Евгениус Сікоцкас: «Контрабандные потоки и сфера нелегальной торговли постоянно меняются»

Євгеніус Сікоцкас: «Контрабандні потоки й сфера нелегальної торгівлі постійно змінюються»

Неделю обсудил с Евгениусом Сікоцкасом, директором по вопросам противодействия нелегальной торговли в Восточной Европе компании Japan Tobacco International, теневой оборот сигарет в регионе и методы борьбы с контрабандой.

Как контрабандная табачная продукция попадает к конечному потребителю на рынке ЕС? Есть ли в этом контексте разница между «старой» и «новой» Европой?

— Когда мы говорим о нелегальной торговле, следует вести речь не только о контрабанде — нелегально ввезенные сигареты, но и о контрафакте, то есть нелегальное производство сигарет. И если контрабанда наносит ущерб легальным производителям и государственному бюджету страны, где она продается, то контрафакт еще и создает повышенный риск для здоровья потребителей. Ведь нет никакой гарантии, что такие сигареты изготовлено из качественного табака с использованием качественных фильтров, бумаги и т. д. Нелегальное производство существует, в частности в рамках Евросоюза.

Основными рынками сбыта являются страны, в которых высокая цена на сигареты. К таковым относятся преимущественно западноевропейские государства с высоким уровнем акцизных ставок. К примеру, в Украине пачка сигарет стоит чуть больше одного евро, в большинстве же стран Европы — €4-5, а в Великобритании — £10. Поэтому даже в самом ЕС существует нелегальная торговля между странами. К сожалению, существенная разница в стоимости одного и того же продукта, а также возможность сравнительно легкого заработка порождает нелегальную торговлю.

Допустим, я обычный житель Лондона и вышел из дома за сигаретами. Я могу приобрести нелегальную продукцию где существуют подпольные места сбыта?

— Конечно, крупные сети контрабанду не продают, поскольку они работают с проверенными поставщиками, берегут свою репутацию и заботятся о покупателях. Нелегальные сигареты распространяются преимущественно через интернет, в частности, через социальные сети. Для этого там существуют специальные площадки, где и сбывают значительное количество нелегальной продукции. Также такие сигареты продают в небольших частных магазинах или же их доставляют курьеры. Бывает, что контрабандную продукцию привозят с собой мигранты, которые сами же ее и реализуют.

Однако ответственные покупатели не покупают нелегальный продукт. Они понимают, что когда сигареты в их стране обычно стоят €5, то с сигаретами по €2 что-то не так: они контрафактные или контрабандные, поэтому государство недополучает налоги, а легальные производители и дистрибьюторы теряют долю рынка. Кроме того, если это контрафактная продукция, то это еще и опасно, потому что нет никакого представления, из чего же изготовлены эти сигареты. Но через высокие цены на легальную продукцию потребитель все же появляется. Прежде всего это лица, для которых вопрос стоимости является решающим.

Какова доля Украины в рынке контрабандной табачной продукции ЕС в целом? Откуда другие потоки и как они распределены?

— Независимые исследования Euromonitor и KPMG показывают, что на протяжении последних лет Украина и Беларусь занимают лидирующие позиции в сфере контрабанды сигарет (согласно данным исследования рынка табачной продукции ЕС компании KPMG, объем контрафакта и контрабанды из Украины и Беларуси в 2018 году составлял 4,2 и 3, 6 млрд штук сигарет соответственно. — Ред.).

Очень существенную роль в контрабанде играет фискальная политика определенного государства и действия ответственных органов. В некоторых случаях она создает почву для возникновения нелегальных потоков, как это произошло в странах ЕАЭС. К примеру, Россия еще недавно (7-9 лет назад) была источником контрабанды в страны Евросоюза, однако теперь она стала «принимающей» страной вследствие резкого повышения акцизного налога и цен на сигареты. Внутри Таможенного союза нет границ, поэтому контрабанда из Беларуси хлынула потоком в РФ.

Если же говорить об Украине, то существует целый комплекс причин, которые привели к нынешней ситуации. Состояние дел непосредственно на границах — это только следствие, но сами причины кроются в системе регулирования отрасли и недостаточной реакции на нарушения. Курс валюты тоже имеет значительное влияние на ценообразование и разницу в стоимости в разных странах.

Кто контролирует контрабанду внутри ЕС? Это транснациональная мафия или местные группировки?

— Мы как бизнес не анализируем такие вопросы детально. Для этого есть компетентные контролирующие органы, это их работа. Из своего же опыта могу сказать, что попадаются очень разные схемы. Существуют крупные международные группировки, когда каждый действует на территории своей страны и ответственный за транзит сигарет только там. Если говорить об Украине, то несомненно, что в случае контрабанды, к примеру, через границу с Польшей, есть участники с обеих сторон. Есть и группы, которые занимаются только ввозом нелегальной продукции на территорию Евросоюза, зато за дальнейшее ее распространение берутся совсем другие группировки.

