Джекс Томас: «Книги должны отражать общества, культуры и страны, в которых и для которых они написаны»

Джекс Томас: «Книжки мають відображати суспільства, культури та країни, у яких і для яких вони написані»

www.londonbookfair.co.ru

Директор Лондонской книжной ярмарки, гостя нынешнего «Книжного Арсенала» рассказала Неделе о путях и важность вхождения национальных литератур (в частности украинской) на англоязычный рынок, внимание британских издателей к внутренней и международной читательской аудитории и участие в международных книжных выставках как весомую практическую составляющую культурной дипломатии.

Если про Франкфуртскую книжную ярмарку украинцы знают лучше, то о Лондонский — преимущественно в профессиональном сообществе книгоиздателей. Чем важно это событие и какие возможности она открывает перед книгоиздателями и литературой отдельно взятых стран?

— Лондонская книжная ярмарка — это такой хаб для издателей, которые хотят заявить о себе в мире английского языка, своеобразные ворота до англоязычного книжного рынка. Издательство является невероятно важной креативной индустрией в Великобритании. Так, она касательная к культурной дипломатии, а также к образования, просвещения и прогресса.

В основном громко мы заявляем о издательства, которые издают художественную литературу или нон-фикшн. Однако на самом деле крупнейшие академические издательства, такие как Macmillan, Oxford University Press, Cambridge University Press и другие. В то же время надо вспомнить об издательствах, которые занимаются технической и медицинской литературой. Все это вместе отражает академические исследования и прогресс страны, формирует ее статус. Британская образовательная система относится к числу тех, которые высоко котируются в мире, так же, как и образовательные издания. Наряду с этим не забывайте о рынок художественной литературы, на котором царит демократия, свобода выражения и печати. Все это вместе, а не что-то одно, делает британский книжный рынок влиятельным и мощным.

Речь идет также о рынке, заинтересован в переводах со всех уголков мира. Такой тренд оживился, должен сказать, в течение последних 15 лет, когда британцы стали больше читать переводной литературы. Думаю, это связано с тем фактом, что они сейчас активнее путешествуют по миру. Приятно это говорить, ведь таким образом мы больше и лучше понимаем людей вокруг себя и себя самих.

Книжный рынок Соединенного Королевства — четвертый крупнейший в мире. Первый принадлежит американцам, потом идут китайцы. В масштабах Европы лидирует Германия. Там очень мощные издатели и именно там происходит Франкфуртская книжная ярмарка. Эта страна является лидером среди академических издательств. Если говорить о Великобритании, то ее книжный рынок очень интересный. Мы много издаем, многие книжной продукции импортируем за рубеж. Это четвертая по объемам прибыли креативная индустрия моей страны, прилагает усилия к развитию ее экономики. Лондонская книжная ярмарка — это международное событие в одной из международных столиц мира. Франкфуртская книжная ярмарка на 20 лет старше и имел совсем другую стартовую позицию. Лондонская ярмарка имеет не меньшее значение, особенно если речь идет о издателей. Это не открытая событие, а скорее площадка для встречи специалистов. В Франкфуртской ярмарке есть еще и фестивальная, публичная составляющая, немецкие читатели посещают это событие. А вот для британских читателей Лондонскую книжную ярмарку закрыт, поскольку это мероприятие исключительно для профессионалов. Тысячи людей из более сотни стран принимают в нем участие с прямой амбицией осуществлять свою профессиональную деятельность. Это принципиальная разница, которая определяет качественное различие в восприятии двух событий, о которых речь.

стоит думать о переводческие гранты на уровне государств, потому что перевод как таковой — очень недешевая вещь. Это те деньги, что смазывают колесики механизма, благодаря которому мы имеем переводы произведений того или иного автора на разных языках

Как британском книжном рынке и книгоиздателям удается чувствовать себя уверенно, мощно развиваться, когда рядом есть американский книжный рынок? Идет ли здесь речь о большой конкуренции?

— Английский и американский книжные рынки представляют мир англоязычной литературы. Так или иначе хорошо видно бестселлеры. А где-то посередине — те из них, которые пересекают Атлантику, мирового уровня. Хорошим примером является «Огонь и ярость: внутри Белого дома Трампа» Майкла Волффа. Британцы с нетерпением ждали, когда же наконец смогут купить эту книжку американского автора. Ее было напечатано практически одновременно в США и в Великобритании. Это не единственный пример. Стоит вспомнить «Волчий двор» Хилари Мантел или произведения Нила Ґеймана, Джорджа Мартина, Джоанны Роулинг и тому подобное.

