Языковой закон: первый шаг

Мовний закон: перший крок

Фото: УНИАН

Принятый в конце апреля закон о функционировании государственного языка во время доработки потерял (или их не было учтено) ряд важных пунктов и предложений, которые являются необходимым условием для эффективной украинизации

Завершение эпопеи с принятием Закона Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» дало повод вспомнить события семилетней давности и в очередной раз констатировать: у украинской политической элиты отсутствует настойчивость, она непоследовательна в продвижении ключевой для укрепления национальной идентичности темы и склонна больше спекулировать на ней, чем решать с ее помощью системные долговременные задачи.

Еще семь лет назад, в июле 2012-го, когда происходило активное педалирование темы введение в Украине второго государственного языка и навязывание русифікаційного закона Колесниченко — Кивалова, Неделю посвятил проблеме одну из крупнейших за всю историю издания публикаций «Основа цивилизационного выбора» (Неделя, № 27/2012). Было обосновано, что продолжение русифікаційних атак даже после 20 лет независимости Украинского государства является прямым следствием доминирования русского языка в ключевых сферах и на большинстве территории страны. Украинский так и не стала средством общения представителей различных этнических общностей на территории страны, в общем полнофункциональной государственном языке, на основе которой могла бы происходить и политическая консолидация нации.

Учитывая опыт других постсоветских стран, которые успешно преодолели проблему русификации, в то же время с учетом специфики украинских реалий было предложено ряд решений относительно языковой политики, которые могли бы обеспечить эффективную украинизацию. В частности, это касается предложений относительно языкового реформирования образовательного процесса, особенно в отношении дерусификации СМИ, кинопроката и рынка печатной продукции. Так, еще семь лет назад Неделю убеждал, что украинский язык на всех телерадиокомпаниях должна охватывать эфир не менее чем на 80%, в издательском секторе — не менее 50% книг, а все печатные периодические издания, распространяемые на территории страны, должны иметь версии своих продуктов на государственном языке. Их присутствие обязательно во всех точках сбыта, причем не меньше, чем на русском. Ведь только такой подход способен преодолеть постколониальную инерцию «навязывание спроса», которая все еще прослеживается сейчас и искажает истинные запросы граждан.

И то, что большинство из этих предложений так или так действительно отражено в принятом законе, свидетельствует, что публикация Недели не прошло мимо внимания лиц, причастных к разработке документа. Однако немало крайне важных предложений и, главное, подходов к решению проблемы так и не было учтено в законе или же они были искажены из-за внесения многочисленных поправок после первого чтения. Также не вошла в финальную версию документа ряд позитивных норм, которые содержались в нем после первого чтения и были направлены на то, чтобы закон не стал еще одной декларацией о добрых намерениях, а действенным инструментом украинизации страны и слома сопротивления этому процессу враждебных сил Украины. А некоторые действительно важные пункты было нивелировано размытыми формулировками или чрезвычайно длительным (как для украинских реалий) отсрочкой вступления в силу.

Подчистили?

Например, перед вторым чтением исчезла норма о том, что свободно владеть украинским языком имеют народные депутаты Украины, а также сельские, поселковые и городские головы. А парадокс заключается в том, что такое обязательство сохранено для депутатов местных советов и даже для депутатов Верховной Рады ныне оккупированной Россией АРК!

В финальной версии документа так и не попал ряд норм, направленных на то, чтобы закон стал действенным инструментом украинизации страны и слома сопротивления враждебных ей сил

Была отклонена поправка народного депутата Евгения Рыбчинского (а также похожие предложения парламентариев Вадима Денисенко и Ирины Констанкевич), ч. 1 ст. 7 предлагали дополнить пунктом, что владеть государственным языком обязаны «продавцы, консультанты, менеджеры, работники информационных служб и любые другие работники, непосредственно задействованные в обслуживании на территории Украины потребителей или других клиентов». Закон обязывает знать украинский язык только медицинских работников государственных и коммунальных медучреждений. Зато поправка о распространении этой нормы на медработников всех форм собственности была отклонена. Не учтены также поправки некоторых нардепов о том, что «в высших, профессиональных, профессионально-технических, профессиональных передвищих учебных заведениях и учреждениях среднего образования, обучение в которых осуществляется на государственном языке, государственный язык является обязательным для использования педагогическими, научно-педагогическими и научными работниками в течение всего времени, что засчитывается им как рабочий».