Также следует учесть, что контрабандные потоки и сфера нелегальной торговли постоянно меняются. Повторюсь, что сейчас есть проблема не только контрабанды легальной продукции, но и нелегального изготовления сигарет. Покупают линии для их производства, устраивают подпольные цеха, не платят налоги… Эту продукцию потом пытаются продавать, в том числе и под видом известных брендов.

Насколько актуален вопрос контрабанды из неконтролируемых территорий, таких как «ДНР-ЛНВ»? Можно ли отследить масштабы?

— Этот вопрос также следует поставить в первую очередь правоохранителям. Безусловно, мы предполагаем, что на этих территориях существует нелегальное производство. Но отследить объемы могут только ответственные за это органы власти. Мы же не проводим никакой деятельности и мониторинга на этих территориях, поскольку для нас важен прежде всего вопрос безопасности наших работников, которую там обеспечить не могут. Поэтому определить точно или хотя бы с высокой вероятностью объемы нелегальной продукции, которую производят на этих территориях, мы не можем.

Как сотрудничают транснациональные корпорации, в том числе и ваша, в вопросах борьбы с контрабандой табачных изделий в ЕС? Что мешает этой работе?

— Четыре крупнейшие компании-производители продукции — а это около 80% европейского рынка — подписали договор с Еврокомиссией и странами ЕС о сотрудничестве в сфере борьбы с нелегальной торговлей табачной продукцией. По сути, четыре крупнейшие компании отрасли приняли на себя обязательства помогать Евросоюзу бороться с незаконной торговлей. Первопроходцем была Philip Morris, а мы — Japan Tobacco International — присоединились 2007 года. Впоследствии подписали договор British American Tobacco и Imperial Tobacco.

Наша компания ведет социально ответственный бизнес, поэтому мы предоставляем компетентным органам всю информацию о нелегальной торговле, даже если она не связана с подделкой или контрабандой наших брендов. Дело в том, что все законные производители и поставщики заинтересованы в том, чтобы нелегальной торговли не было, ведь это несет риски для репутации каждого из нас. Поэтому в этом направлении мы открыты к сотрудничеству и с госорганами. Конечно, не все производители ведут себя так, как мы. На некоторых, даже официальных, производствах могут выпускать неучтенную продукцию, которая впоследствии поступает в нелегальный оборот. В Украине есть производитель, цена на продукцию которого ниже суммы налогов. То есть в их цене не заложена не только прибыль, но и себестоимость! В нормальном бизнес-среде так не должно быть. И этим вопросом должны заниматься государственные органы, чтобы обеспечить честную конкуренцию и сбор платежей.

Насколько эффективно борются в ЕС с контрабандой табачных изделий? Что эффективнее — директивы Евросоюза или решения национальных правительств?

— Однозначного ответа здесь нет, ведь это комплексный вопрос. Обычно каждое государство самостоятельна в принятии решений относительно нелегальной торговли. К примеру, Венгрия, где лет пять назад не очень эффективно боролись с контрабандой, поскольку у них был другой приоритет — незаконная миграция. Соответствующие органы власти отслеживали нелегальные потоки, но поскольку эта страна преимущественно не является конечной точкой сбыта такой продукции, то на проблему просто закрывали глаза. Нынче же ситуация там значительно улучшилась. Есть успешный пример Польши, где власть изменила подход к регулированию табачной отрасли. Важную роль сыграли действия и местных правоохранителей, и участников рынка. Такие процессы способствовали хорошим результатам, поэтому уровень нелегального оборота табачной продукции в стране за последние годы существенно снизился — с 18% до 11,3%. Одновременно повысились легальные продажи, бюджет получил больше налогов, наконец, появились рабочие места. Поэтому существуют различные примеры, но главное — это заинтересованность власти, бизнеса и общества в том, чтобы преодолеть негативные явления. Здесь очень важную роль играет социальный диалог.

Если говорить о таком сотрудничестве на примерах Украины и Польши, то насколько ситуации в этих странах различаются?

— Сотрудничество, о котором я говорю, — это не какие-то теневые договоренности. Мы бизнес, который по своей сути настроен на доверительное сотрудничество с властью. Да и вообще заинтересован в том, чтобы коррупции было как можно меньше, ведь мы легальный производитель, который платит налоги. И чем меньше коррупции, тем комфортнее бизнеса общаться с властью. От правильной и открытого сотрудничества, о которой я говорю, выигрывают все стороны: нелегальный рынок сокращается, растут законные продажи, создаются рабочие места, потребитель пользуется качественным продуктом, а государство получает больше налогов.

Если же сравнивать Польшу и Украину… Я повторюсь, что большую роль играют реальные шаги власти и искренний интерес общества к проблеме. Когда мы видим, что существует якобы и легальная продукция, но которую в точках сбыта продают ниже налоговой ставки, то понимаем, что здесь что-то не так. Другими словами, если посчитать себестоимость такого товара, учесть уплату акцизов и пошлин, то совершенно очевидно, что компания не сможет выставить слишком низкую цену по сравнению с конкурентами. И с этим нужно что-то делать государственным органам, чтобы обеспечить честную конкуренцию… Все хотят жить, как в Германии, в то же время не все хотят платить налоги, как в Германии.

Share