Короли и династии в украинской истории

Королі та династії в українській історії

Два последних Яґеллони

Продолжение, начало в № 7, № 10, № 13, № 16 Недели

Начало правления Сигизмунда i Старого
Выбор последнего из сыновей Казимира IV в 1506 году польским королем истек, на первый взгляд, спокойно. К сожалению, не было в живых его брата, кардинала Фредерика, который умер в 1503-м и был активным участником двух предыдущих волеизъявлений. Новый обладатель к этому времени имел скромный опыт в управлении, ведь трудно было надеяться на то, что именно ему достанется королевский престол после безпотомної смерти двух старших братьев — Яна Ольбрахта и Александра, которые в 1493-1506 годах были королями. Администрирование в силезьких княжествах с центрами в Глогові и Опаве, а впоследствии наместничество от имени старшего брата, чешского короля Владислава, разве что радовали его достоинство, но не равны власти и престижа старших братьев, что были королями, а Александр еще и великим князем литовским. Зато длинные господства Сигизмунда I, что растянулось на 42 года, способствовало тому, чтобы добавить к его имени определение Старый, которым, вероятно, подчеркивались и время правления, и его возраст и степенность для современников.

В наследство от своих предшественников он получил войну с Московским княжеством, которая, даже несмотря на громкую победу 1514-го в битве под Оршей, привела к заметным территориальных потерь для Великого княжества Литовского, а его все Яґеллони считали своим дідичним владением. Чернигов и Новгород-Северский на более 100 лет стали юго-западными провинциями Московии. Во внешней политике Королевства Польского на первый план вышли отношения с вроде бы близкими и родственными Венгерским и Чешским королевством, с которыми польские короли были соединены родственными связями. На момент восхождения на престол в Кракове Сигизмунда чешским и венгерским королем был его старший брат Владислав. Благодаря тому что сыновья Казимира IV господствовали в Литве, Польском, Чешском и Венгерском королевствах, мир Ягеллонов в начале XVI века был почтенным. Да и сам Сигизмунд 1512-го вступил в брак с Барбарой Запольи, дочерью трансильванского воеводы Стефана Запольи, давнего противника Габсбургов. Кажется, что династии ничего не грозило, ведь с ней стремились породниться и поддерживать дружеские отношения большинство господствующих и владетельных семей Европы. Но османы имели на это свои планы, которые в начале 1520-х годов они начали воплощать с новой силой на Балканах.

Русский контекст
Русские земли Королевства Польского в начале XVI века состояли из трех воеводств: Русского, Подольского и Белзского. По другую сторону внутренней границы украинских земель располагались Киевское воеводство, Волынская земля и Брацлавщина. Среди важнейших вопросов, стоявших на повестке дня всех этих территорий, были татарские нападения, интенсивность которых выросла в начале века. Реформы обороны границы в Королевстве Польском, что брали свое начало с 1470-х, стали основой для так называемой текущей обороны. Эта оборона состояла из наемных конных и пеших отрядов, которые за соответствующую плату несли военную службу прежде всего в Подольском воеводстве. Вне военным аспектом, служба в подразделениях, прежде всего конных, способствовала налаживанию связей между шляхтой королевства. Для многих шляхтичей это было начало карьеры: после нескольких лет службы появлялась возможность получить тот или тот земский правительство в воеводстве, из которого они происходили. Для руководителей этих подразделений она могла стать трамплином к получению старостинского или же сенаторского правительства.
Для примера, известный ротмистр Бернард Претвич после длительной службы получил в управление Барское староство и стал едва ли не самым известным наместником Короны в середине XVI века. Дальнейшая карьера привела его к Теребовле, статус которого был выше Бара с учетом существования в ней ґродського суда. Уже его сын Якуб старостував здесь более 50 лет, дождавшись достоинства галицкого, а впоследствии и каменецкого кастеляна. Венцом его карьеры стал правительство подольского воеводы в 1607-1613-ом. Можно сказать, что тогда были и более привлекательные карьеры. Но следует помнить, что Бернард Претвич — простой военный наемник, родом из Силезии. Поэтому сенаторские достоинства его сына, как на реалии времени, является примером блестящей карьеры, которая состоялась благодаря военным, политическим и хозяйственным талантам отца, родственным связям и политическому дарованию сына.