Исчезла важная норма, касающаяся трансляции фильмов на территории Украины. Она предусматривала (в начальной версии закона), что «каталоги видео на заказ, предоставляющих свои услуги на территории Украины, должны обеспечивать звуковую дорожку на украинском языке не позднее чем за два месяца после предоставления доступа к соответствующему фильму. Аудиодорожка на украинском языке должна загружаться по умолчанию». Зато этот пункт заменили полностью декларативной дефиницией, которая никого ни к чему не обязывает: «Государство содействует субъектам, которые предоставляют услуги видео на заказ, чьи услуги доступны в Украине, в создании аудиодорожек государственном языке и/или в получении прав на такие аудиодорожки».

Так же и норма о том, что «издатель обязан выдавать на государственном языке не менее 50% всех выданных им в течение соответствующего календарного года названий книжных изданий», ко второму чтению была дополнена уточнением, которое сводит на нет основное значение, а именно: «данное требование не распространяется на издательскую продукцию, выданную на крымскотатарском языке, на языках коренных народов и национальных меньшинств Украины за счет средств государственного и/или местных бюджетов в соответствии с законом о порядке реализации прав коренных народов, национальных меньшинств Украины».

Опасные двусмысленности

Есть и ряд противоречий, сознательно заложенных в законе, которые способны полностью нивелировать его роль в будущем через многочисленные исключения. Ведь, как известно, в Украине все, что однозначно не нормированный, может трактоваться как угодно. В частности, в ст. 10 «Применение государственного языка в актах, делопроизводстве и документообороте», ч. 7 которой после первого чтения четко предусматривала, что «ответы на обращения физических и юридических лиц состоят на государственном языке», появилась размытая норма о том, что «ответы на обращения физических и юридических лиц в органы государственной власти, органов Автономной Республики Крым, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций государственной и коммунальной форм собственности предоставляются им на государственном языке, если иное не установлено законом».

Такая же ситуация и с информацией для общего ознакомления (в том числе объявления, указатели, указатели, вывески, сообщения, надписи и прочая текстовая, визуальная и звуковая информация), которая согласно принятому в первом чтении законопроекту должна представляться на государственном языке. В принятом в конце-концов конечном варианте закона уже сделано очередную поправку: «если иное не установлено настоящим законом». Аналогичное отсылки находим и в статье относительно публичных мероприятий. Если в первой редакции четко отмечалось, что «языком публичных мероприятий в Украине есть государственный язык», то в конечном варианте появилось то же «если иное не установлено законом», а также оставлена «лазейка» в виде уточнения, что «это положение не распространяется на мероприятия для ограниченного круга лиц». Таким образом, ничто не мешает объявить то или иное мероприятие таким, что устраивается для «ограниченного круга лиц», и на этом основании фактически обойти норму закона.

Если в первой редакции говорилось о том, что «техническая и проектная документация в Украине изготавливается на государственном языке» всегда, но в случае необходимости может переводиться на другие языки, то в утвержденном варианте на украинском она должна изготавливаться тогда, когда стороной договора является орган государственной власти, орган местного самоуправления, предприятие, учреждение или организация государственной и коммунальной форм собственности». А в случае, если она производится по договору с иностранцем, лицом без гражданства или юридическим лицом, созданным по законодательству другой страны, то в соответствии с окончательным вариантом закона его речь во всех случаях вообще может «определяться условиями договора об изготовлении документации или любым другим способом по соглашению сторон».

В конечную редакцию закона попала норма о том, что «рабочим языком международных мероприятий, заседаний, встреч является государственная и/или другой язык, определенная организаторами или международным договором. Во время заседаний, встреч и рабочего общения определенного круга лиц с иностранцами или лицами без гражданства может применяться другой язык, приемлемый для участников». Отклонено также важную поправку о необходимости синхронного или последовательного перевода выступлений на публичных мероприятиях лиц, не владеющих государственным языком. Зато закон ограничился опять же размытой формулировкой о необходимости обеспечить только перевод такого выступления, но без конкретизации, что это не может быть, например, письменный перевод постфактум.

Требуется расширение пространства использования языка до масштабов, которые превратили бы ее с формально-ритуальной на полнофункциональную государственный язык и средство межнационального общения

В утвержденном документе открываются многочисленные лазейки по ограничению использования украинского как государственного и другими законами, в частности в отношении использования языков национальных меньшинств и коренных народов или отраслевыми законодательными актами. Разъяснение многих норм языкового закона, которые апеллируют к других норм или законодательных актов (вроде «если иное не установлено…»), способно привести к ревизии самого содержания принятого документа даже без внесения правок непосредственно к нему.

