Европейская капитуляция

Європейська капітуляція

Российский премьер прибыл во Францию того самого дня, когда в Страсбурге начались дебаты о возвращении России в ПАСЕ

Два года — от появления Путина в Версальском дворце в мае 2017-го — высокое российское руководство не приходило к Франции. Визит Медведева не дал недолгой перерыве в общении стать принципу. «Санкции — это не постоянный режим, это лишь этап, что может быть в любое время отменен», — успокоил московского гостя премьер-министр Франции Эдуар Филипп. И не ошибся! Того самого дня, когда руководители двух правительств обсуждали в Гавре перспективы взаимовыгодного бизнеса, французская делегация в Страсбурге в полном составе проголосовала за изменение регламента Парламентской ассамблеи Совета Европы, что позволяют РФ вернуться в зал заседаний организации, не выполнив тех условий, которые предусматривали санкции.

«Совет Европы — это не та структура, где должен решаться геополитический кризис между Россией и Украиной, — повторяет в интервью и выступлениях госсекретарь Франции по европейским делам Амели где Моншален. — Мы здесь не занимаемся геополитикой, ценности, которые мы защищаем, — это права человека, мужчины, женщины, ребенка…»

Вот такой новый французский дискурс о войне в Украине. Никогда не было, и вот опять агрессора и его жертву поставлено на один уровень. Так, будто две соседние государства поссорились не знать чего и каждая из них в одинаковой степени отвечает за ту набившую оскомину «геополитический кризис», что мешает нашим справедливым европейцам сполна отдаться защиты прав «мужчины, женщины, ребенка». Да и Медведев готов «открыть новое пространство диалога с Россией», цитирует AFP пресс-службу французского правительства. А тут какая-то война, аннексия, санкции и неуступчивая Украина.

Однако нельзя сказать, что французская позиция стала неожиданностью. Неделю назад на совместной пресс-конференции с Зеленским в том же духе высказался Эмманюэль Макрон. «Мы рады, что вы готовы протянуть руку населению сепаратистской зоны», — подчеркнул он, обращаясь к украинскому лидеру. Что в той руке и на какие именно жесты надеется Макрон, пока официально не конкретизировано. Важно другое: в день визита Зеленского подготовка к приезду Медведева практически закончилась. Это предстоящее событие громко обсуждали между собой российские журналисты.

Восстановление сотрудничества с Россией, несмотря на агрессию в Украине, причастность к войне в Сирии и очевидное московское вмешательство в события в Молдове, не только со стороны Франции, но и со стороны Италии, Германии, Великобритании и других государств видится тем более несвоевременным еще и потому, что позиции российского лидера по разным причинам ослабли. Дело журналиста Ивана Ґолунова продемонстрировала, что Путин уже не имеет такой монолитной поддержки у себя дома. Подходит четвертый срок его пребывания при власти, и хотя бы как россияне пренебрежительно относились к своей Конституции, выдвигаться на пятый срок ему будет проблематично. Российская экономика переживает не лучшие времена. Тут самое бы воспользоваться ослаблением позиций оппонента и вынудить его к уступкам хотя бы в вопросе освобождения политзаключенных. Но нет! Европейские столицы решили подластиться к нападающего за просто так, без видимых причин.

Пять лет назад, после аннексии Крыма и оккупации части Донбасса, Совет Европы ввела против России санкции, апеллируя, в частности, к правам человека: на жизнь, на безопасность, на свободу действия и слова у себя дома. В 2015-м они были дополнительно привязаны к выполнению минских соглашений. Никаких концептуальных противоречий тогда не возникло. Но ныне старейшему в Европе органа межпарламентского сотрудничества срочно понадобились новые смыслы.

Восстановление сотрудничества с Россией, несмотря на агрессию в Украине, причастность к войне в Сирии и очевидное московское вмешательство в события в Молдове видится тем более несвоевременным еще и потому, что позиции российского лидера по разным причинам ослабли

Аргумент, который нашли для себя руководители Франции, — интересы русского народа, которому якобы не прожить без возможности обращаться в Европейский суд по правам человека. Это ничего, что принцип верховенства национального права в РФ превалирует над международным, а значит, решение ЕСПЧ Москва даже не собирается выполнять?
«Политическая целесообразность победила принципы и ценности, — прокомментировал ситуацию председатель украинской парламентской делегации Владимир Арьев. — Мы сделаем все, чтобы санкции были введены. Если Россию возвращают, в ПАСЕ, безусловно,больше нечего делать. Эта организация полностью себя дискредитирует».