Еще одним полем противостояния были отношения с Молдавским княжеством, что в XVI веке превратилось в полностью зависимое государство от Османской империи. Это было неприемлемо, учитывая длительную — более века — вассальную зависимость упомянутого государства от Королевства Польского, из времени, когда во Львове 1387 года молдавский господарь Петру I Мушат принес присягу верности Владиславу II Ягайло. Буковинская поражение Яна I Ольбрахта стала причиной споров за пограничное Покутья, что на протяжении первой трети XVI века переходило из рук в руки. За господство господаря Петра IV Рареша (1527-1538), военные действия привели к новому установления власти Молдавского княжества над Покутьем. Победоносная для Королевства Польского битва под Обертыном 1531-го завершилась заключением следующего года перемирия, которое было закреплено миром Короны с Османской империей в 1533 году. Этот мир исключал дальнейшие военные действия со стороны Молдавского княжества и не допустил новой войны с участием турок, как это произошло в 1498 году.
Развитие городов и торговли, что оживился в это время после больших трансформаций последней четверти XV века, связанных с экспансией Османской империи в Северном Причерноморье и изменением традиционных для русских земель направлений торговли, потребовал от местного купечества новых рынков и новых правовых инструментов для этого. Значительная доля торговли на русских землях была делом армян, проживающих в Львове и Каменце от второй половины XIV века, а их общины занимали заметное место в хозяйственной и культурной жизни русских земель. Каменецким армянам еще 1496 году удалось получить от короля Яна I Ольбрахта привилегию на самоуправление. Свидетельством тому стала деятельность армянского війтівського суда в городе, книги которого, написанные армяно-кипчакською языке, сохранились и поныне. Противоречия, существовавшие в правовых нормах коронного, магдебурского, русского и армянского прав, частично были для армян урегулированы принятием 1519-го на сейме в Пйотркові документа «Устав львовских армян», или же известного по имени составителя Мхитара Ґоша, что жил в XII веке.

Парламентаризм и культурная политика
В общем кодификации правовых норм за господства Сигизмунда I было уделено немало внимания. Способствовало этому регулярное общение короля со шляхтой на коронных сеймах, которые происходили практически ежегодно, а в определенные годы, как-вот 1512-го, 1523-м, 1530-го, 1534-го, их было и по два. Можно сказать, что именно эта регулярность выработала и закрепила в коронной шляхты привычку к парламентарних практик, где все чаще звучали голоса к реформированию права и строя в королевстве. Создана сеймовая комиссия разработала проект реформирования коронного права, детально обсуждался на сеймах 1520-х годов и имел бы после сейма 1532-го быть введен в действие. Но так не случилось. Зато более успешным для Сигизмунда I оказалось реформирования права в Великом княжестве Литовском в это время. 1528 года было принято Литовский статут. Возможно, предел компромиссов, связанная с коронацией vivente rege (за живого короля) малолетнего Сигизмунда Августа в 1530‑м, не дала возможности реформировать коронное право, а следовательно, дискуссии об изменениях в королевстве продолжались в последующие десятилетия, что сказалось на важных реформах 1560-х лет, проведенных уже за господство его сына.

Формированию образа Сигизмунда I как степенного и мудрого правителя способствовало развитие искусства и науки. За его правления королевская резиденция на Вавеле в Кракове приобрела такой вид, что почти без изменений сохранился до нашего времени. А место его захоронения — одна из королевских часовен в кафедральном соборе рядом с королевским замком — является едва ли не лучшим образцом ренессанса вне Италии. Такому расцвету художественных вкусов и немалым инвестициям поспособствовал второй брак короля с Боной Сфорцою, дочерью Джана Ґалеаццо Сфорца и Изабеллы Араґонської. Умная и чрезвычайно амбициозная королева принесла новые практики политической и хозяйственной жизни в этой части Европы. Пожалуй, ни до, ни после нее ни одна из жен короля не имела такого политического влияния на жизнь государства. Благодаря королевской милости и покупки в шляхты пространных владений ей удалось сформировать немалый личный особняк как в Короне, так и в Великом княжестве Литовском. На утеху своим амбициям она переименовала подольское город Ров на Бар в честь города Бари, где она родилась и где завершилось ее яркую жизнь.
Целью династической политики короля было заключить союзы со всеми соседями, чему способствовали брак сына с дочерью императора, браки дочерей с бранденбурзьким курфюрстом, сыном шведского короля. Это должно обеспечить стабильность и мир владением Ягеллонов в Центрально-Восточной Европе, что значительно уменьшились после поражения королевского племянника, чешского и венгерского короля Людовика II Ягеллончика в битве под Могачем в 1526 году. Тогда часть Венгерского королевства перешла под власть османов, а шляхта чешского и венгерского королевств избрала своим королем Фердинанда Габсбурга, будущего императора. Шведский вектор династической политики проявил себя в конце XVI века, когда польским королем был избран шведского королевича Сигизмунда, сына Катажины Яґеллонки.
Долгое правление Сигизмунда I создало у потомков представление о нем как мудрого правителя. На большинстве портретов перед нами предстает седовласый бородатый монарх, правит своими народами. Большое значение имело его регулярное общение с подданными на сеймах, а также во время львовского рокошу в 1537 году. Именно тогда шляхта собралась на посполитое рушение и стала основой для екзекуційного движения, что вызревал в среде середньозаможної шляхты от начала его правления. Без этого и без постоянных изменений, что, на первый взгляд, незаметно внедрялись все время, реформы его сына Сигизмунда II Августа не имели бы никакого шанса на успех в последующие десятилетия.

