Гийом Дюссо: «Мне не получается говорить о Василия в прошедшем времени»

Ґійом Дюссо: «Мені не виходить казати про Василя в минулому часі»

Неделю пообщался с Гийомом Дюссо, ближайшим другом погибшего Героя Украины, солиста парижской оперы Василия Слепыш.

Василий называл вас своим лучшим другом. Помните первую встречу?

— Конечно. Это был день рождения одной певицы, Ирины Трів’єн. Я увидел огромного парня, который пел сначала контр-тенером, а потом сразу басом. Мы спели вместе, затем вышли покурить. Я тогда начал встречаться с женщиной, которую Василий назвал «сестрой». Удивился: вроде же у нее не было брата? Василий уточнил: «Брат не по крови, по духу». Так началась наша дружба. С первой минуты мы распознали, почувствовали друг друга как людей слова и действия. Ни он, ни я никогда не были слишком деликатными, оба с сильными характерами. Время нам приходилось работать с теми же ролями, например в опере «Набукко». Если надо, он подменял меня, а я его. Впоследствии мы создали вместе ассоциации Opera Friends for Children.

Война на Донбассе тогда только началась, 160 тыс. детей потеряли дом. Василий бил тревогу: «Скоро зима, дети живут кто по подвалам, кто на улице, надо что-то делать!». Уже тогда он думал о том, чтобы поехать на Восток. Я сказал ему: «Как певец, ты много можешь, не спеши. Привлекай общественное внимание к войне в Украине, содействуй тому, чтобы об этой войне узнали». Он делал что мог. Во время спектакля в Лионе Василий вышел на сцену, обернувшись в украинский флаг. Был большой резонанс! Мы в тот вечер пели «Кармен». В 2014 году Ґоша Ковалінська, Василий, Тьерри Демаркле и я вчетвером основали ассоциацию, чтобы помогать детям, которые пострадали от войны в Украине и других регионах мира. Начали организовывать благотворительные концерты. Это нас еще больше сблизило. Мы помогли многим: Николя Такуссену провести обучение психологов для нужд фронта; одной канадской ассоциации, которая организовывала отдых детям в Карпатах; ассоциации «Пересекая Европу» оздоровить сирот войны в украинском лагере во Франции. Стараемся устраивать два концерта в год. Последнее мероприятие состоялось 29 июня — ровно за три года, день в день, после гибели Василия. Он всегда со мной: я потерял брата. Когда узнал о его смерти, того самого дня отправился машиной в Польшу, оттуда — во Львов на похороны…

Вы тогда впервые приехали в Украину?

— Да. Открыл для себя эту страну после Василевой смерти. Позже я пел и в Киеве, и во Львове, когда Василия уже не было в живых. Это очень трудно.

С Василием вы не только исполняли арии из оперной классики, но и вместе писали музыку?

— На последнем концерте в Париже, 29 июня, я пел музыкальное произведение, мелодию к которому Василий создал вместе с композитором Юлием Гальперина не стало несколько недель назад. Я собрал те наработки воедино, завершил, дополнил оркестровым сопровождением Николя Краузе. Василий записывал свои мелодии, которые Юлий исполнял на пианино.

Василий был вроде и обычный парень, но он имел в себе нечто уникальное, что делало его ни на кого не похожим. На него можно было положиться на 100%

Сколько раз вы посетили Украину?

— Трижды. Последний раз в декабре, на день рождения Василия. Был концерт в его честь, в котором я принимал участие. Украина получила героя, а мы потеряли родную душу. К сожалению, Василий слишком хорошо себя чувствовал в костюме героя, и я думаю, что в какой-то момент он стал его пленником. В мае 2016-го мы вместе были на гастролях в Лионе, жили в одном доме. Я спросил тогда: «Почему едешь на фронт? Ты же не раз говорил, что политический сопровождение событий оставляет желать лучшего». Он ответил: «я пообещал». Я не имел что возразить, ибо сам такой: если пообещал, то должен сдержать слово, чего бы это стоило. Как и я, Василий был нетерпеливым. Его возмущали внутренние конфликты в украинской общине, поэтому он решил поехать на фронт. Тогда, в мае, Ґоша Ковалінська нашла и спрятала его паспорт, даже хотела разорвать его. Василий очень разозлился! Мы увидели, насколько он изменился, говорил, что не испытывает больше радости от пения.

Вернувшись с войны впервые и во второй раз, Василий рассказывал, что именно на фронте встретил настоящих людей, новых, важных для него друзей… Вам тоже?

— Да. Я встречался со многими его товарищами по оружию. Они говорили, что он был очень смелым, хотя, возможно, и не самым совершенным бойцом. А также что был человеком слова, очень надежным другом, на которого всегда каждый мог положиться.

Он изменился с тех пор, как начал ездить на фронт?

— Да. До войны это была невероятно радостный человек. Он привносил веселье, где бы ни появлялся. Вот проходит вечеринка, заходит он — и атмосфера сразу другая! Началась война, и радость угасла. Его связь с Украиной был сильнее, чем он сам думал. Украина была наибольшей верностью его жизни. Я его понимаю. Я француз, Василий называл меня гасконцем. Почему? Я гасконец, чем француз. Это регион, даже не страна, но со своей самобытностью…

Если бы на Гасконь совершили вооруженное нападение, вы также пошли бы ее защищать?

— Ушел бы.

А вам говорили бы: «Да ты же не военный, а известный певец! Оставайся дома, твоя популярность может влиять на общественное мнение».