Наконец, действие ряда пунктов этого закона откладывается. В частности, это касается таких ключевых норм, как украинизация образовательного процесса, демонстрации украинском языке фильмов, увеличение доли государственного языка в телерадиоэфире, печатной продукции, в том числе и периодике, украинизация сайтов и компьютерных программ.

Слабый контроль

Те, кто уже занимает руководящую должность в госсистеме, не должен сдавать экзамены или проходить аттестацию на знание украинского языка. Также в первой редакции закона предусматривались пункты, которые касались наказания за попытки придания официального статуса любом другом языке (такие действия приравнивались к посягательству на конституционный строй, а поэтому должны караться немалыми тюремными сроками). Однако в окончательную версию закона эти нормы не попали. Как и позиция о штрафы и заключение за публичное унижение государственного языка или намеренное ее искажение в официальных документах и текстах. Процедура наложения штрафа настолько длительная, что реальных наказаний может и не быть.

В то же время парламент поддержал правку ближайших соратников Виктора Медведчука, Нестора Шуфрича и Василия Нимченко, — которые предложили исключить ст. 54. В ней отмечалось, что уполномоченный по защите государственного языка во время осуществления языковой экспертизы имел право получать на свое требование документы или их копии и другую информацию, также с ограниченным доступом, органов государственной власти, органов власти Автономной Республики Крым, органов местного самоуправления, государственных или коммунальных предприятий, учреждений и организаций, других субъектов хозяйствования государственной или коммунальной форм собственности», «беспрепятственно посещать органы государственной власти, органы власти Автономной Республики Крым, органы местного самоуправления, предприятия, учреждения, организации независимо от формы собственности, присутствовать на их заседаниях» и даже просто «получать на свое требование документы или их копии и другую информацию от общественных объединений, политических партий или юридических лиц частного права» .

Мовний закон: перший крок

Чрезвычайно усложнено и процедуру привлечения к ответственности нарушителей языковых прав украинцев в сфере торговли и предоставления услуг. Так, в случае нарушения субъектом хозяйствования требований закона, или его уполномоченный представитель составляет акт о результатах осуществления контроля за применением государственного языка, объявляет такому субъекту предупреждение и требование устранить нарушение в течение 30 дней от даты составления акта. В случае повторного (в течение года) нарушения или его уполномоченный представитель составляет протокол о таком правонарушении. Постановление о наложении штрафов принимается уполномоченным, если по результатам рассмотрения дела будет установлено нарушение норм закона. За повторное (в течение года) нарушения требований, установленных ст. 30 закона, уполномоченный накладывает на субъектов хозяйствования символический штраф в размере от 300 до 400 необлагаемых минимумов доходов граждан (5,1–6,8 тыс грн!).

Стране нужен не декларативный документ, хотя на первый взгляд и правильный. Нужен действенный механизм системного внедрения языковой политики, направленной на консолидацию украинской нации на основе государственного языка — базового признака идентичности и инструмента преодоления постколониальной инерции. Для этого необходимо фактическое расширение пространства использования языка до масштабов, которые превратили бы ее с формально-ритуальной на полнофункциональную государственный язык и средство межнационального общения. И достичь этого можно лишь острой необходимостью знания и использования. Без чего ни один человек не будет иметь шансов полноценно реализовать себя в стране и будет обречена существовать на обочине. И не стоит обращать внимание на прогнозируемое усиление информационной войны Кремля и пророссийских сил в Украине по дискредитации такой по-настоящему государственной языковой политики. Она и так ведется и велась всегда, даже несмотря на очевидную абсурдность распространяемых тезисов на фоне русификации ряда регионов и сфер жизни в Украине.

Для того чтобы языковая политика имела форму не одноразовой акции, а была системной и рассчитанной на длительное время и, главное, реально воплощалась, важно создать эффективный государственный орган для контроля за соблюдением языкового законодательства с четко прописанными полномочиями, механизмами их реализации и возможностями применять санкции против нарушителей. К сожалению, в действующей редакции закон об особенностях применения украинского языка как государственного не может обеспечить полной реализации такой цели. Однако может быть прежде всего основой, а при дальнейшем усовершенствовании мог бы превратиться в действительно действенный инструмент украинизации страны.

Share