Дипломаты в камуфляже. Как ветераны представляют Украину на международном уровне

Дипломати в камуфляжі. Як ветерани представляють Україну на міжнародному рівні

Или слышат в международных организациях украинских послов с боевым опытом

Параллельно с боевыми действиями на линии разграничения, баталии за Украину идут также на дипломатическом фронте. И, если о проблемах и потребностях армии принято говорить вслух и подробно, а помогать воинам стало признаком хорошего тона, то о ходе войны дипломатов в информационном пространстве слышно меньше. А зря: ведь там царят свои законы, интриги, проблемы; есть свои победы и поражения. И самое главное – от того, насколько слаженно и успешно будут работать эти два фронта, зависит победа. Ведь недаром эту войну называют «гибридной».

Параллельно с «официальными» дипломатами, которые имеют соответствующее образование и навыки, во все времена существовала дипломатия «неформальная». Иногда ее называют «низовым», «народной» или «культурной». Но с недавних пор в этой риторике появилось еще одно понятие: «ветеранская дипломатия».

Официально проект «Амбассадор. Ветеранская дипломатия» возник по инициативе волонтера ветеранки и общественной активистки Марии Берлинской, когда «Невидимый батальон», документальная картина о женщинах на войне, продюсером которой она стала, начал «гастролировать» по миру. Девушки-ветеранки вместе с режисерками представлять фильм в США, Канаде и Европе, а затем рассказывали о ходе войны с позиции очевидцев и участников. Среди зрителей нередко оказывались представители правительства разных стран, дипломаты, чиновники, и в определенный момент стало понятно, что показания ветеранов, волонтеров и бойцов имеют достаточно мощный «эффект присутствия». Именно из поездок с презентацией «Невидимого батальона» и родилась идея развития «ветеранской дипломатии».

Мария Берлинская критически оценивает результативность работы официальных дипломатов: «Европейские и американские политики очевидно уставшие от наших чиновников в дорогих костюмах и с пластмассовыми лицами, — писала она. — Присутствие ветеранов освежит диалог об Украине, предоставит этим разговорам значительно больше влияния и смысла. Ветераны незаангажированные, они защищают не собственный интерес, а общегосударственное. Поэтому вызывают доверие на международных переговорах».

Активистка убеждена, что украинская дипломатия в подавляющем большинстве случаев неэффективна, ведь нередко дипломатами есть дети дипломатов в третьем-четвертом поколении, чья служба начиналась с работы в КГБ: «Украинские финансово-политические круги купили право представлять Украину. Ветераны и волонтеры, проактивные и честные люди, приобретая опыт, получая новые связи, постепенно будут получать в глазах мирового сообщества право говорить от имени Украины».

«Госпитальеры» в ООН

В феврале в рамках проекта «Амбассадор. Ветеранская дипломатия» шестеро ветеранок посетило штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, а позже Екатерина Приймак, что служил парамедиком в добровольческом медбаті «Госпитальеры» посетила 63-ю сессию Комиссии ООН по положению женщин, состоявшейся в Нью-Йорке. Екатерина долго и не безболезненно «возвращалась с войны» ментально, и со временем адаптировалась и нашла себя в общественном активизм. Сейчас она является одним из организаторов регулярных собраний Женского ветеранского движения.

Дипломати в камуфляжі. Як ветерани представляють Україну на міжнародному рівні

Однако путешествие дипломатки-ветеранки не прошла безоблачно. Проблемы начались на этапе включения ее в делегацию – Министерство социальной политики долгое время не реагировало на запрос. Всего подавалось трое ветеранок, однако удалось включить только Екатерину. Но на этом неприятности не кончились – ряд просчетов едва не свела на нет усилия амбасадорки и тех, кто ей помогал. Все эти перипетии Екатерина отчиталась на своей странице Facebook: «Еще в Киеве, МИД, которое занималось моей визой, забыло сообщить, что мне ее согласовали. Мой паспорт потеряли. Я чудом его нашла, но из-за этого пропустила первый день Комісїі (11.03). Второй день я тоже пропустила. II секретарша Вероника Тарадай, нарушая протокол, забрала из миссии мой пропуск и исчезла со связи, я не могла ее забрать. Снова халатность?»

На третий день госпожа Вероника уверяла, что пресс-конференция «Azov Sailors», что касалось пленных украинских моряков — это закрытое событие, на которую ветеран не имеет права попасть. Однако это не соответствовало действительности.

«Четвертый день (14.03). Та же самая Вероника Тарадай пыталась отобрать у меня пропуск, на день раньше завершения работы делегации, и лишить меня возможности посетить Совбез по Крыму, — пишет Екатерина. – Кстати, госпожа Тарадай, а почему вы не дали Оли Оприско ответить на вопрос «есть Ли у вас контакт с отцом, достойно его содержат, получает ли он медицинскую помощь?» от представителя Германии? Вы отвлекали ее в этот момент. А это был ответ на вопрос, которая была бы прямым свидетельством лжи российского посла. Это случайность? Или запланированный саботаж?»

Сама же госпожа Вероника сначала согласилась прокомментировать ситуацию, но ответа на вопрос от нее так и не поступило.

