Герард Елзінга: «Украина является одной из стран, с которой мы делимся большей частью своей информации»

Герард Елзінга: «Україна є однією з країн, із якою ми ділимося більшою частиною своєї інформації»

Фото: Сергей Старостенко

Во время второго оборонного хакатону Неделю встретился с Герардом Елзінгою, руководителем отдела частот и инфраструктуры штаба контроля, управления и связи штаб-квартиры НАТО, чтобы обсудить результаты проведенного соревнования, узнать детали основных проектов Альянса для Украины и перспективы сотрудничества с украинским оборонным сектором.

Довольны ли вы результатами нынешнего хакатону? И есть ли какие-то отличия по сравнению с прошлым соревнованием?

— Одним из положительных моментов является то, что каждая команда находит собственное решение и разные подходы к решению проблем. Однако, что важнее, они формируют новые идеи. Участники учатся друг у друга. И у нас тоже появляются новые идеи относительно того, как лучше выполнить то или иное задание. Во время презентаций младшие участники соревнований предложили несколько совершенно новых подходов к решению проблем. Молодое поколение сразу использует новейшие технологии в сочетании со смартфонами, мобильными приложениями, как, например, сканирования QR-кодов. Чрезвычайно интересно наблюдать такую интеграцию с современными технологиями. Одной из основных проблем, которую мы увидели давно и которую, по моему мнению, чрезвычайно важно решить, является то, что различные организации в сфере обороны и безопасности секторах Украины до сих пор работают в основном изолированно и взаимодействуют по вертикали, ведь сосредоточены исключительно на своем участке работы. Они или не общаются с коллегами, или общаются крайне ограниченно и мало обмениваются информацией.

Во время хакатону мы заметили, что представители различных организаций наконец начали разговаривать друг с другом. А следовательно, что они создают такие сети общения. В долгосрочной перспективе это поможет им совместно выполнять задания. Вот в чем заключается большой плюс хакатону. Конечно, он и до сих пор остается соревнованием. Каждый хочет стать победителем, поэтому участники не делятся абсолютно всеми своими разработками, оставляя какие-то лучшее для себя. Однако теперь они как минимум знают друг друга, барьеры сломаны. И это очень положительный постефект от хакатону.

Какую помощь получает Украина в рамках Трастового фонда по модернизации системы командования, управления, связи и компьютеризации (Command, Control, Communications & Computers, С4)?

— Трастовый фонд НАТО — Украина основан 10 странами, а управляют им три: Великобритания, Канада и Германия. Его цель — расширить возможности Украины в сфере С4 и улучшить совместимость с НАТО. Первым шагом стало проведение технико-экономического обоснования, в рамках которого был осуществлен анализ структур управления. Результат — четыре проектные предложения, которые на сегодня находятся на разных этапах выполнения.

Первый проект — ситуационная осведомленность. В рамках этого проекта мы предоставляем соответствующее программное обеспечение НАТО. Поскольку Украина создала собственную систему ситуационной осведомленности по стандартам Альянса, его инструменты будут использованы для проверки и квалификации совместимости между украинскими системами и системами НАТО. И когда Украина и Нато будут проводить совместные операции, они смогут мгновенно взаимодействовать между собой. Теперь мы ожидаем окончательного одобрения от ведущих стран для начала реализации проекта.

Второй проект связан со сферой защищенной связи. В декабре прошлого года мы доставили в Украину оборудования для защищенной связи и оказали помощь с его развертывание, что получило очень лестные отзывы. Оборудование позволяет получать информацию о фактическом местонахождении собственных подразделений, что необходимо для слежения за перемещениями войск, а также безопасно обмениваться приказами, распоряжениями и сообщениями между пунктами управления в закрытой сети. Это не означает, что у Украины не было таких возможностей раньше, однако имеющееся оборудование было уязвимым к подавлению средствами радиоэлектронной борьбы противника и перехвата информации. Работа над проектом еще продолжается. Проект помогает украинским военнослужащим. Должен признать, я был поражен тем, что они используют возможности этой системы гораздо шире, чем это обычно делаем мы. В частности, включили в нее даже обмен электронной почтой. Ваши военные глубоко понимают принципы работы оборудования и максимально эксплуатируют его в своих целях.

