Контригра ЦИК

Контргра ЦВК

Фото: УНИАН

Как Центризбирком пытается стать предохранителем от реванша

Перезагрузка Центральной избирательной комиссии оказалось не самым успешным реализованным институциональным проектом предыдущей власти. На фоне погрузлих в вечных скандалах антикоррупционных органов и хаотичной и противоречивой политики команды нового президента эта структура, похоже, единственная из всех сил пытается противостоять ползучему реванша. До недавнего времени комиссии удавалось виртуозно отсеивать всевозможных скандальных кандидатов с неприятным ароматом, и никто не мог обвинить ее в нарушениях. Упрекали. Но все базировалось скорее на личных эмоциях и образах. И вдруг прокол: ЦИК зарегистрировала одиозных Андрея и Анатолия Шария. Началась травля.

Предатели? Не все так просто. Согласно закону ЦИК прежде чем зарегистрировать кандидата должен проверить его на соответствие Конституции: достиг 21-го, является гражданином Украины или имеет судимость и проживал в стране последние пять лет. Первые три пункта выполнить несложно: гражданство и возраст указаны в паспорте, а справку о судимости МВД предоставляет без проблем. А вот со сроком проживания труднее. Кроме того, что есть разная трактовка в законодательстве, то еще и информации нет. Обычно это проверяется через Государственную пограничную службу. Она предоставляет информацию, кто, когда и как пересекал границу. Но, во-первых, штамп в паспорте о выезд или въезд необязательный и не все миграционные движения человека фиксируются, а во-вторых, есть проблема с транскрипцией написания фамилий. Согласно случаются даже комические истории. Действующий депутат Андрей Вадатурский, по данным пограничников, дважды выезжал за границу и ни разу не въезжал. К тому же не был в Украине более чем 90 дней, что не позволяло зарегистрировать его кандидатом. В загранпаспорте нужных штампов также не оказалось. Ситуацию спас только аппарат ВРУ, выдав справку о письменную регистрацию на заседаниях парламента.

Собственно, с Клюевым и Шарием похожая проблема. Первый еще 2014 года вылетел с Украины, потом влетел и, по данным пограничников, жил здесь. Второй вообще непонятно, как и когда выехал, а назад тоже вроде бы находится в стране. ЦИК такие аргументы не удовлетворили, ибо интернет кишит информацией, что оба сбежали из Украины и живут за границей, но нужны документы. На запросы комиссии прокуратура и МВД ответили отписками. Полиция говорит: Клюева ищем, но где он, не знаем. Прокуратура сообщает, что сбежал с Януковичем и скрывается где-то за пределами страны. С Шарием интереснее. Прокуратура данных не имеет, уголовного дела якобы не было, данных о том, просил ли он убежища, МИД тоже не дает. И Клюеву, основываясь на данных прокуратуры, и Шарієві на основании открытых сведений (заявление супруги Шария на панели ОБСЕ, что они с семьей семь лет не проживают на территории Украины) ЦИК отказывает в регистрации. Но тут вмешивается суд. Сначала Шестой апелляционный, потом Верховный. По версии судей, ЦИК не придерживалась норм законодательства, имела бы дополнительно проверить информацию, поэтому пусть исследует вопрос повторно.

Казалось бы, какая проблема еще раз рассмотреть и снова отфутболить. Но на основании чего? Все, кто может оказать хоть какую-то информацию, умыли руки. Крайняя ЦИК, пусть делает что хочет. Когда судьи говорят о повторное рассмотрение — это лукавство. Другого выхода, как зарегистрировать, нет. Все использованные доказательства суд определил как такие, что не годятся, а других нет. Заниматься расследованиями ЦИК не может, должен только опираться на ответы официальных органов. Не зарегистрировать — уголовное правонарушение (неисполнение решения суда). Ну и к тому же на все про все пять дней.

В случае если новому парламенту покажется, якобы ЦИК слишком независимая и стоит ее обуздать или сменить на более лояльную, и эта попытка окажется удачной, будет институциональная трагедия

Но выход есть. ЦИК идет на откровенную провокацию. Затягивая время, созывает журналистов и на камеры принимает решение о регистрации. Поднимается общественный резонанс, активисты выходят на Майдан, председатель парламента делает публичный запрос к правоохранителям и — о чудо! — в прокуратуре, СБУ и МВД находятся нужные данные. На их основании мгновенно отменяется регистрация.
История о попытке дестабилизировать работу ЦИК судами еще не завершена. Клюев снова пошел в суд. Апелляционный ему отказал, и есть еще Верховный. На очереди Ренат Кузьмин, чья история еще веселее. Он, оказывается, ведет в Украине более 50 судебных исков (через помощников, конечно), что должно доказывать его проживание здесь. Еще он якобы живет в Ялте (территория Украины), что даже предоставил подтверждения, зафиксированные в нескольких судебных решениях. Конечно, он обжалует отказ ЦИК.
Всего в ЦИК небезосновательно подозревают, что кто-то серьезно решил с помощью судов накопать под нее компромат, ну хотя бы доказать ее непрофессионализм и коррупционной ангажированности. Упреки вроде избирательности в подходах и в формализации требований относительно определенных кандидатов прочитываются в решениях судей. Атака, кстати, набрала обороты с момента, когда суд заставил ЦИК зарегистрировать партию Михеила Саакашвили «Движение новых сил». Тогда даже на заборе у комиссии появилось специфическое объявления «Оспариваем решение ЦИК. Тел…». Цена за услугу 1500 грн. Правда, положительного решения в Апелляционном суде «решалы» не гарантируют, зато в Верховном 100%. Что это должно означать? Возможно, кто-то решил заработать на дураках, потому что решение ВС вряд ли так мало стоит, если идти коррупционным путем. Или же к акции привлечены «благодетели», которым важен сам факт обжалования.