Сигизмунд II Август и конец династійного правления
Коронация десятилетнего Сигизмунда Августа, единственного сына Сигизмунда I и его второй жены Боны Сфорца, за жизнь его отца была исключением из всех предыдущих, происходивших в Королевстве Польском. Подобные идеи еще не раз будут появляться в течение следующих лет, но опыт, добытый в первой половине XVI века, навсегда убедит шляхту в невозможности повторения такого политического шага. Выборы короля будут происходить исключительно после смерти предшественника или же самовольного отречения (как-вот выбор Михаила Корибута Вишневецкого после отречения Яна II Казимира в 1668-м).

Королі та династії в українській історії

Сигизмунд И. www.uk.wikipedia.org

Сигизмунд II Август был последним властителем Королевства Польского и Великого княжества Литовского и вполне отдельно правил этими двумя государствами до образования Речи Посполитой. Пример тому — различные сеймы для Короны и Литвы до 1569 года. А также вполне отдельная внешняя политика, когда Корона Польская не вмешивалась в дела Великого княжества Литовского, прежде всего в отношениях с Московским царством. Это вылилось в роковые последствия первого периода Інфлянтської (Ливонской) войны в 1560-х, когда только военная и финансовая помощь Королевства Польского спасла Великое княжество Литовское от полного поражения.
Традиционно правление Сигизмунда II Августа рассматривается до 1562 года и после, то есть от времени сеймов, реформировали Королевство Польское в 1560-х, когда главной звездой парламентаризма будет сейм 1569 года и образование Речи Посполитой. Даже найґрунтовніша монография, освещающая жизнь последнего Яґеллона, авторства Анны Сухені-Ґрабовської доведена именно до 1562-го. Такой взгляд спровоцирован не только унией, заключенной в Люблине после одного из самых длинных сеймов в истории Короны, но и тем, что сеймы, которые пришлись на 1560-е годы были пиком политической активности шляхты в Яґеллонську сутки. Получил развития экзекуторское движение середньозаможної шляхты, которая стремилась избавиться от доминации магнатов и сената в политической жизни королевства. Шляхта шла к этому не один десяток лет в XVI веке, начиная от недовольства, вызванного решениями еще короля Александра I, когда Устав Александра привел к доминированию сената в политической жизни королевства. Принятая же на сейме в Радоме 1505-го Конституция Nihil novi ослабила влияние сената и стала стимулом для середньозаможної шляхты добиваться изменений. Без этого никакие реформы 1560-х годов не стали бы успешными.

Реформы, которые были спровоцированы упомянутым движением, внедрили учет королевского поместья. Иначе говоря, речь шла о том, сколько прежде всего собственности есть в распоряжении короля, чтобы он мог с доходов своих владений финансировать войско для обороны Королевства Польского. Для этого были начаты ревизии королевщин, получили название люстрации. В соответствии с решениями Пйотрковського сейма 1562-1563-го должны были проводить каждые пять лет. Перед этим специальных ревизоров обязывали провести ревизию заложенных предыдущими обладателями королевщин, начиная от тех, что были сделаны еще за господство Владислава II Ягайло и его сына Владислава III. В случае обнаружения, что это новые суммы залогов, то есть те, что были сделаны после принятия Устава Александра в 1504-м, имения должны были вернуться в собственность короля. Особенностью этой акции было то, что она проводилась очень тщательно, учитывая весь предыдущий политический процесс и опыт подобных акций, потому и оставила по себе уникальные исходные материалы, которые, по моему мнению, дают возможность значительно шире посмотреть на локальные сообщества середины XVI века. Кроме внедрения новой формы побора с владений, было проведено копирование всех привилегий на владение тем или имением. Современные историки получили неоценимые материалы для исследований права собственности, начиная с XIV века.

Однако реалии того времени были вполне отличными от тех, когда короли раздавали эти имения шляхте. Так, в Конституции Варшавского сейма 1563-1564 годов, в налоговом универсале было указано, что налог паны и шляхта «…лично или через степенных лиц уплачивать и вместе со своими показаниями отдавать и отправлять за своей подписью и печать прикладывать…». Из этого положения исследователи сделали предположение о существовании в 1560-х годах представление в шляхетском среде, что рядовой, а главным образом более зажиточный шляхтич должен уметь читать, писать, а также самостоятельно написать налоговое свидетельство. Но до этого было еще очень далеко. Мало кто из тех, кто лично платил налоги, умел написать больше чем собственное имя, хотя случались исключения вполне искусного владения письмом, да еще и не одним языком, латынью и польским, а иногда и русской.