Третий проект — программа безопасности регионального воздушного пространства. Эта система будет согласовывать и координировать движение гражданской и военной авиации через украинскую границу. Она будет соединена с уже развернутой системой в Польше, Турции и Норвегии, что позволит получить полную картину воздушного движения и избежать инцидентов. Оборудование уже есть, система находится на стадии тестирования. Ожидается, что ее внедрение начнется во второй половине этого года и завершится окончательным приемочным тестированием. К эксплуатации система может быть готова в начале 2020-го.

И, наконец, четвертый проект связан с обменом знаниями. Он предусматривает обмен информацией в сфере С4, которая есть в НАТО и которая может предоставляться Украине. Это стандарты, доктрины, концепции и опыт. Информация включает в себя такие детали, как определение ролей и полномочий должностных лиц. Это важный аспект, ведь в НАТО выполнения заданий очень децентрализовано, полномочия передаются на самые низкие уровни управления. В Украине такие преобразования только начались. Система управления очень централизованная за наследство, которую вы имеете до сих пор. И это не дает возможности максимально эффективно использовать свои возможности и силы. Учитывая быстрый темп операций на современном поле боя, полномочия надо спускать до низших звеньев управления. Например, нельзя раз за разом звонить в столицу, чтобы получить какое-то распоряжение или разрешение, это неэффективно. Наша инициатива по обмену знаниями поможет вам понять, как внедрять стандарты. Мы проводим консультации относительно того, каким образом страны НАТО и сам Альянс осуществляющих свою деятельность в сферах, связанных с С4. В частности, семинары, курсы для персонала C4, курсы по управлению IT-системами или с управления информацией. Важно также, что украинские эксперты могут напрямую общаться с экспертами НАТО. Мы помогаем им установить контакт с коллегами из НАТО и из стран-членов, которые имеют большой опыт. Могу сказать честно: Украина, за исключением пусть одного-двух других наших партнеров, является одной из стран, с которой мы делимся большей частью своей информации. Все, что есть в нас, мы немедленно передаем Украине, при этом привлекаем экспертов в сфере безопасности и обороны. Рассказываем им, что именно делаем, чтобы они понимали, в каком направлении мы уже движемся. Стараемся предоставить как можно больше данных, чтобы улучшить ваши возможности в сфере С4 и оперативную взаимную совместимость с НАТО. Именно на этом было сосредоточено наше внимание в течение последних двух лет. Теперь у нас есть подтверждение от ведущих стран по продолжению этого проекта, что даст возможность и дальше работать в этом направлении.

Что будет после этого?

— В следующей фазе реализации проекта по обмену знаниями мы поставили целью уделить больше внимания проектным рабочим группам, которыми руководят украинцы и которые будут заниматься конкретным вопросом. Например, создание федеральной сети миссий (Federated Mission Networking), что является одним из драйверов в сфере С4 в НАТО. Далее говорится об объединенной системе разведки и наблюдению (Intelligence, Surveillance and Reconnaissance, ISR). Мы больше не хотим, чтобы Альянс руководил этими командами, они должны быть под руководством Украины, но при поддержке НАТО. Такой подход гарантирует более устойчивую поддержку.

Таким образом они смогут получить больше опыта?

— Речь идет не только об опыте, ведь ваши специалисты в секторе безопасности и обороны уже достаточно опытные. Однако это было бы слишком просто выполнить всю работу за них. Украинцы сами должны приложить максимум усилий к реализации проекта, и тогда это лучше интегрируется в их стиль работы. Это не означает, что мы хотим навязать Украине определенный подход к работе, который применяется в НАТО. Каждая страна, входящая в Альянс, отличается от других. И хотя все мы работаем по определенным стандартам и процедурам, которые дают возможность взаимодействовать, определенные национальные особенности есть всегда. Таким образом, способ, который вы будете реализовывать наши инициативы, всегда будет немного отличаться. Поскольку у вас другая культура, другие структуры. Но общие структуры и процессы дадут вам возможность взаимодействовать с НАТО и странами-членами. Речь идет не просто о закупке такой самой радиостанции или другого оборудования. Подход к работе тоже должен быть соответствующим. Поэтому все процедуры и процессы требуют хотя бы минимального уровня стандартизации и совместимости. Оборудование — это, пожалуй, самая простая часть задачи.

