Финляндизация принципов

Фінляндизація принципів

www.picture-alliance/KEYSTONE/G. Bally

Парламентская ассамблея Совета Европы все больше превращается в бюрократический механизм, где формализм побеждает принципы

«Мы не можем хранить ненависть и вражду из прошлого», — цитирует Черчилля глава Парламентской ассамблеи Совета Европы Лилиан Мори Паскье. Ее речь, посвященная 70-летию организации, — гимн миру и согласию, взаимопониманию и сотрудничеству между государствами-членами. Так, будто на Востоке Украины нет войны, будто 20% территории Грузии не являются оккупированными, будто Приднестровье — одна из успешно интегрированных провинций Молдовы, а статус Нагорного Карабаха устраивает и Азербайджан, и Армению.

В свое время, в 1949 году, Совет Европы задумывалась как один из предохранителей новой смертоносной войны. Как дискуссионная площадка, лаборатория, новых, гармоничных взаимоотношений, где право на жизнь, на собственные взгляды, на свободу слова и веры, на уважение и достоинство становятся приоритетами государств. Общественный идеал, который отвечал запросам далеких послевоенных времен. За годы существования структура обросла своим внутренним сленгом и чиновничеством, ритуалом и механизмами, однако не научилась оперативно реагировать на вызовы времени. Когда новая гибридная война разъедает сами основы европейских ценностей, лексика, стилистика и политический инструментарий руководителей ПАСЕ затормозились на периоде розовых очков времен падения Берлинской стены.

Юбилейная речь председателя ПАСЕ Лилиан Мори Паскье апеллирует к травматическому опыту, который пережили европейцы во время Второй мировой, но и словом не упоминает о травматизме украинцев, грузин, чеченцев, приобретенные сейчас. Правильные слова о «доверии между народами», «нравственные ориентиры» и «ценность диалога как эффективного способа урегулирования конфликтов» в каждом выступлении. «Это прежде всего швейцарский политик в классическом смысле этого слова, — объясняет в разговоре с Неделей сотрудник секретариата ПАСЕ. — Речь идет о апологетику нейтральности, посредничества, примирения…»

В апреле этого года Лилиан Мори Паскье наведалась в Санкт-Петербург на конференцию под названием «Борьба против международного терроризма», организованной Парламентской ассамблеей СНГ и ПАСЕ. Совместное мероприятие парламентариев Совета Европы и СНГ на территории государства под санкциями уже сам по себе является спорным решением. Вроде же давно доказано на практике, что Кремль трактует задабривания как слабость, если не сигнал к новой экспансии. Но Паскье, похоже, достижениями исторического опыта не переживает. «Мы не должны заниматься геополитикой», — заявила она позже. Хотя тактика уступок Кремлю — это также геополитика.

Именно Лилиан Мори Паскье протолкнула голосования по возобновлению полноценного членства России в ПАСЕ. Это было сделано вопреки регламенту, ведь в тот день в зале заседаний не нашлись необходимые две трети голосов, чтобы внести вопрос в повестку дня. К тому же она активно поспособствовала тому, чтобы Россия с триумфом вернулась в сессионный зал в Страсбурге, да еще и с гарантией, что структура никогда больше не примет никаких санкций против государства-члена. Можно ли за совокупностью фактов считать его пророссийским политиком? Несмотря на беспрецедентный реверанс в сторону Кремля, ни один из собеседников Неделе во Дворце Европы с таким определением не согласился.

«Лилиан Паскье прежде всего командный игрок, — поделился соображениями председатель украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев. — Это умная, опытная женщина, которая умеет достигать политических целей. Классический пример двойного дна, когда публично провозглашаются высокие принципы, но на практике политическая целесообразность одерживает победу над ценностями. Относительно голосования по России было очевидно, что позиция большинства западных государств согласована заранее. Депутаты получили указания от своих министров иностранных дел, Паскье только воплотила это общее решение».
«Западные столицы оказались не готовы к тому, что уже 2 июля Россию надо было бы исключать за неуплату взносов, — делится мыслями с Неделей один из постоянных работников ПАСЕ. — Это не поражение, это поражение западной дипломатии, которая не умеет строить победные стратегии в противостоянии с Москвой. Очевидна роль договоренности Меркель с Макроном, она читалась в голосовании французской и немецкой делегаций, но не стоит преуменьшать роль Финляндии. Весь этот последний год Хельсинки упорно работали на возвращение российской делегации. Эстонский политик, бывший диссидент Андрес Геркель обнародовал статью о финляндизации Совета Европы, в которой говорится о примирливість ради примирливості, уступки во имя уступок, нейтральность превыше всего и несоответствие в конечном итоге методов, которые выбирает ПАСЕ, вызовам, перед которыми стоит Европа».

На континенте льется кровь, гибнут люди, творится беспредел, анексуються территории. Структура, которая надзирает за соблюдением международного права, должна была бы бить тревогу первой. Время выспрашивает харизматических лидеров, которые не прячутся от реальности. Является примером такого политика Лилиан Паскье? Ни она, ни ее предшественники. Система разучилась обновляться. Нужна ли миру Совет Европы, что потерялась во времени? Вскоре узнаем. Медведь в «перчатке» легко способен развалить ее изнутри.

Share