Естественное деление

Природний поділ

Фото: УНИАН

Сто лет назад маленький картавый человечек по имени Владимир объявил о наступлении новой эры, а свою политическую силу — выразителем интересов «простого народа» и приговором прогнившем строя богачей («барыг», выражаясь современным украинским політсленгом).

Чтобы осуществить собственные намерения с эмансипации человечества, маленький картавый человечек пообещал люмпену мировую гегемонию и поощрял экспроприацию экспроприаторов. Когда «простой народ» очнулся от своей гегемонии, уже была выстроена стройная карательная вертикаль, и ему пришлось расплачиваться миллионными репрессиями, а в Украине еще и Голодомором, насильною денаціоналізацією, русификацией, плебеїзацією населения.

Прошло еще восемь десятков лет, и другой маленький человечек по имени Владимир объявил об очередной этап осчастливливания человечества, в частности за спасение России. Правда, он опирался уже не на партию, которая так удачно и надолго при поддержке криминала и охранки індоктринувала люмпенизированное население, а на ее наследников — мафиозно-гэбистские структуры. Мафия и силовики не могли не попытаться возродить СССР — безразлично, под старым названием «Россия» новой «Российская Федерация». И может, вполне успешно, если бы украинцы согласились с тезисом, что их нет, а зато есть «одна нация» / «один народ» украино-белорусо-россияне, что счастье им светит только в «братском союзе», и с тем вошли бы в «федерацию». И здесь у силовиков произошел первый большой «облом». А поскольку они все время настойчиво убеждали маленького человечка в его величии, то поняли, что «надашотарєшать», так и «простому народу» станет очевидно, что «царь не настоящий».

В конце концов, держать народ в состоянии плебса, разбудить в нем комплексы, ненависть и непозбувне «грабь награбленное», чтобы оседлать эту разрушительную волну и уничтожить конкурентов, — что в этом нового? И в античные времена, и в Крестовые походы не чурались. А Великая французская революция с ее маратами, робесп’єрами и гильотинами? Да и Германия 1930-х — не такой уж давний эпизод с індоктринуванням и заигрыванием с массами. А для современной России это основа государственного бытия.

Владимир Ульянов хорошо представлял опасность общения с індоктринованими большевиками массами, поэтому пытался размазать ответственность среди членов тесного внутреннего круга партийной верхушки. Очевидно, Владимир Путин также не хочет тесного общения с «простым народом», потому что обложился не только «любими друзями» — олигархами, но и Росгвардією во главе со своим бывшим бодіґардом и армией во главе с верным Шойґу. А кроме того, куда же он теперь денется? Кто же ему теперь даст при жизни уйти на заслуженную пенсию? Мавр еще не сделал свое дело.

Если в нации слабая элита, которая не реагирует на вызовы времени, или ее нет, народ быстро превращается в плебс. И уже вопрос десятый, чье лицо вынесет на гребень волны: шизофренического доктринера, мафиози или «артиста разговорного жанра»

В Украине человечек по имени Владимир обещает «простому народу» все, что тот хочет услышать, а как орудие завоевания власти использует давно испытанную ненависть — мастерски и артистично вживлену в эмоции масс. А кто сказал, что Россия будет вмешиваться в выборы только фальсификациями во время подсчетов или взломом сервера ЦИК? Новые времена — новые технологии. И нам, безусловно, еще придется думать, что делать с нашей слабенькой демократией во времена масштабных манипуляций сознанием масс в целом и каждого человека в частности. Если правда то, что мы отстали настолько, что невольно оказались впереди всех, то должны признать: сегодня Украина — передовой рубеж и полигон одновременно. Новоявленные политтехнологи, которые решили, что могут «сделать их всех вместе», так же не осознают, что являются разменной монетой в чужой игре, как и олигарх Коломойский не признается, что он лишь изображает, будто управляет процессами, а сам просто пытается поймать еще одну «золотую рыбку» в мутной воде украинской политики.

Апрельский день 2019 года между днями рождения Гитлера и Ленина обернулся в Украине осенью 1918-го: тогда заряженные ненавистью массы с энтузиазмом бросились уничтожать гетманат. Социалистические доктринери столетней давности будоражили народные инстинкты и были убеждены, что народные массы творят историю (с небольшим уточнением, что во главе этих масс должны стоять именно они — социалисты). Элиты — то буржуазные пережитки, враг «простого народа», а имущественные слои должны исчезнуть в новом социалистическом счастье. Поэтому профессор Грушевский возглавил партию эсеров, а писатель-драматург Винниченко эсдеков. И не было пределов радости «трудовых масс», когда 1919 года Винниченко шел заснеженным Киевом во главе Директории, а Грушевский торжественно открывал Трудовой конгресс. Ненависть сплачивает. Но ненадолго. За несколько недель до Киева вступили российские большевистские войска, которые, по сути, за исключением нескольких месяцев в 1919-м и двух лет в 1940-х, так и не покидали больше Украины до 1991-го.

Если в нации слабая элита, которая не реагирует на вызовы времени, или ее нет, народ быстро превращается в плебс. И уже вопрос десятый, чье лицо вынесет на гребень волны: шизофренического доктринера, мафиози или «артиста разговорного жанра». А если вы хотите завладеть «умами» плебса, то с артистом даже проще: во-первых, дешевле, во-вторых, массы и так его любят, потому что он прикольный, а в-третьих, можете спокойно от него избавиться, как только он сделает свою разрушительную работу и заберет на себя всю токсичность руины.

Так, ненависть лишает человека здравого смысла, ослепляет и в слепоте сплачивает. Мы видим манипулируемых людей независимо от возраста, образования, достатка, национальных и религиозных предпочтений. Так, за ненависть придется платить. Но обмануты и сманипулированы не захотят платить за свои ошибки, им трудно признать свою вину, ибо «простой народ», в том числе и образованный, не хочет ответственности.

 
Наконец украинское общество разделилось не по имущественному, национальному или региональному признакам, а по разумению значение элиты для государственного организма. Той элиты, которую не только нужно критиковать и что-то от нее требовать, а которая еще и готова брать на себя ответственность, принимать тяжелые решения и, в конце концов, делает невозможным превращение народа в плебс и манипулирования им.

Так, пока что элиты такого уровня мы не имеем, но уже понимаем причину того нового раскола, который показала электоральная карта Украины в апреле 2019 года. Быть при власти еще не означает быть государственной или общественной элитой. Но осознание необходимости ответственного слои создает запрос, а далее появится предложение. И те из украинских деятелей, которые будут работать на это предложение, будут воспитывать следующее поколение ответственных политиков, сделают невозможным появление президентов, которые «нікаму нічєво нє должни».

Share