Европа в ожидании сюрпризов

Європа в очікування сюрпризів

В течение июня изменится не только депутатский состав Европейского парламента. В июле ЕС будет новых глав Еврокомиссии, Европарламента, Совета ЕС и Европейского центрального банка

После выборов в Европейский парламент вздохнули с облегчением все те, кто ожидал более мощного прорыва крайне правых и разгрома умеренных политических сил. Однако пессимистические прогнозы социологов не оправдались. Старые классические умеренные правые и левые партии хоть и подвинулись из ведущих позиций, потеряв большинство, однако будут иметь достаточно влиятельные фракции. Популисты хоть и приобрели дополнительный вес и в нескольких странах стали самой многочисленной политической силой, большинства не будут иметь и своих правил не будут диктовать.

«Эти выборы можно назвать историческими по нескольким критериям, — написал французский ежедневный журнал Le Monde. — Прежде всего участие избирателей возросла и достигла среднего показателя 50,8%. Кроме того, результаты продемонстрировали укрепление не только популистских партий, но и экологов и либералов. Больше всего потеряли поддержку консерваторы из политической группы народников и социал-демократы, они уже не имеют абсолютного большинства».

Окончательно новый состав Европарламента сформируется 2 июля, когда в Брюсселе начнется первая сессия. Сейчас продолжаются консультации лидеров политсил 28 стран — членов ЕС в отношении новых альянсов и фракций, а также относительно нового руководства Европейского парламента, Европейской комиссии и Европейского центрального банка. Эксперты упражняются в прогнозах, журналисты охотятся за інсайдами. Общество заинтересованно наблюдает за перестановкой сил. Гонки доказали на практике, что европейский избиратель не только не охладел к политике, как убеждали многочисленные комментаторы, а даже продемонстрировал рекордную явку, которой не наблюдалось с 1994 года.

«Пришел голосовать каждый второй! — удивляется Кристоф, преподаватель философии в парижском лицее. — Во Франции и Германии лучше обьединились избиратели зеленых. Это добрый знак. Люди начинают осознавать, что издеваться над планетой становится опасно, они научились проектировать совместное бедствие на собственную судьбу». Во всем ЕС зеленые получили 69 мест — на 19 больше, чем в предыдущем составе. С таким результатом экологи встают классической партией влияния, которая, возможно, войдет в правящую коалицию. В Германии партия «Зеленые» стала второй по влиянию политической силой. Традиционно они больше поддерживают Украину в противостоянии с завоевательной Москвой, а лидер французских экологов Янник Жадо не раз жестко высказывался в отношении российского империализма и аннексии Крыма.

Впрочем, несмотря на хорошие новости в сфере экологического сознания, на общем европейском уровне сформировалась вторая очевидная тенденция. Высокую активность продемонстрировали также сторонники популистских политических сил. Конкретно в Западной Европе в Европарламент прошли представители трех формаций: «Национального объединения» Марин Ле Пен (бывший «Национальный фронт»), «Северной лиги» Маттео Сальвини и партии — инициатора Brexit Найджела Фараджа «Европа за свободу и прямую демократию». В общем во всем ЕС крайне правые популисты получили 171 место.

Выборы продемонстрировали, что на сегодня популистские партии Ле Пен, Сальвини и Фараджа стали крупнейшими политическими силами в своих государствах: Франции, Италии и Великобритании. По неслучайным стечением обстоятельств все они откровенно выражают симпатии Кремлю, а команда Ле Пен еще и получает из России финансирование. Все трое руководителей структур были за «легализацию» аннексии Крыма и прекращения санкций Европейского Союза против Кремля. В проекции на украинские интересы эта троица по прогнозируемой поддержки польских крайне правых гарантированно продвигать «мир, дружбу и сотрудничество» с Москвой.

важна тенденция, что вырисовалась на выборах, — очевидная потеря влияния старых классических умеренных партий. Отныне коалиция социал-демократов и народников теряет большинство

Имеют крайние правые потенциал эффективно продвигать отмену санкций? Самостоятельно нет. У них хоть и есть существенная поддержка избирателя, однако они могут объединяться в блоки и коалиции только между собой. Тактика санитарного контроля против них, введенная умеренными партиями, до сих пор срабатывала. Следовательно, даже если евроскептики найдут общий язык и объединятся в многочисленную фракцию, провести ту или иную собственную резолюцию им будет проблематично. Зато они смогут эффективно блокировать инициативы других политсил. Уже понятно, что дебаты в следующем Европарламенте будут тяжелыми и изнурительными.