В результате этих нововведений Королевство Польское получило ресурс для оплаты войска. Так как на это должна выделяться одна четвертая прибыли королевщин — кварта, то такое войско стали называть кварцяным. Учитывая, что размер королевщин состоянию на 1560-е годы был весьма скромным, то и возможность удерживать на доходы с них войско было совсем небольшим как на потребности и размеры государства, вела войны с Московией, а также должна держать немалый военный контингент на юго-восточных границах для сдерживания Крымского ханства.

Королі та династії в українській історії

Сигизмунд II Август. www.uk.wikipedia.org

Сигизмунд II Август был тем властелином, который нарушил несколько неписаных правил в личной жизни короля. Он трижды женился. Вроде бы ничего специфического, на первый взгляд, но дважды на родных сестрах, а однажды на собственной подданной. Если первый брак на Елизавете, дочери Фердинанда Габсбурга и Анны Яґеллонки (она была двоюродной сестрой Сигизмунда II Августа), вполне вписываются в политические расчеты Королевства Польского для поддержания блеска Яґеллонської династии, то второй после преждевременной смерти жены был вызовом всем подданным короля. Его женой стала Барбара Радзивилл, вдова Станислава Ґаштольда. Она стала второй после Эльжбеты Ґрановської (третья жена Владислава II Ягайло) женой польского короля, которая была его подданной. Третий брак, заключенный с Катериной, младшей сестрой первой жены, был политическим для обеих сторон. Король нуждался потомка, а семья Габсбургов имела целью сформировать устойчивый круг своих сторонников в Королевстве Польском. Королю так и не суждено было иметь наследника, который продолжил бы династию Ягеллонов.

Вершиной политической деятельности Сигизмунда II Августа была Люблинская уния — объединение Королевства Польского и Великого княжества Литовского в единое или же объединенную (историки до сих пор дискутируют относительно этого) государство речь Посполитую. Путь к унии этих двух государств прокладывался в течение всего правления династии Ягеллонов — от обещаний в Крево Ягайло и к униатскому сейма в Люблине прошло 183 года. Результат этого объединения — речь Посполитая — просуществовал еще 226 лет. А если суммировать эти две цифры, то получится союз, который продлился 409 лет. В европейской истории только уния Англии и Шотландии недавно превзошла этот результат.
Создана речь Посполитая получила совместного обладателя. От того времени и до конца существования Речи Посполитой одно лицо обладателя всегда была и королем, и великим князем литовским. Для украинских земель уния стала временем объединения. Інкорпораційні привилегии для Волынского, Киевского и Брацлавского воеводств присоединили их к Королевству. Вследствие этого все шесть воеводств оказались в одном государстве. Между ними исчез государственную границу, но их еще не объединяла общая идея Руси или того, что в последующие века станет идеей Украины-Руси.

На этом завершился долгий период в нашей истории, представленный правлением королей из династии Пястов, Анжу и Ягеллонов. Кто-то из них, как Казимир III, воспользовался династической кризисом в Русском королевстве, присоединив к своим владениям часть русских земель. Его преемник Людовик I Венгерский имел целью присоединить русский королевский домен до Венгерского королевства. Владислав II Ягайло лишь на самом закате своего долгого правления согласился на уравнивание русской шляхты в правах с коронной, а за господство его старшего сына Владислава III это было формально введено в действие. Длительное правление Казимира IV стало временем формирования политического опыта шляхты русских земель. Она, шляхта, стала часто и регулярно общаться со своим королем. Коронные сеймы уже за Яна I Ольбрахта и Александра I стали тем политическим форумом, где обсуждались и решались все важные государственные дела. Сигизмунд I за свою более чем 40-летнее правление заложило основы тех изменений, что суждено частично выполнить его единственному сыну Сиґізмунду II Авґустові. На нем и завершается страница нашей истории, где королями становились как по рождению, так и по выбору шляхты, в основном, формальным и безальтернативным. Но принадлежность к династии была решающей для выбора королем. Уже после 1572-го в Речи Посполитой выбор того, кто станет королем, и полностью зависело от шляхты и крупных политических группировок, организованных магнатами и часто спонсируемых зарубежными претендентами. Наступала эпоха выборных королей и смешанной монархии (monarchia mixta), которую исследователи окрестили властью олигархии.

Share