Конфеты и патроны

Цукерки та набої

Во время нашего разговора они сидят за партой. Иногда шутят между собой, перебрасываются такими добрыми и потешными булавками. Часто поправляют или дополняют друг друга, вспоминая что-то общее. Такое поведение естественно, они похожи на недавних выпускников школы или вуза, которые пришли к своей alma mater рассказать о житье-бытье, как это обычно делает немало однокашников.

Но такую идиллическую картинку несколько искажает несколько вещей. Во-первых, ходить мешают разбросанные вокруг парт гильзы разных калибров, кое-где можно увидеть артиллерийские снаряды или их осколки. Плакаты на стенах обгоревшие. Стены разрисованы надписями. На одном из столов лежит сломанная детская игрушка. В проемах окон мешки с песком. Такой вид имеет типичная для Донбасса позиция, которую оборудовали в школе или в каком-то другом помещении невоенного назначения. К счастью, это всего лишь качественно сделанная имитация — класс психологической подготовки в 199-м учебном центре ДШВ Вооруженных Сил Украины в Житомире. Во-вторых, «выпускники» одеты в военную форму, на плечах обновленные красные шевроны. А сами собеседники — брат и сестра, Валентин и Екатерина Луцики.

Валентине 37 лет, он начинал службу как спецназовец в одном из элитных подразделений украинского войска. Было это задолго до войны на Донбассе, однако он уже тогда успел получить боевой опыт — неоднократно был в командировках в Косово и других горячих точек. Как и каждый представитель специальных сил, он взвешенный, спокойный и молчаливый. Неохотно вспоминает о том, как в самом начале войны его поразила ложь российской пропаганды на Донбассе, что лилась со всех телеканалов. «Люди же тогда только российские каналы смотрели, а потом к нам враждебно относились», — вспоминает он. Какие эмоции возникают лишь тогда, когда общается с сестрой. Она на 15 лет моложе, да и внешне почти полная его противоположность — стройная и высокая. Однако в глазах брата и сестры есть то выражение, которое можно увидеть только в тех, кто был на войне.

Впрочем, Екатерина сначала была довольно далекой от войны, хотя и родилась в семье военного врача. Имела мирную медицинское образование и мечтала о гражданской врачебную практику. С началом войны не могла стоять в стороне и стала волонтером, собирала и увозила на фронт все необходимое. Все изменила гибель близкого знакомого: боец умер от несложных ранений из-за потери крови. «Его можно было спасти, если бы рядом был медик», — замечает Екатерина. Ее шокировало то, что на передовой не было медицинского персонала. Поэтому решила сама пойти в армию, ведь имела соответствующее образование. «Я и до этого задумывалась о армии, однако все вокруг отговаривали, говорили, что девушек не берут», — вспоминает девушка. В семье эту новость восприняли сначала как шутку, потом с отчаянием, однако поняли, что она не откажется от своего решения. За несколько дней после разговора с начальником военкомата уже уехала в учебную часть. По распределению Екатерина попала в одно из самых трудных мест — во вновь созданную 81-ую бригаду высокомобильных десантных войск (на то время). А начала службу в печально известной авдеевской «промці» (промышленная зона города), где руководила медицинской бригадой. Кроме непосредственных обязанностей Екатерина была и психологом для бойцов: всегда старалась выслушать и помочь советом.

Узнав, что сестра пошла в войска, Валентин добился перевода в десантников, и тоже в 81-й бригады, чтобы быть ближе к ней. И дальше свой боевой путь они проходили уже вместе: сначала Авдеевка, потом Новгородское, что вблизи оккупированной Горловки, другие опасные точки Донбасса. «Это чтобы меньше за меня волноваться», — комментирует Екатерина. Однако сразу же уточняет: «Хотя неизвестно кто за кого больше волновался». А Валентин говорит, что так было спокойнее для родителей: когда он был на задании, то их по телефону могла успокоить Екатерина; когда же она была занята, отвечал брат. Во время службы девушка передавала брату вкусности, подкармливала его разведывательный взвод, ведь чаще бывала в городе, когда сопровождала раненых. Он, в свою очередь, делился патронами, ведь сестра в свободное время совершенствовала свои навыки по стрельбе. Даже теперь, в мирных условиях, эта особая забота тоже была заметна: пока мы общались, они даже в мелочах помогали друг другу, а когда были не вместе, то постоянно звонили, чтобы спросить, кто где находится.

На «промці» за почти полгода Екатерина спасла жизни около сотни раненых украинских бойцов. Часто, когда Авдеевка становилась эпицентром ожесточенных боев, она вынуждена была работать чуть ли не круглосуточно. Особенно такое случалось после удачных контратак украинских десантников потому что после этого террористы пытались отомстить и увеличивали количество обстрелов. Как рассказывает Екатерина, не раз по радиостанции они слушали проклятия от известного главаря вооруженной группировки «Сомали» по прозвищу Гиви, который обещал лично прийти и перестрелять или передушить каждого из «укров».

Медицинская бригада Екатерины неоднократно попадала под вражеские обстрелы. Как-то во время эвакуации бойцов она сама была ранена, но после выздоровления снова вернулась в свое подразделение. За свою смелость награждена нагрудным знаком «За образцовую службу» от министра обороны и медалью «За военную службу Украине» от президента Украины. Также имеет несколько волонтерских наград. Впрочем, самые приятные впечатления у Екатерины остались от роз, которые подарили бойцы на день рождения. А еще помнит суши, которые неожиданно приготовил на передовой ее собрат, который до мобилизации был поваром в ресторане. О подвигах Валентина, если учесть его профессию и места службы, особо распространяться нельзя. Впрочем, он тоже имеет что рассказать.

После ожесточенных боев и своей службы на фронте они вдвоем перевелись до 199-го учебного центра. Говорят, через родителей, которым становилось все труднее следить за новостями из горячих точек и ждать детей с фронта. Теперь Екатерина как фельдшер так же лечит десантников, в этот раз уже будущих. По ее словам, после передовой серьезным испытанием стало привыкнуть к военной дисциплине в мирной обстановке, к занятиям по строевой или проверок. А Валентин — инструктор, передает новобранцам свой опыт, да и относится к ним почти как к собственным детям. «Порой, когда общаешься с гражданскими, они не понимают тебя. А здесь все свои, они и понимают, и чувствуют», — рассказывает мужчина о том, почему продолжает службу. А успокоиться после нее ему помогает рыбалка. Убеждает, что это лучший отдых — в тишине, покое.

Зато Екатерина задумалась о гражданскую карьеру — сказываются ранения и бешеный темп на передовой. «К сожалению, волна патриотического подъема спала, люди привыкли и никак не реагируют на новостные сообщения о раненых и погибших», — отмечает она. Впрочем, сразу признается, что таких друзей и такого коллектива ни в одной, даже самой лучшей гражданской компании не найти. И даже после того, как перевелась, она сохраняет хорошие отношения со своими собратьями, которые сейчас живут едва ли не во всех уголках Украины.

Share