Дальше стоит говорить о книгах, которые рефлексируют тот рынок, того читателя и условия, в которых и для которых они были написаны. Например, поварские книги. Очевидно, Джеймс Оливер (которого перевели на украинский) не такой популярный и известный в США, как у себя дома. Поэтому украинские читатели, хочу сказать, находятся в неплохой ситуации, когда имеют доступ к книжному продукта, созданного как британскими, так и американскими издателями. Это условия, когда можно выбрать лучшее из того, что есть сейчас. Книги должны отражать общества, культуры и страны, в которых и для которых они написаны.

Соединенное Королевство состоит из нескольких частей, которые имеют свои диалекты английского или даже отдельные языки. Как британские книгоиздатели работают с внутренним потребителем, учитывая упомянутую особенность?

— В прошлом году Анна Барнс с романом «Молочник» стала первым автором из Северной Ирландии, получил премию Man Booker. Этот роман сложно читать по той причине, что он написан на диалекте, на котором говорят на севере Ирландии, но он стал бестселлером в формате аудиокниги. Почему именно аудиокнига получила такой успех? Потому что на слух воспринимать вариант английского северных ирландцев легче, чем продираться сквозь писаный текст. Множество диалектов — это богатство Соединенного Королевства.

На Лондонской книжной ярмарке есть место авторам из разных частей Великобритании. Например, шотландские издатели и авторы имеют целый отдельный павильон Publishing Scotland. В то же время поражает работа Вельської книжной рады, что курирует издательство книг уэльской языке и сохраняет ее живой. Но не это самое интересное. Когда мы говорим о британский английский, то не забывайте о ее составляющую — британский английский, на котором говорят индусы. Это отдельный полноценный диалект в Индии, в которой 24 официальных языка. Американский английский тоже интересная. Чище, если воспринимать это определение как синоним к слову старая. Американцы в речи используют подлежащие, а британцы нет. Собственно, если вернуться к английскому, на котором говорят в Индии, она тоже определенным образом законсервирована, потому что ее развитие остановилось на моменте 1920-1940-х годов. Там много от сухого, официального языка. Интересно смотреть на то, как сейчас развивается и куда движется английский. Она путешествует, меняется, даже у себя дома существует в разных вариантах.

Есть австралийский английский, канадский английский, и тут можно продолжать. Но остается место, которое является ее форпостом. Вы упоминали о интерес и аппетит британских читателей и издателей к иностранной литературе. Украина в этом году впервые открыла свой национальный стенд на Лондонской книжной ярмарке.

Ли украинской стороне удалось заинтересовать собой остальных участников?

— Первая наша встреча с украинскими издателями состоялась на Франкфуртской книжной ярмарке. И, скажу откровенно, нас поразило то, как они были там представлены. Собственно, это заслуга Украинского института книги (УИК), его профессиональная работа в качестве участника Франкфуртской ярмарке. Знаем, что УИК — молодая культурная институция. Собственно, мы к ней пожаловали, чтобы обсудить ее амбиции как учреждения, который представляет украинское книгоиздательство. Если вам интересны книги, продвижение авторов на новых рынках, шире в мире, то да, английский язык служит здесь мощным мотором, а переводы — то, что вам нужно. Заинтересовавшись тем, что мы увидели и услышали от УІКу, я вместе с коллегой посетила Киев прошлого ноября. В украинской столице мы побывали на конференции издателей. Там встретились с представителями правительства, спустя сформировали предложение и решили, что Украина примет в этом году участие в Лондонской книжной ярмарке. Вот так это случилось впервые. Имею сказать, что презентации украинской стороны были очень привлекательными, многие заинтересовались Украиной.

 
Я уже упоминала выше о аппетит британцев к иностранной литературы и книг. На Лондонской книжной ярмарке было представлено более сотни стран, но Украина заинтересовала присутствующих. Это страна возможностей с огромным потенциалом и простором для творчества, когда речь идет про дизайн, технологии, моду, музыку и тому подобное. Украина, так сказать, беременна многими перспективами.

И все это чувствовалось во время участия вашей страны на Лондонской книжной ярмарке. Людям было интересно прийти и посмотреть, что же вы предлагаете. Да, мне известно о стереотипы в отношении вашей страны. Сейчас то время, когда она показывает себя миру с другой стороны благодаря литературе, дизайна и остальных индустрий. Это своеобразный ребрендинг, если хотите. И людям вокруг такие процессы интересные.

То есть речь про успех?

