут с законопроектом. Были надежды на парламентские выборы. В результате представители старой власти просто обрезали с нами коммуникацию», — жалуется Котелянец.

Инфографика Граждане Украины, которые содержатся по политическим мотивам на территории РФ и временно оккупированного Крыма

Собственно, Ирина Геращенко во времена президентства Петра Порошенко занимала должность уполномоченного по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях. А поскольку за пять лет украинская власть так и не удосужилась назначить уполномоченного по делам политзаключенных, Геращенко выполняла и эту функцию. Однако после президентских выборов она решила подать в отставку. Порошенко подписал ее заявление 18 мая. Фактически Украина на некоторое время осталась без человека, который отвечал бы за освобождение украинских заложников на Донбассе, заключенных Кремля и имела бы необходимые полномочия.

«Так, Геращенко занималась политзаключенными. Но не занималась проблемой серьезно. Она делала полезные вещи, однако не было системной работы, как ее понимают правозащитники и родственники заключенных. Фактически ответственного за это направление не было. И сейчас тоже нет», — объясняет координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак.

последний раз политических заключенных из России удалось забрать почти два года назад — в октябре 2017-го. Тогда до Киева вернули Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза, лидеров крымскотатарского народа

После инаугурации Владимир Зеленский Геращенко нашел замену. Ею стала Валерия Лутковская, бывший омбудсмен. Ее назначили в Трехстороннюю контактную группу в Минск, а она будет отвечать за гуманитарные вопросы, к которым, в частности, относится обмен пленными между Украиной и «ДНР» и «ЛНВ». Правда, еще трудно сказать, она будет заниматься вопросами политических заключенных.

«В Минске не говорили о Крыме, о «политических». Там всегда говорилось о ОРДіЛО. Но когда Лутковская была омбудсменом, то она всегда была с нами на связи. И если у нас были проблемы, могла дать задание подчиненным и сообщить нам, кто будет отвечать за их решение. Знала, как найти подход к Татьяны Москалькової (российский омбудсмен. — Ред.). Она умеет разговаривать с той стороной. Хорошо, что ее вернули», — убеждает Котелянец.

Также родственники политзаключенных надеются, что впоследствии Лутковская будет иметь больше возможностей и будет ответственным за работу, связанную с пленниками Кремля. Вместе с тем, семьи заключенных ждут еще ряд шагов от новой Администрации президента. В частности, речь идет о создании координационного совета по вопросам политических заключенных, назначение уполномоченного по этому вопросу и принятия законопроекта о статусе заложника. Все эти инициативы они озвучили во время встречи 30 мая с президентом Владимиром Зеленским. Тот на словах поддержал их.

«Зеленский спросил, есть ли у нас конкретные предложения, что можно сделать уже сейчас. И мы озвучили ему эти три тезиса. Он нас поддержал, пообещал вопрос проработать, дать человека, который комунікуватиме с нами от Администрации президента и сообщать о назначения. Но проекты по уполномоченного и координационного совета уже есть, мы еще с АП времен Порошенко все документы проработаны. Фактически все готово. Обещания нам дали, но назначений пока нет. Месяц прошел», — говорит Котелянец.

«Так, прогресса в этой истории пока что нет. Решений нет. Потому сейчас для всех тема номер один — выборы. Так, в АП у нас есть контакт, который с нами на связи. Но я не сравнивала бы качество коммуникации двух администраций. Я сравнивала бы результат. А его пока нет. Но во время встречи было видно, что вопрос заключенных Кремля для Зеленского важное. Особенно накануне выборов. Теперь главное, чтобы в эту тему не попали разные проходимцы. Не через злую волю, ни. Просто в АП могут не до конца осознавать, что происходит», — говорит Томак.

По информации источников Недели, должность уполномоченного по делам политзаключенных не против занять уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова. Она вроде бы пытается убедить Банковую, что может справляться с новыми обязанностями. А в последнее время якобы начала собирать заявления от украинских политзаключенных о желании быть обміняними. Впрочем, такая активность действующего омбудсмена вызывает беспокойство у части людей, которые имеют отношение к вопросу пленников Кремля.

«Если смотреть на взаимоотношения той самой Лутковской с гражданским обществом после Революции достоинства, то она больше ориентирована на права человека. А Денисова прежде всего политик. Не правозащитник. И нас устроила бы Лутковская, но Денисова якобы претендует на должность, хочет быть уполномоченным. Однако у нее уже есть своя компетенция, она уполномоченная по правам человека! А нам надо человек, который будет иметь стратегическое понимание проблемы, искать переговорщиков, привлекать их к переговорам с РФ, получать доступ к людям в тюрьмах, заберет их оттуда. Это все очень сложно», — комментирует информацию Томак.

Относительно будущей кадровой политики успел высказаться и президент РФ Владимир Путин. 20 июня он заявил, что встретился со своим кумом, председателем политсовета партии «Оппозиционная платформа — По жизни» Виктором Медведчуком и обсудил с ним вопрос освобождения украинцев, находящихся в плену. Родственники пленников трактуют его слова как намек, мол, обмены будут происходить только при участии Медведчука.

«Заявление Путина свидетельствует о том, что обмены будут завтра. Но хорошо, что он об этом сказал. Мы не любим Медведчука, вполне заслуженно. Но его заявление является сигналом, что без Медведчука вопрос обменов не решить. И надо понимать, что Медведчук в этой истории не представитель Украины, он представитель Путина. Лично у меня есть надежда, что этот вопрос попытаются использовать во время парламентских выборов. Что освобождение людей используют, чтобы получить голоса. Хотя Медведчук хороший переговорщик, если у нас уже два года обменов не было? К тому же я не думаю, что люди, которые за НАТО, евроинтеграцию, внезапно после обменов решат голосовать за Таможенный союз и кума Путина. А его электорат вопрос политзаключенных не интересует. Поэтому, как на меня, здесь рисков нет. И если вдруг под эгидой Медведчука уволят нескольких людей, то я не против», — комментирует заявление российского президента Котелянец.

Впрочем, кажется, до выборов надеяться на обмены бесполезно. Переговоры с участием новой контактной группы в Минске 19 июня результата не дали. Россия хотя и говорит об обменах, но не уточняет, о какой именно категорию людей идет речь: заложников ОРДіЛО, пленных моряков или пленников Кремля. А новая Администрация президента должна сделать выводы из работы своих предшественников и наконец разобраться с частью проблем, которые остаются нерешенными на протяжении пяти лет. Ведь украинские политзаключенные и их родственники ждут помощи от государства сегодня, а не через 20 лет, когда добегут концу сроки заключения.

Share