Контрабанда в ОРДіЛО: золотые жилы

Контрабанда в ОРДіЛО: золоті жили

Фото: УНИАН

Удается ли представителям ООС сдерживать потоки незаконного товара, который направляется через линию фронта?

Пожалуй, утверждение о том, что на войне зарабатывают все, благодаря политическому подтексту сейчас уже перестало восприниматься как таковое, что требует доказательств. Второй по популярности (после коррупции в армии) есть тема о постоянный поток контрабанды, которой занимаются гражданские и военные на территориях вблизи линии фронта. Что вроде бы сводит на нет любые попытки завершить вооруженный конфликт. Однако в этом случае можно говорить о классической подмене причин и следствий: конечно, незаконный движение товаров происходит именно через условия, которые повлекла война, однако военное противостояние порождает все-таки агрессия соседней страны. Хотя, безусловно, контрабанда на прифронтовых территориях действительно существует. Но если сравнивать масштабы, о которых идет речь, то заметно существенное уменьшение. Хотя и по разным причинам.

Во-первых, нельзя не заметить, что деятельность различных служб, задействованных в Операции объединенных сил, стала более слаженной. Создание единой системы работы для предотвращения нарушения законов (чего не было во время проведения АТО) дает положительные результаты: военные вместе с полицией, работниками ДФС и пограничниками разоблачают на освобожденных территориях многочисленные преступные группировки, которые, кроме прочего, настроены на незаконное перемещение товаров на оккупированную территорию. Буквально на днях руководитель Донецкой ВЦА Александр Куць сообщил о разоблачении преступной схемы изготовления и сбыта фальсификата алкогольных напитков, которую обнаружили следователи ГУНП в Донецкой области совместно с оперативниками управления защиты экономики и ОРВ ОРУ Донецко-Луганского регионального управления Госпогранслужбы Украины по процессуального руководства военной прокуратуры ООС: «Установлено, что группа жителей Донецкой области изготавливала и сбывала в разных областях Украины, в том числе и на оккупированной ее части, фальсификат алкогольных напитков». Тогда в Краматорске и Константиновке было обнаружено и изъято более 700 десятилитровых тетрапаков (почти 7 тыс. л), более 85 тыс. бутылок готовой продукции поддельного алкоголя, 920 тыс. грн, $9850, полученных от продажи фальсификата, бухгалтерские документы и черновые записи относительно мест реализованной продукции, ее объемов и полученных сумм… Показательно, что на этом процесс не остановился, уже начали проверять всех причастных к этой схеме, в том числе военнослужащих и правоохранителей.

По данным командования, от начала ООС в целом выявлено 1560 фактов нарушения порядка перемещения товаров и осуществления хозяйственной деятельности, изъято товарно-материальных ценностей на сумму более 274 млн грн, среди которых товаров подакцизной группы на сумму 113 млн грн. Судебными органами принято решение о конфискации имущества в доход государства на общую сумму 11,4 млн грн. И более опасное: в течение прошлого года предвзято 11 фактов перемещения через контрольные пункты въезда-выезда боеприпасов, элементов и частей оружия и другого военного имущества. По четырем фактам открыты уголовные производства.

Только за май 2019-го было проведено несколько резонансных задержаний, которые иллюстрируют разнообразие «золотых жил» контрабанды. На КПВВ «Новотроицкое» сотрудники военной прокуратуры ООС, следователи теруправления Государственного бюро расследований, расположенного в Краматорске, и сотрудники Управления защиты экономики раскрыли и пресекли преступную схему, в которой фигурирует шестеро инспекторов пограничной службы. Речь идет о 70 эпизодов злодеяний и общую сумму свыше 600 тыс. грн, которые военные требовали и получали из перевозчиков (не исключено, тем самым прикрывая контрабандные перевозки). Днями ранее на том же пункте в автомобили Renault (управляемой жителем оккупированного Донецка) во время обыска среди личных вещей в корпусе карманного фонарика обнаружены пакеты с амфетамином и метамфетамином. Но чаще всего с оккупированных территорий пытаются тайком перевезти деньги, а в оккупированные города — электронику и бытовые товары. На уже упомянутом «Новотроицк» был задержан гражданин Украины из Макеевки, который пытался перевезти через линию разграничения 1 млн 116 тыс. грн и $2850, которые он спрятал в конструкциях автомобиля. «Транспортное средство и денежные средства изъяты представителями следственного отдела финансовых расследований ДФС. Происхождение денег и их дальнейшее назначение будут выяснять правоохранители с принятием соответствующего правового решения», — отчитываются в штабе ООС. На КПВВ «Марьинка» пограничники помешали вывозу из оккупированного Донецка наличных денежных средств в эквиваленте 5 млн грн. А спецподразделение налоговой милиции ДФС Украины, который привлечен к Объединенных сил и действует в составе фискального наряда на том же КПВВ, предотвратил попытку незаконного перемещения на неподконтрольную территорию крупной партии солнцезащитных очков известных брендовых марок на сумму около 820 тыс. грн.