— Приняв участие в Лондонской книжной ярмарке, украинцы продемонстрировали пример лучшей практики. Не думаю, что здесь надо что-то менять. Однако замечу: этот успех не свалился вам с неба. Все знают, что двумя крупнейшими книжными ярмарками мира является Франкфуртская и Лондонская. Скажем, на одном начинается дискуссия и разговоры про какого-то автора, а на втором они продолжаются. То же самое происходит и в мире книгоиздателей, которые находят что-то новое, ведут переговоры. Этот процесс может начаться во Франкфурте, а закончиться в Лондоне.

Подготовительная работа, которую сделали УИК и Ассоциация издателей, чтобы принять участие в упомянутых выше событиях, тоже захватывает. Несколько дней назад я посетила УИК. Мне показали материалы, которых я не видела и не касалась в Лондоне, но они, очевидно, были подготовлены именно к Лондонской книжной ярмарки. То были исследования о найперекладаніших украинских писателей. Это очень помогает, потому что люди за рубежом понемногу начинают знакомиться и узнавать украинских авторов.

В то же время стоит думать о переводческие гранты на уровне государств, потому что перевод как таковой — очень недешевая вещь. Это те деньги, что смазывают колесики механизма, благодаря которому мы имеем переводы произведений того или иного автора на разных языках. Однако по факту все начинается с участия в книжных ярмарках. Это окно для тех, кто покупает книги, через которое видно, какие страны приехали и презентованы на события, как они показывают своих авторов и их работы. Понимаю ваше желание как можно быстрее перевести украинских авторов на английском, но спрошу, кто и как их найдет без участия вашей страны в Лондонской книжной ярмарке? К тому же мы привезли британских издателей и авторов на «Книжный Арсенал», осенью привезем еще иллюстраторов до Львова. Собственно, об этом я недавно разговаривала с британскими издателями, которые являются членами Британской ассоциации иллюстраторов, а также с лектором по иллюстрирования и графического дизайна Университета Портсмута. Оживился процесс налаживания контактов, он стал более качественным, чем два года назад. Британский совет чрезвычайно активна и в вопросе двусторонних программ резиденций для авторов и в проведении переводческих и копірайтерських мастер-классов. Есть много энергии, упорства и доброй воли в построении двусторонних отношений между Соединенным Королевством и Украиной в этой сфере. Имею мощный оптимизм относительно роста количества украинских авторов, переведенных на английский и включенных в читательском списке британцев.

Вам есть что показать. Не только трагедию, не только жертвы. У вас замечательная страна, глубокая история, хватает идей и энергии, инноваций и амбиций. Понимаю, что многое из этого вы воспринимаете как данность, не замечаете. Но вы можете многое предложить миру вокруг себя, ведь начинаете что-то новое и очень интересное. УИК — хорошая метафора для этого.

Много кто говорит, что мы живем в эру конца книгопечатания, вытеснение печатной книги цифровой. Свидетельствует об этом опыт книгоиздателей из разных стран мира, с которыми вам приходилось сотрудничать?

— Если говорить об оппозиции электронных и печатных книг, то эта тема действительно очень волнует людей. Однако по факту то же самое, что наличие торговли в интернете и в магазинах или на рынках. Людям нужен выбор и эволюция. В прошлом году на англоязычном рынке распределение книжной продукции происходил по следующим параметрам: 53% печатных книг и 47% электронных. Очевидно, когда едешь в отпуск, удобнее прихватить с собой пять книжек в электронном формате, чем пять бумажных томов. Однако совсем другая ситуация с книгами об искусстве. Здесь потребитель предпочитает иметь бумажные тома. Исследования 2018 года показало, что дети и молодые взрослые отдают предпочтение печатным книгам, а не электронным. Почему так происходит, мне сложно ответить. Большая вероятность, что они сыты электронными учебниками в школе. Но факт такой, что следующие генерации хотят печатных книг. Это показывает наш путь развития, нам нужно иметь выбор. Не должно быть только что-то одно.

Одной из тем международной жизни сейчас есть Brexit в Великобритании. Влияет ли он как-то на сферу британского книгоиздательства?

— Британский торговый журнал провел опрос среди сообщества издателей Соединенного Королевства, которое показало, что более 90% ее выступают против Brexit. Эта идея в такой среде непопулярна. Ведь ежегодно все более важным становится открываться миру, контактировать с международными и зарубежными издателями. Мы не можем закрываться в себе. Думаю, что книгоиздатели моей страны этого сознательные.

————

Джекс Томас — директор Лондонской книжной ярмарки. Выпускница Университета Халла. Работала в BBC и в издании reader’s Digest. 2010 года стала соучредителем книжного фестиваля в Чесвіку. С 2004-го по 2012-й был главным исполнительным директором лондонского агентства Midas Public Relations, занимающейся коммуникациями для издательств, сектора культуры и искусства. С 2013 года возглавляет Лондонскую книжную ярмарку.

Share