Глобальное и провальное

Глобальне та провальне

Фото: REUTERS

Французская таможня и полиция в борьбе с контрабандой сосредотачиваются прежде всего на многоуровневых схемах, что финансируют организованную преступность

Между лотками на парижском блошином рынке не протолкнуться. Каждые 5-10 м кто-то предлагает «фирменные» очки, часы, духи, мобильные телефоны и кучу другой очевидно поддельной продукции. Полиции здесь тоже немало. Однако присматривает она больше за карманными ворами, чем с мелкими коммерсантами с сомнительным товаром. «Ну докажем мы, что вон та футболка Adidas на самом деле родом из Бангладеш и никем не сертифицирована, и что с того? — рассуждает молодой полицейский, он следит за спокойствием квартала. — Здесь сконцентрированы мощные антикварные лавки с очень дорогим товаром, за который рассчитываются преимущественно наличными. Наша задача — не проверять аутентичность «фирменной» продукции, а заботиться о безопасности. Чтоб без резни, без грубости, без разбоя. И так понятно, что настоящая футболка Adidas не стоит €3».

За несколько шагов от припаркованной полицейской машины паренек не так уж и тихо бормочет: «Марихуана, марихуана…». К нему подходят девочки лет по 16 на вид, переговариваются, дают деньги, берут товар и спокойно продолжают свой путь. Полицейский в их сторону и не смотрит. Здоровье молодежи? Запрет на торговлю наркотиками? Все это так, но приоритеты в полицейских другие: общий покой, чтобы на улице без драк и без сутолоки. «Французская полиция сосредотачивается на кількаетапних преступных схемах, — объясняет Фредерик, работник Министерства внутренних дел. — Когда, скажем, прибыль от контрабанды тяжелых наркотиков инвестируется в казино, за азартные игры отмывается и укладывается потом в закупке оружия, которое использует организованная преступность…».

На днях французская пресса опубликовала несколько статей, где фигурантом оказалась украинская мафия. Речь идет о контрабанде синтетического медикамента «Субутекс», заменителя героина. «Системе государственного здравоохранения Франции нанесен ущерб на €500 тыс., — сообщил журнал Le Figaro. — Международная контрабандная схема действовала между Францией и Украиной с участием Польши. Речь о 200 тыс. упаковок лекарств «Субутекс», что дали злоумышленникам прибыль на сумму €10 млн». Французская пресса сообщает, что операция проводилась полицейскими и таможенниками трех причастных к ситуации стран. Контрабандисты сумели обеспечить себя рецептами на «Субутекс» и открыто скупали его в французских аптеках. «Десять человек арестованы на территории Франции», — уточняет ежедневная газета La Provence.

Следствие по делу продолжается, суд, вероятнее всего, будет громким и публичным. Согласно информации Центрального бюро защиты окружающей среды и общественного здоровья только из Марселя на территорию Украины нелегально завозили от 7 тыс. до 10 тыс. упаковок «Субутексу». Сами же контрабандные операции происходили в Париже. Как следствие — контроль на польско-украинской границе для обычных путников и легальных перевозчиков усилился. Можно ли делать выводы о общую репутацию Украины? В определенном смысле да. «Украинская мафия доказала свою конкурентоспособность, — шутит Алин, работница Министерства юстиции Франции. — В перспективе вероятного кандидатства в Евросоюз, на которое надеялся бывший президент Порошенко, это не лучшее, что могло произойти».

От прихода к власти Емманюеля Макрона французские силовики уделяют особое внимание развитию кіберрозвідки на всех уровнях, в том числе и в борьбе с контрабандой наркотиков, редких животных, драгоценностей

Впрочем, украинцы не самые страшные контрабандисты в глазах французской полиции. Наибольшие объемы нелегальной торговли связаны с Китаем, Марокко, Алжиром, Бразилией. В прошлом году французская пресса победно сообщала об операции по обезвреживанию сети контрабандтистів, которые поставляли на китайский рынок рыбу угорь. По французским законом, а также по Европейской конвенции о защите редких животных, серый угорь запрещен к экспорту за пределы ЕС: его популяция с 1990 года критически уменьшается. Однако в Китае на эту рыбу бешеный спрос, и продается она по цене черной икры: €2,8 тыс. — €3 тыс. за килограмм. Следовательно, контрабандисты наладили сеть поставок угрей через Испанию в контейнерах, указывая совершенно другой содержание. Браконьеры ежегодно вылавливают во французских прибрежных водах 34 т серого угря, вывозят рыбу грузовиками через Пиренеи, потом доставляют самолетами из Испании на черные рынки Китая и ряда других азиатских стран.