За пять лет со времени введения санкций Москва не то что не отказалась от присвоенных украинских земель, а даже на полслова не изменила своей манипулятивной риторики. Изменения в регламенте, утвержденные 118 голосами «за» при 62 «против», поощряют дальнейшие вторжения и новые войны, потворствуют безнаказанности и безответственности. Удивила ПАСЕ результатам голосования? Даже нет. Структура давно не является бастионом несгибаемых принципов.

Комментируя ситуацию в Дворце Европы, член украинской делегации Ирина Геращенко назвала нынешнюю главу ПАСЕ Лилиан Мари Паскье «Аґрамунтом в юбке». Испанец Педро Аґрамунт, предыдущий глава Ассамблеи, откровенно подыгрывал россиянам и не интересовался принципами. Его жестко критиковали и переизбирали со скандалом. Предшественник Аґрамунта француз Жан-Клод Миньон также не был воплощением высокой морали в политике. Надеясь заменить Торбьерна Яґланда во главе Совета Европы, он в свое время объездил чуть ли не все страны-члены, лоббируя свою кандидатуру. Что уж говорить о Мевлюта Чавушоглу — искреннего друга Партии регионов и партнера «Единой России»! От одного руководителя к другому ПАСЕ постепенно превращалась в структуру, которая работает сама на себя и больше всего заботится, как прокормить своих 2,3 тыс. чиновников и 1 тыс. дипломатов. В этом смысле позорное голосование за изменения в регламенте — вполне логичный и прогнозируемый шаг.

За день до начала летней сессии ПАСЕ газета Le Monde опубликовала статью «Российский шпион в Совете Европы». В публикации речь шла об одном из резидентов ИГРУ Валерия Лєвіцкого, которому было указано на дверь в апреле 2018 года. Он работал на должности генерального консула РФ в Страсбурге. Журнал замечает, что если бы не жест солидарности с Великобританией в деле Скріпаля, Лєвіцкий до сих пор находился бы во Франции и дальше продолжал бы свою тайную деятельность. Le Monde характеризует Совет Европы как «институцию, мало известную широкой публике, которая объединяет 47 стран совместно с Россией и Турцией, а также государства-наблюдатели, не есть вне зоны интересов Москвы… Этот второстепенный дипломатический площадка дает возможность России распространять свои тезисы в одних странах и вредить тем, кто разоблачает ее антидемократические практики».

Європейська капітуляція

Рассказывают, что генсеку СЕ Турбьерну Яґланду не понравилась ни сама публикация в Le Monde, ни упоминание в ней о его «привилегированный контакт» с российским шпионом. Однако российские влияния в институты такие очевидные, что стоит говорить не о чисто шпионскую сеть, а о значительно шире, в определенном смысле опасное явление. Речь о баналізацію российских преступлений в Сирии и в Украине, на Кавказе и в Молдове, в Африке и других частях мира. Этот факт прослеживается из выступлений многочисленных европейских депутатов, которые отстаивают «бесперспективность санкций», «необходимость диалога с Россией», «отличие русского народа от российского руководства»… Неважно, за деньги или по глупости западные политики продвигают российские месседжи. Важно понимать, что таким образом структура не просто ослабляется, а теряет смысл к существованию.

А тем временем в Гамбурге Эдуар Филипп и Дмитрий Медведев пообщались об Украине без Украины (это становится правилом?), обусловили следующие шаги двустороннего сотрудничества и подумали вместе, как построить «новую грамматику доверия и безопасности». Именно такую загадочную формулу два года назад придумал Макрон. «Париж всегда хватается за российскую карту, когда отношения с Вашингтоном и Лондоном усложняются, — говорит французский коллега, скорее объясняя, чем оправдывая политику своей страны. — Осенью 1944 года генерал де Голль даже ездил в гости к Сталину. Так появилась концепция «от Бреста до Урала», на которую любят ссылаться последователи де Голля». Оно то все так, но де Голль в 1944-м не согласился в очередной раз растерзать Польшу, как хотел Сталин, и вернулся в Париж ни с чем.

Макрон, к сожалению, не де Голль: не те принципы и не то видение. Политика уступок Москве, что осуществляется ныне по всем линиям, кажется опасным проявлением слабости, что в стратегической перспективе может превратиться в программу по самоуничтожению. Какой-то запас прочности у французов в резерве есть, но он не такой мощный, как экспансионистские аппетиты Кремля, что их никто, кроме Украины, похоже, не собирается сдерживать.

Share