Сейчас комиссия кажется монолитной. Там вроде изначально решили не отступать от буквы закона и демонстрировать открытость. Если в документе, который подается, нет обязательной информации, то комиссия не принимает и отказывает в регистрации. Если в законе написано, что залог платит кандидат, а деньги за него внес кто-то другой, это тоже нарушение. Да, кстати, погорел Владимир Парасюк. Поэтому упреки в избирательности в ЦИК считают манипуляцией. Говорят, формалістський подход дает возможность выдерживать четкую позицию и избегать разночтений. А публичность и прозрачность, даже чрезмерная, нужны, чтобы ни у кого не возникало лишних вопросов. Ибо только тогда возможно будет восстановить доверие общества. Впрочем, как показывает практика, такой подход является еще и серьезным оружием против реваншистов. Если бы ЦИК не вышла в информационную плоскость с проблемой регистрации Клюева, Шария, Кузьмина, то трюк удался бы.

Конечно, эта позиция многим не нравится. Отечественные политики привыкли иначе решать вопрос, и их недовольство можно понять. Но демонстрация ЦИК принципиальной позиции помогает. Когда комиссия уперлась рогом, отказываясь идти на пережеребкування, и прояснила, что это грозит срывом выборов, у нее сразу появились ситуативные союзники. А срыв, кстати, был вполне реальный. Сроки на этих выборах сжаты. На печать бюллетеней надо не меньше чем 19 дней, ведь это сложный технологический процесс, почти как печать денег. Закон определяет, что на каждом бюллетене ставится номер избирательного участка машинным способом. Их надо еще посчитать, попакувати. Поэтому крайне важно вовремя отдать в печать утверждены макеты. Если, конечно, не вмешается суд, что и случилось. Когда бюллетени были в типографии, ЦИК обязали добавить к списку партию Саакашвили. Немедленно посоветовавшись с представителями всех зарегистрированных политсил, комиссия принимает решение дописать новоприбывшую партию под № 22 и запускает печать. Но вдруг Аграрная партия, которая была не против, идет в суд и требует пережеребкування. На свой страх и риск печать не прекращают. Даже два дня, за которые суд должен принять решение, ждать нельзя. Более того, суд принимает решение в пользу истца и становится понятно, что выборы срываются. Пока решение не вступило в силу, ЦИК, не прекращая печать и очень рискуя, идет в апелляцию и параллельно поднимает шум. Различные политические силы мгновенно поддерживают комиссию, и после долгих баталий ВС принимает решение в пользу ЦИК.

Нынешняя эпопея с регистрацией только начало. Установление результатов может превратиться в шоу. Да и сами выборы имеют шансы стать одними из самых резонансных учитывая то, какое количество манипуляций и технологий применяется. Можно рискнуть спрогнозировать, что ЦИК со всем этим справится, но какая судьба ждет ее дальше — вопрос.

Есть два варианта. Политики оценят честную игру и смирятся. Но могут и не оценить. В случае если парламент сдастся, якобы ЦИК слишком независимая и стоит ее обуздать или сменить на более лояльную, и эта попытка окажется удачной, будет институциональная трагедия. Слабую, ручную ЦИК Украина уже имела. Комиссия и так ослаблена, на нее сбросили немало декларативных функций, но не оставили полномочий для их выполнения. Она ответственна за организацию проведения выборов, но не имеет влияния на агитацию и ничего не может поделать с нарушениями. Имеет во время выборов контролировать деятельность политических партий и использования ими средств, но механизмов для этого нет. В любом случае есть веские подозрения, что ЦИК за неуступчивость пожелают серьезно поквитаться. Среди политиков уже ходят слухи о местных выборах в ноябре. Если удастся принять избирательный кодекс, встанет вопрос о перезагрузке местной власти. Тем более этого очень желают в президентской политсиле, предчувствуя, что позже такой трюк не пройдет, ибо посыпется рейтинг. Ну и почему бы не подрихтовать под этот шумок ЦИК? Для того, правда, нужно 300 голосов, которых может не быть в новой Раде. А еще возможны трудности с согласованием принципов формирования. «Слуга народа» якобы за пропорциональный подход, соответственно величине фракции, а «Голос» за равенство всех, кто попадет в парламент. Но есть еще варианты.
Какой бы монолитной и принципиальной была ЦИК, слабые звенья найдутся. Есть основания считать, что ими могут оказаться некоторые представители, которые зашли по квоте БПП. Постоянное давление, признают в комиссии, таки имеется. Преимущественно информационный, не политический. Через силовиков, как раньше, вообще никто не работает. Но после выборов ситуация может существенно измениться.

Share