Но линия фронта не ограничивается исключительно КПВВ. Попытки незаконного пересечения границы и контрабанды различных товаров происходят почти во всех прифронтовых населенных пунктах. Несмотря на то, говорить о тенденции увеличения трафика нет оснований. После закрытия три года назад одного из крупнейших каналов на Донетчине в поселке Новолуганському, где ежемесячно завозили и сразу переправляли на оккупированную территорию около 4 тыс. т продуктов на сумму более 200 млн грн, — таких схем, в которых принимало участие почти все взрослое население, уже нет. Конечно, менее масштабные «ручейки» незаконного товарооборота текут и дальше. На территории прифронтовых населенных пунктов существуют так называемые козьи путевке, по которым, минуя опасность, можно пройти пешком или же проехать на небольшом транспорте. Нередко случается так, что линия фронта проходит прямо по улицам села, поэтому физически перекрыть всю территорию невозможно. Поэтому некоторые предприниматели пытаются проносить этими тропами товары, запрещенные для перевозки партиями через КПВВ. А пользуются тем, что проход не может быть полностью перекрыт (без объявления «красного режима»), потому что это сделало бы невозможным нормальную жизнь местных жителей. Таких «ходоков» довольно часто задерживают правоохранители — мобильные группы или даже местные чиновники. Например, председатель ВЦА Зайцевого Владимир Весьолкін написал про такой случай на своей странице в Facebook: «Недавно разрушил небольшой (хотя, как посмотреть) канал с незаконного перемещения товаров на неподконтрольную территорию, а именно в Горловку (десятки новых мобильных телефонов. — Авт.). Очень хотел понять, кто есть заказчик и кто на этом зарабатывал? Сегодня выяснилось: бывший депутат горловского горсовета, друг горловского мэра-оборотня, потом друг «горловского беса» Игоря Бєзлєра — Юрий Крікулєнко. Известная личность». Через такие «дыры», которые хорошо известны местным и военным, иногда не только перемещают небольшие партии товаров, но и даже переводят людей. На днях, например, был случай, когда таким способом пытались переправить на оккупированную территорию ребенка, на перемещения которого не было разрешения от отца.

Да и на самих КПВВ так называемые мешочники, которые перевозят ручным грузом продукты и какие то товары, уже не такие активные, как это было еще год назад. Как и нет значительных объемов, которые вращались на так называемых логистических центрах, спешно открытых под руководством тогдашнего председателя ВЦА Павла Жебривского, однако впоследствии так же оперативно закрытых правоохранителями (схемы контрабандного вывоза тонн разнообразной продукции были слишком явными). По наблюдению Веселкина, немало горловских предпринимателей, которые на протяжении нескольких лет в такой способ пытались полулегально перевозить какие-то товары и продукты, уже занялись другим бизнесом. Однако за это время жители немного привыкли к новым продуктам, которых еще два-три года назад вообще не было на оккупированных территориях. И хотя в магазинах еще можно увидеть некоторую украинскую продукцию, она представлена уже не такой высокой долей среди всего ассортимента. А еще одной из причин таких изменений стал запрет на перевозки украинских товаров уже со стороны боевиков. Если во времена управления Захарченко они более-менее лояльно относились к перевозки товаров из свободных территорий (особенно для фабрик, чей производственный цикл привязной к украинских составляющих), то сейчас этого уже нет. По информации из оккупированных территорий, существуют четкие указания из Москвы, которые запрещают ввоз украинских товаров, потому что на всех уровнях лоббируется только то, что поступает из России. Это подтверждается, например, ситуацией в поселке Верхньоторецьке: еще два месяца назад там существовал переход, по которому местные жители могли небольшими партиями ввозить продукты на оккупированную территорию, а обратно, к примеру, отправлять дешевый табак. Теперь этот коридор перекрыт именно по инициативе оккупантов: никаких подвижек там не осуществляется.

Недавно прозвучали заявления о намерениях прекратить торговую блокаду оккупированной территории, которая была введена Украиной после требований активистов 2017-го. И даже если это решение будет принято, вряд ли оно коснется всех сфер жизни. Вероятнее всего, будут удовлетворены интересы крупного бизнеса. Однако и ему, даже при хороших прибылей благодаря контрабанде, не удастся обеспечить нужды жителей оккупированных территорий всем товарно-продуктовым ассортиментом. Да и в наполнении этих территорий значительными объемами украинских товаров не заинтересованы в первую очередь российские производители, которые наводнили местный рынок.

Share