Третья важная тенденция, что вырисовалась на выборах, — очевидная потеря влияния старых классических умеренных партий. Отныне коалиция социал-демократов и народников теряет большинство. На протяжении 40 лет правоцентристы из Европейской народной партии (ЕНП) и левоцентристы из группы социал-демократов (СД) руководили структурой по очереди или вместе. Этот период завершился. По сравнению с 2014 годом народники потеряли 40 мест. Прежде всего за неудовлетворительные результаты правых во Франции, Италии, Испании, Германии. Французские республиканцы, в свое время привели к власти президентов Ширака и Саркози, с трудом добыли 6,3% и фактически подвинулись на обочину политической шахматной доске.

Социал-демократы по сравнению с прошлыми выборами потеряли 45 мест. Новые цифры свидетельствуют о том, что состав будущей правящей коалиции неизбежно изменится. Но как именно? Возможны любые конфигурации из зеленых, народников, умеренных левых и либералов, которые также усилили позиции с прошлого созыва и завоевали 109 мандатов. «Популистская волна», о которой много писали аналитики накануне выборов, оказалась разрушительной. Сторонники ЕС в составе нового парламента имеют более 500 голосов. Это означает, что председатель Европейского совета тоже будет из числа сторонников ЕС. Опять же в проекции на Украину это лучшая перспектива, чем близкие к Путину радикальные правые.

Переговоры о кандидатурах руководителей европейских институтов никогда не бывают быстрыми и безболезненными. Согласно установленным правилам должен быть соблюден баланс интересов крупных и малых стран, Юга и Севера, Старой и Новой Европы, а также хоть немного гендерные параметры. Традиционно мощное французское влияние уменьшается: социалисты и республиканцы проводят до крупных политических групп народников и социал-демократов каждый по шесть депутатов. Президентская партия «Вперед, Республика!» вольется в менее многочисленных и влиятельных либералов. 13 зеленых под руководством Янника Жадо присоединятся к своим единомышленникам и смогут широко использовать трибуну Европарламента для провозглашения идей, но не факт, что для реальной защиты своих проектов.

Європа в очікування сюрпризів

Поскольку, несмотря на все формальности, крупные страны весят все же больше маленькие, хотя бы по количеству тех, кто голосует, их влияние на выбор новых руководителей европейских структур будет решающим. Речь про Францию, Германию, Великобританию, которая, несмотря на Brexit, принимала участие в голосовании, а также Италию, Испанию и Польшу. 28 мая в Брюсселе начались консультации по кандидатуре на главу Европейской комиссии. Из вероятных претендентов немецкий народник Манфред Вебер, нидерландский социал-демократ Франс Тіммерманс и данка Марґрете Вестаґер от либералов. Также одним из возможных преемников Жана-Клода Юнкера называют французского комиссара Мишеля Барнье.

Эмманюэль Макрон призывает европейцев отказаться от принципа пересменки партиями и странами и перейти на более гибкую систему выбора руководителей. Одержит ли Макрон поддержку, узнаем в ближайшие недели.

Выборы в Европарламент неизбежно повлияют на расстановку политических сил и влияний в ЕС и косвенно — в странах-членах. Даже если они не приведут к непосредственных изменений во внутренней политике государств, невозможно не учитывать распределения электоральных симпатий. Высокое протестное голосование, что проявилось в массовой поддержке популистских сил, свидетельствует об усталости от «системной политики» и классических партий, а также о мудрой инструментализацию страхов теми «внесистемными» политиками, которые дружат с Москвой.

Российское влияние на выборы в ЕС уже стал предметом исследований политологов. На этот раз он не оказался таким победным, как во время Brexit, однако аналитики констатируют высокую активность российской пропаганды в Западной Европе через соцсети, истерические настроения в обществе. Отслеживаются многочисленные страницы в Twitter, связанные с российской «фабрикой троллей» в Петербурге. Влияние на Западную Европу важен для Москвы еще и потому, что именно крупные западные государства имеют большое влияние на решения, которые касаются санкций, и определяют формат политического сотрудничества. Москва будет пытаться рассорить их и максимально ослабить ЕС, используя своих союзников в новом Европарламенте. От тех, кто возглавит европейские институции, не в последнюю очередь будет зависеть, насколько эффективно Евросоюз будет опираться московском влияния.

Share