Каков ваш опыт сотрудничества с украинскими коллегами?

— Во время наших первых контактов с украинскими военными они были больше сосредоточены на материальной части вопроса, то есть на оборудовании. Ваши специалисты считали, что после того, как они получат оборудование, проблемы взаимосовместимости решатся сами собой. Но это не так. Надо работать и над остальными вопросами. И после дальнейших обсуждений украинская сторона с пониманием отнеслась к этому предостережению. Оно быстро распространилось среди военных. Улучшив свои возможности в сфере С4, вы можете принимать более эффективные решения, а следовательно, проводить операции с высоким уровнем безопасности, в том числе и для персонала. Благодаря использованию меньшего количества ресурсов в конце концов это и будет стоить меньше. Также нельзя забывать, что наш бюджет достаточно ограничен.

У нас нет сотен миллионов для поддержки Украины. Поэтому надо найти разумные способы изменить вещи, которые требуют вмешательства, и сосредоточиться на аспектах, которые будут иметь наибольшее влияние. Именно поэтому мы разработали проекты в том виде, в котором они есть сегодня. И уже видим, что на всех уровнях, от самого высокого до самого низкого, постепенно начинают это понимать. Теперь Министерство обороны и Генеральный штаб нас очень поддерживают. Сначала все были скептичны, что-то вроде «вот очередные ребята из НАТО приехали рассказать, как нам надо работать». Мы были абсолютно чужими друг другу. Но сегодня уже есть определенный уровень сотрудничества, контактов, и это помогает взаимодействовать на достаточно неплохом уровне. Это еще и вопрос доверия, которое требует времени. И теперь между нами и людьми, с которыми мы работаем, достаточно доверия. Если в штаб-квартиру НАТО приезжают украинские представители, мы просто берем по кофе и свободно что-то обсуждаем. Раньше так не было, а теперь это стандартная процедура. Я почти ежедневно контактирую с Миссией Украины при НАТО, у нас очень хорошие рабочие отношения. Это помогает продвинуть все начатые проекты.

Видите ли вы какие-то изменения в украинской политике НАТО после президентских выборов?

— Я не заметил никаких изменений после выборов. Прошло слишком мало времени, чтобы их можно было увидеть. Изменения требуют времени. Однако что касается нашего трастового фонда С4, думаю, никаких изменений не будет, ведь мы в основном сосредоточены на технических и процедурных деталях. Это не изменит нашего сотрудничества. Я не вижу пока, как выборы могут повлиять на нашу работу, кроме того, что это будет формировать условия, в которых мы реалізуватимемо проекты как можно эффективнее. На глобальнішому уровне, надеюсь, любые изменения будут к лучшему. И это положительно скажется на сотрудничестве НАТО — Украина. Имею надежду, что позитивное отношение, которое мы смогли сформировать в пределах наших инициатив, будет только способствовать партнерству.

————

Герард Елзінга в 1986 году окончил Королевскую военную академию (Нидерланды) по специальности инженер-электроник со специализацией на телекоммуникациях, офицер Воздушных сил. С 1983-го по 2003-й служил офицером по связи и информационных систем в Королевских военно-воздушных силах Нидерландов. После окончания Командно-штабного колледжа ВВС был финансовым планировщиком и заместителем руководителя программы по модернизации ИТ-инфраструктуры ВВС. В 2003-м присоединился к штабу контроля, управления и связи штаб-квартиры НАТО, сначала как офицер в отделе частот и С3-инфраструктуры, а с 2016-го возглавляет этот отдел.

Share