— Я бы поступил, как он. Именно поэтому, несмотря на то что не раз пытался убедить Василия не ехать на фронт, понимал: это муж, он свободный человек. Если решил, то решил. Для Василия побратимстве очень много значило. У нас общие ценности. Еще год назад я думал о нем ежедневно, если не чаще. Он мне часто снится. Есть дело, которое мы начали вместе, для меня это обязанность. Следующий наш благотворительный концерт состоится 2 ноября в Лилле. Я организовываю музыкальные события, чтобы собирать деньги и помогать детям, которые пострадали от войны в Украине и в других регионах. Мне важно, чтобы помощь была конкретная.

Но все-таки украинским детям состоянию на сегодня поступило больше помощи?

— Для меня это вопрос не конкретной страны, а справедливости. То, что происходит на Востоке Украины, неприемлемо. Все знают, что там творится! О том, что аннексия Крыма незаконна, что пророссийские силы вооружил Путин. Вряд ли кто-то этого не знает. Однако параллельно в политике возникают вопросы денег, газа, построения газопровода через Германию… И все знают, что эта война позорная и несправедливая. Я здесь на стороне украинцев. Помочь детям — это приоритет. Возвращаясь к личности Василия, отмечу, что и для него важно было поддерживать детей, израненных войной. Он был личностью, полной парадоксов, сострадательным, тонкой, ранимой натурой, очень хорошо чувствовал людей. Если чувствовал себя тревожно, то начинал петь. Нас, музыкантов, лечит пение. Видимо, на сцене нам удается выразить то, что не получается сформулировать словами в настоящей жизни.

Есть мнение, что Василий не любил отказывать в помощи и нередко делал то, что от него ждали.

— Да. И был период, когда я немного гневался на украинскую общину Франции, потому что считал, будто его подталкивали на роль героя. Речь идет не о поездках на фронт, а о создании образа, которого, вероятно, недоставало сообществу. Этот казацкий чуб, что он стал носить… Актер всегда сохраняет в себе нечто от ребенка. Мы переодеваемся, выходим на сцену и играем разные роли, как когда-то маленькими. Таким образом артисты сживаются с собственными парадоксами.

Но в то же время Василий умел резко отсекать от себя людей, которые его в чем-то разочаровали…

— Так! Потому что это вопрос чести. А также характер. Он или любит, или нет. Или принимает, или отвергает. Это человек действия. Мне не получается говорить о Василия в прошедшем времени. Он всегда рядом. Недели не проходит, чтобы мы с друзьями не говорили о нем.

Эта обида на украинцев, которые выспрашивали себе героя, осталась?

— Нет. Он и сам любил этот образ. К тому же после того, как не стало Натальи Пастернак, Василий чувствовал себя обязанным сплачивать украинцев Франции. Похоже, эту свою роль лидера он удерживает и сегодня, спустя три года после гибели. Только что-то происходит в украинцев, всегда речь о Василии.

Почему, по вашему мнению, французы в целом не очень активно поддерживают Украину?

— Потому что очень не хватает качественной коммуникации. Я не раз ходил с Василием на украинские демонстрации и всегда подсказывал: когда выходите на улицу и обращаетесь к французам за поддержкой, высказывайтесь по-французски! Когда люди выступают на митингах своим языком, они производят впечатление тех, кто хочет оставаться в собственном замкнутом мире. Их тогда трудно поддержать.

Василий вам говорил, что идет воевать?

— Непосредственно нет, но дал понять. На последнем собрании ассоциации Opera Friends for Children, где он присутствовал, предупредил: «Я больше не могу возглавлять эту организацию». Мы спросили, почему, он ответил: «Потому что, возможно, я буду увеличивать количество сирот в мире». Это была очень тонкая человек.

Вы видели оба фильма о Василии?

— Нет, только «Миф».

Вы узнали в ленте своего друга?

— Да, узнал. В фильме речь идет о ярком музыканте, о герое, но, может, недостаточно о личности, о человеке. Это он, но не полностью. Считаю, что мультфильм, который вплетено до канвы ленты, — удачная находка режиссеров. Он апеллирует к той детскости, которой Василий не потерял в себе. Фильм хранится в моем компьютере. Я так и не смог досмотреть последние кадры. Но образ воссоздан хорошо.

Мои воспоминания о Василии очень частные. Это море, пляж, бассейн, дружеские вечеринки, макароны, которые он готовил невероятно долго. Потому что все должно быть настоящим: томаты, базилик. Целый ритуал! И одновременно он мог зажечь четыре конфорки, когда нуждался в самом деле лишь одной. Я его видел грустным и веселым, в горе и в радости, влюбленным и отчаявшимся… Это был вроде и обычный парень, но он имел в себе нечто уникальное, что делало его ни на кого не похожим. На него можно было положиться на 100%. В жизни немного таких надежных людей! Если он говорит «да», то это никогда не означает «возможно». Ради друзей он был способен пожертвовать карьерой. Как-то один руководитель оркестра на репетиции оскорбительно обратился к певице, и расплакалась. Василий вспыхнул гневом: «Ты идиот! Слышишь, дурень, я никогда больше с тобой работать не буду!». Если бы он не был таким бескомпромиссным, имел бы еще лучшую карьеру. В моей памяти Василий остался не бойцом, не героем, а родной душой, чувствительным, добрым, справедливым, щедрым, уникальным и ни на кого не похожим.

—————————-

Гийом Дюссо — французский оперный певец. Получил два высших образования: философское и музыкальное. Выпускник французской Национальной консерватории и Международной академии пения в Тулузе. Работал в театрах Тулузы, Ниццы, Марселя, Тулона, Парижа. В его репертуаре произведения Беллини, Бизе, Пуччини, Оффенбаха, Россини, Верди, И.чайковского, Моцарта и других композиторов.

Share