Если завтра дефолт: чем грозит Украине воплощение в жизнь предложения Игоря Коломойского

(Фото с сайта livejournal.com.)

Финансовая ситуация любой слабой страны наиболее уязвима в период политических изменений.

 

Украина, увы, пока не слишком самодостаточной в экономическом плане, — а это значит, что мы не можем жить и развиваться без международного партнерства. С Западом или Востоком. Отход от этой парадигмы означает дефолт.

 

Но совсем другой окраски ситуация набирает, если сами украинские элиты не против объявить дефолт. Со всеми вытекающими отсюда последствиями…

 

Бизнесмен Игорь Коломойский, которого считают главным бенефициаром победы на президентских выборах Владимира Зеленского, снова публично подтвердил свою точку зрения: Украина должна объявить дефолт!

«Не выплачивать долги — очень полезная вещь!»

«В 2015 году Греция стала первой развитой страной, которая не выплатила по кредиту Международного валютного фонда, хотя и временно», — заявил Игорь Коломойский в комментарии The Financial Times, добавив, что, по его убеждению, в дефолте нет ничего страшного. И как пример привел Аргентину.

«Сколько раз Аргентина объявляла дефолт? И ничего, реструктуризировали», — сказал он, подведя под свою точку зрения политический базис: мол, победа Зеленского на выборах свидетельствует об усталости украинцев от требований МВФ.

«Если Зеленский будет слушать Запад и не будет принимать собственные решения, он закончит, как Порошенко. У него будут такие же рейтинги: 5, 10, 15, вместо 73 процентов», — пояснил олигарх, требуя от США и Евросоюза списать внешние долги Украины.

И снова перешел на политическую риторику: «Это ваша игра, ваша геополитика. Вас не интересует Украина. Вы хотите навредить России, а Украина — просто повод».

Сказанное не является элементом эпатажа или смелого словесного эксперимента в исполнении довольно эксцентричного олигарха. Потому что полгода назад Коломойский говорил практически то же самое. 20 ноября в своем интервью он снова вспоминал солнечную страну с сотнями островов.

«А чем дефолт плох? Посмотрите на Грецию, какие красавцы, сказали: «500 миллиардов не вернем»! И все, до свидания! Греческий сценарий нужно было применять еще в 2014 году, потому что страну разворовали под покровительством в том числе и Международного валютного фонда, и под покровительством всех иностранных посольств. Куда они смотрели? Наблюдателей… страны не было, в казне — ноль, поэтому объявляйте дефолт! Дефолт еще никогда никому не помешал, а что касается страны — так сто процентов», — отметил он.

«И за «Приват» ответите!»

Нелюбовь Игоря Коломойского к Международного валютного фонда возникла не на пустом месте. А имеет вполне личные и легко понятны основания, которые основываются на его некогда любимом детище — «Приватбанка». Ведь начиная с 2016 года Коломойский пытается отменить решение о национализации своего банка. Впрочем МВФ предупредил: это, мол, поставит под угрозу программу финансовой помощи, согласованную еще пятым Президентом Петром Порошенко.

Примерно в это же время и стали появляться заявления олигарха о полезности дефолта для здоровья и кармана каждого украинца. Вроде «Чем банкротство отличается от дефолта? Вы говорите о дефолте, как будто это потеря государственности. Греция хоть один свой остров потеряла из государственности?» — риторически обращался олигарх до своего интервьюера.

Хотя при этом лукавил. Ведь, во-первых, Греция же утратила часть своего имущества во время реструктуризации. А во-вторых, наше государство существенно отличается от одной из южных государств Евросоюза. Хотя уже тем, что… не является частью Евросоюза. Как отмечают эксперты, Греция, в отличие от Украины, — полноценный член ЕС и НАТО, она «вмонтирована» в западную систему. И объявить дефолт этой страны означало бы нанести мощный удар по финансовых системах Германии, Голландии, Австрии, Швейцарии. И при том, что дефолт Греции технически несколько раз прошел, ее держали до последнего.