Контрабанда серого угря заинтересовала не только экологическую полицию и налоговые службы. «Речь идет о реинвестициях в другую деятельность китайской мафии: нелегальную торговлю оружием, наркотиками, живым товаром, — пояснила Неделе Алин, работница Министерства юстиции. — Проблема многомерная. В прошлом году Интерпол по инициативе Франции провел масштабную международную спецоперацию с участием 92 стран. Тогда было конфисковано более 30 тыс. редких животных и рыб, в том числе и крупные партии серого угря. Операция привела к 1400 арестов по всему миру. Но это не остановило авантюристов в поисках больших денег. Контрабандисты налаживают новые пути поставок запрещенной продукции».

Спецификой французской правовой системы является то, что с послевоенных времен в официальных документах запрещено указывать происхождение лица, в том числе и преступников. Это создает в борьбе с контрабандой дополнительные трудности. Следователи не имеют права в своих внутренних отчетах прямо называть этническую принадлежность нарушителя. Они должны придумывать описательные стилистические фигуры, помогающие коллегам догадаться, о ком речь: албанцев или мексиканцев, китайцев или марокканцев. Ясно, что это затрудняет борьбу с мафиозными структурами, которые часто организованы по этническому принципу: между своими всегда проще найти общий язык.

Согласно данным общественной организации Trafic наибольшие потоки контрабанды во Франции касающихся наркотических веществ и редких животных. «Объемы нелегальной торговли редкими животными, запрещенными к продаже, втрое возросли за последние 10 лет, — сообщается в годовом отчете этой мониторинговой структуры. — Это малый риск, высокая прибыль и незначительные наказания… Нелегальная торговля животными является четвертой по доходности контрабандной деятельностью после торговли людьми, наркотиками и драгоценностями».

В угоду ценителям экзотики до Франции нелегально завозят редких попугайчиков, рыбок и обезьян, тигровых ракушек, слоновую и носорогову кость, львиную, а также крокодиловую и медвежью шкуру и даже черепа бабуинов. «Рог носорога стоит на черном рынке €70 тыс. за килограмм-это втрое дороже золота, — объясняет Марлен, владелица небольшой антикварной лавки на блошином рынке. — Несмотря на то что официально его на витрине не выставить, есть постоянная клиентура на такой товар. Таможенники обычно присматривают за ювелирами: какой материал они берут в работу, откуда он».

Экологическая полиция Франции, объясняя свои скромные успехи, регулярно жалуется на недостаточный ресурс: и логистический, и кадровый. По состоянию на сегодня каждый департамент имеет в своем распоряжении пять-шесть инспекторов. Они вооружены, однако не имеют таких же полномочий, как жандармы и следователи. Могут поставить на прослушку подозреваемого и установить слежку, но самостоятельно задержать вооруженную группу браконьеров не всегда способны. Координация с уголовной полицией и жандармерией не идеальная. Итак, контрабанда процветает, а без сотрудничества на общеевропейском уровне или по линии Интерпола крупные успешные операции является редкостью.

От прихода к власти Емманюеля Макрона французские силовики уделяют особое внимание развитию кіберрозвідки на всех уровнях, в том числе и в борьбе с контрабандой наркотиков, редких животных, драгоценностей. Привычка сосредотачиваться на многозвенных схемах оставляет вне контроля мелкую преступность, которая чувствует себя практически безнаказанным. Исключение составляет нелегальная торговля сигаретами, которые обложены во Франции высоким налогом. Время от времени таможенники накрывают и штрафуют торговцев с рук, которые привозят табачные изделия из Польши, Чехии, Румынии и других стран Европейского Союза, где они дешевле. Порой складывается впечатление, что французское государство активнее борется за компенсацию недособранных налогов с сигарет, чем за здоровье нации. Продавцов марихуаны и анаши настолько не замечают и не беспокоят, что недавно в одном из проблемных парижских пригородов, в Сен-Дени, жители вышли на протестную акцию, требуя убрать дилеров из холлов школьных заведений.

Контрабандисты в полный рост пользуются всеми теми возможностями, что их оставляет французская система больших вызовов, на которые приоритетно отвечают полицейские и таможенники. Мелкая торговля подделками и нелегальным товаром, пока не набирает больших оборотов, не создает больших рисков и подпитывает немалую «серую зону» экономики страны. Такая снисходительность в определенный образ поощряет двойные стандарты, к которым привыкло общество и которые не хотят замечать правоохранители.

Share