Это понимали все: и греческое правительство во время переговоров, и греческий народ, оценивая ситуацию как малонебезпечну для своего финансового благополучия. В конечном счете, как считают западные эксперты, к экономическому росту Греции подтолкнула не отказ оплачивать старые долги, а довольно жесткая политика комитет западных кредиторов. Которая заставила потомков гордых эллинов потуже затянуть пояса и успешно работать на благо родной страны за существенно меньшие деньги. С перспективой потом получать больше…

Украину же никто никуда «тянуть» не будет. Дефолт так дефолт, как сказал бы наш предыдущий Президент. Ведь среди наших финансовых партнеров, кроме Международного валютного фонда, остается только Европейский банк реконструкции и развития и ряд международных финансовых институтов, которые действуют с оглядкой на МВФ.

Или же потенциально таким партнером может быть Российская Федерация, как у нас было еще в 2013 году. Последствиями этого братания и так называемых «кредитов Януковича» стала потеря Крыма и война на Донбассе.

Другой вариант — искать внутренние резервы. Например, экспроприировать капиталы и активы самых богатых людей Украины, то есть, во многом копируя грузинский опыт Михеила Саакашвили. Что касается рейтинга Владимира Зеленского, который, кстати, публично заявил, что не заботится о эту цифру, то, как прекрасно понимает Игорь Коломойский, здесь будет все хорошо.

Наш народ до сих пор любит, когда богатым плохо… С точки же зрения международного инвестиционного климата, который у нас и так находится на грани жизни и смерти, — такой шаг может его убить окончательно. Как и рейтинг Президента Зеленского в долгосрочной перспективе. Что, кстати, прекрасно показал опыт того же Михеила Саакашвили.

Дефолт не решит ничего

Грубо говоря, проблем в нашей стране, которые могли бы привести к дефолту — кроме, конечно, желания Игоря Коломойского, — нет. Украинская экономика растет, хотя и небольшими темпами, но в течение 14 кварталов подряд. Причем темпами, которые превышают греческие. С декабря 2016 года украинский внешний долг сократился с 80% до 60% ВВП. Такой результат является достаточно хорошим по всем международным показателям.

«Сейчас страна находится по балансу в хорошем финансовом состоянии. Мы накопили 20 млрд. долларов валютных резервов, доллар был абсолютно стабилен, даже шел к снижению, на едином казначейском счету — около 60 млрд. гривен. Все программы финансируются. Я три года эту стабильность держал и копил резервы», — сказал Премьер-министр Владимир Гройсман.

Самое смешное в этой ситуации, что объявление дефолта, как считают финансисты, отнюдь не поможет финансовой системе Украины. А даже наоборот… По мнению главы совета Независимой ассоциации банков Украины Романа Шпека, такое развитие событий создаст дополнительные сложности. «В случае принятия таких решений последствия ощутят абсолютно все: финансовый мир, бизнес, государство, иностранные партнеры, рядовые граждане», — утверждает Шпек, опровергая предлагаемые некоторыми экспертами «смягчены» словосочетания вроде «управляемый дефолт» или «технический дефолт».

«На самом деле дефолт — это дефолт, то есть оглашения отказа от выполнения внешних обязательств. В ближайшее синонимом дефолта в повседневном лексиконе есть банкротство», — отмечает он.

«Объявить дефолт внутреннего долга — это все равно, что объявить банковский кризис в Украине. Поскольку этот долг ежегодно рефинансируется, а полученные НБУ от своего портфеля облигаций проценты становятся одной из крупнейших статей доходов госбюджета, объявление дефолта по внутреннему долгу будет безумием, — пишет банкир. — Тем более, что в 2016 году правительство и Нацбанк уже совершили здесь «бездефолтну» реструктуризацию: продлили срок портфеля гривневых ОВГЗ объемом 219,6 млрд. гривен».

Другой, более интересный, по словам Игоря Коломойского, вариант — это не платить нашим зарубежным кредиторам: «как греки или аргентинцы». Но и здесь, как подчеркивает аналитик, большого результата мы не получим. Суммарный внешний долг составляет около 50 млрд. долларов. 10 млрд. из них — долг, гарантированный государством. Из которого 8 млрд. долларов — долг Нацбанка перед Международным валютным фондом: это специальные дешевые кредиты, полученные для пополнения золотовалютных резервов. Плюс обязательства относительно взятых кредитов, выданных на льготных условиях международными финансовыми организациями и межгосударственными соглашениями.

«Большинство этих средств украинскому правительству и не нужно возвращать, ведь речь идет лишь о государственную гарантию, а не государственное долговое обязательство. Дефолт по этим обязательствам стал бы бессмысленным и бесперспективным шагом», — поясняет Шпек.

Следовательно, для осуществления так называемого «управляемого дефолта» остается около 40 млрд. долларов. Из которых 15 миллиардов — это льготные кредиты от международных финансовых организаций, которые имеют невысокие процентные ставки и длительный график выплат. Еще 3 млрд. долларов — специальные межправительственные кредиты и кредиты под гарантии международных финансовых организаций, тоже на условиях длительного погашения и низкой ставки. И отказываться выплачивать их, по мнению Шпека, было бы полным безумием.

Остается чуть более 22 млрд. долларов, оформленных в еврооблигациях. Которые Украина реструктуризировала еще в 2015 году на льготных для нас условиях: если рост ВВП составит менее 3% за год, то мы пока не платим ничего.

«Если вернуться до реальных выплат, то благодаря реструктуризации 2015 года и последующим долговым операциям Минфина выплаты по «рыночным» портфелем суверенных еврооблигаций Украины, без учета «русских» и «американских» ценных бумаг, достаточно равномерно растянуты во времени. Если суммарный объем выплат по валютным долгам государства в 2019 году превышает 11 млрд. долларов, то по рыночным еврооблигациям объем выплат в сумме с процентами составляет лишь 2 млрд. долл. Не намного больше будет эта сумма, и в последующие годы», — уверен Шпек.

Доллар по 80. Или по 100. За килограмм гривны…

Объявление же дефолта полностью остановит приток капитала и станет шоком для валютного рынка. Инвесторы уже ощутимо напряглись — в ответ на заявление Игоря Коломойского. Подобные игры сегодня, по мнению Романа Шпека, довольно несвоевременными учитывая возможности заимствований на условиях низких процентов, которыми можно рефинансировать дорогие рыночные долги. Речь идет о два транша по программе «стенд-бай» от МВФ по 1,3 млрд. долларов каждый, макрофинансовую помощь ЕС, кредиты Всемирного банка и других международных финансовых организаций.

«Вот уже суммарно и около 4 млрд. долларов дешевых и «длинных» заимствований только этого года, которые можно брать на замещения дорогих рыночных вдвое меньшего объема, — резюмирует эксперт. — Рецепт получения этих средств очень прост: идти по пути реформ, которые должны не только обеспечить доступ к дешевым средствам, но и сделать Украину способной занимать средства на рынке гораздо дешевле, а также иметь нормальную экономику, генерировать средства для возврата таких долгов».

Приостановление же сотрудничества с МВФ, объявление дефолта — это обвал финансовой системы, для людей — это доллар по 70-80 гривен и дороже. Это самоизоляция российским путем с соответствующими экономическими и политическими последствиями для государства.

Среди «подводных плюсов», которыми, вполне теоретически, можно объяснять инициативу олигархов и некоторых других апологетов «гордого украинского дефолта», — резкое падение стоимости отечественных активов. Которые можно скупить по дешевке. Особенно если ты имеешь рычаги влияния на власть…

Дополнительная зона риска — палка поддержка подобных сценариев украинским населением. То есть избирателями. Которым нравятся простые и эффектные решения сложных вопросов. Что там сделал Голобородько в фильме с МВФ и всей Верховной Радой?..

Вот и мы об этом… Остается надеяться, что вопросы международных финансов в нашей стране не является фактором прямой электоральной действия. А поэтому решение будут принимать не для рейтинга и не ради «всенародной поддержки».

«Спасибо, не надо!»: отказ Украины от своих финансовых обязательств может привести к коллапсу государства.

Share