Позже Екатерине не хотели продлевать пропуск. «В дальнейшем, вторую неделю, с 18 по 22, меня не пускали, они не хотели продолжать мне пропуск, сказали, что это не в их компетенции, — рассказала ветеран. – Я сделала огласку, обозначила Валерия Чалого, это наш уполномоченный посол постоянный в США. – Он мне позвонил – сказал, что ситуация печальная, что с ветеранами надо сотрудничать и использовать их опыт, он согласился, что некоторые дипломаты являются представителями старой школы… Сказал, что он им позвонит, мол, до конца дня должны вам дать ответы. Они всячески тянули время. Во второй половине дня, 21 марта мне отдали пропуск, и так я смогла прийти только 22 числа. То есть я почти все дни пропустила, они мне на последний день выдали этот пропуск, когда уже все делегации поехали, там никого почти не было. Абсолютно бессмысленный завершающий день…»

Впрочем, действительно ли все эти факторы были результатом нежелания видеть «неофициальную» дипломатку со стороны профессионалов?..

Первый секретарь постоянного представительства Украины при ООН в Нью-Йорке Олег Николенко заверил, что участие официальной делегации Украины в сессии Комиссии ООН по положению женщин была регламентирована распоряжением Кабинета Министров Украины № 121-р от 20 февраля 2019 года, согласно которому украинская делегация имела директивы на участие в официальных мероприятиях на период с 9 по 15 марта. «Сессия Комиссии ООН начала работу 11 марта, — отметил господин Олег. — На начало работы сессии члены делегации были обеспечены пропусками. Руководство работой и координацию делегации осуществляла заместитель ее председателя, заместитель Министра социальной политики Украины Наталья Федорович. Обращаем внимание, что Постоянное представительство Украины при ООН не изготавливает пропуска для входа на территорию штаб-квартиры ООН. Полномочия дипучреждения предусматривает официальное обращение Секретариата ООН об аккредитации представителей Украины на период проведения официальных мероприятий. Основанием для подобного обращения является поручение Министерства иностранных дел на основании распоряжения органа исполнительной власти, в данном случае Кабинета Министров Украины, о составе официальной делегации. Пропуска выдаются Секретариатом ООН согласно программы пребывания представителей иностранных государств и только на период мероприятий, в которых они участвуют».

Олег Николенко отрицает возможность потери пропуска делегатки: «Утверждение о том, что пропуск одного из членов делегации потеряли, не соответствует действительности. Все пропуска находились у сотрудника, который работал с украинской делегацией в ООН в соответствии с программой, начиная с 10.00 час. 11 марта 2019. Члены делегации, которые не сообщили о своем прибытии заранее и не присоединились к основной части делегации перед началом работы сессии 11 марта 2019 г., получили пропуска по факту обращения в дипучреждение.

«Я не получила пропуск по факту обращения! – уточняет Екатерина. – Мы пришли и целый день искали ее».

По словам Николенко, оснований для инициирования Постпредством продолжения любому из членов делегации действия пропуска в период, не предусмотренный распоряжением Кабмина, не было, ибо их полномочия представлять Украину в ООН были ограничены датами проведения мероприятия. «В то же время, учитывая обращение ветерана АТО, члена общественной организации «Институт гендерных программ», несмотря на формальное завершение работы делегации, сформированной Распоряжением Кабинета Министров, продление действия пропуска на период после 15 марта 2019 г. было произведено как исключение», — заявил Олег Николенко. Он также добавил, что в соответствии с правилами процедуры, на рассмотрение Секретариатом ООН обращение об аккредитации нужно минимум 48 часов за 5 рабочих дней до даты начала мероприятия. Кроме этого, в ООН предусмотрен отдельный порядок аккредитации для представителей ГО, которые представляют не государство, а организации. Дипломатические миссии к процессу такой аккредитации не привлечены.

«Урожай» дипмиссии

Несмотря на все перипетии, подобные поездки оказываются очень результативными. Ведь наконец о войне говорят на весь мир непосредственно те, кто ее прошел. Понятие «ветерана» перестает быть теоретическим, далеким и размытым, мир видит активных, образованных и открытых к сотрудничеству людей, которые стали на защиту своей страны на линии соприкосновения, и готовы продолжать защищать ее интересы на дипломатическом поле. Российская пропаганда вкладывает немалые средства в антиукраїсньку информационную кампанию на международном уровне. Мы не имеем средств, зато можем противопоставить этому человеческий и интеллектуальный ресурс. Каждая поездка в рамках ветеранской дипломатии – это новые друзья и знакомые, способ узнать о мире, проблемы и достижения других стран больше – так же, общаясь с очевидцами.

Дипломати в камуфляжі. Як ветерани представляють Україну на міжнародному рівні

«Мне удалось наладить некоторые связи с ассоциациями женщин, знакомства полезные, и я надеюсь, что это будет плодотворно для развития женского ветеранского движения, — говорит Екатерина. — Положительным результатом своей поездки я считаю то, что удалось обнаружить проблемные, так сказать, моменты в работе нашего представительства. В ООН связаны руки рядом законов (например, в Совбез Россия имеет вето). Но в Генеральной Ассамблее Россия вето не имеет, поэтому некоторые важные события они переносят в Генеральную Ассамблею. На самом деле, работа может быть намного эффективнее, чем они хотят показать. Я познакомилась с интересной активисткой из Непала, например, в кулуарах общались. Сидела на заседаниях отношении гендерной политики в африканских странах. Там я выступила, послушала, узнала, что в Никарагуа женщина – Министр обороны, например! В общем везде, где я была, я рассказывала, что у нас происходит, что мы создаем Женский ветеранское движение и тому подобное».

Важность ветеранской дипломатии признает и официальная сторона.

«К идее ветеранской дипломатии мы относимся положительно, — говорит Николенко. – Как элемент публичной дипломатии это помогает лучше донести до международного сообщества информацию о продолжающуюся российскую агрессию против Украины. Среди похожих проектов, которые недавно реализовало Постоянное представительство Украины при ООН вместе с представителями неправительственных организаций является Azov Sailors Women – приезд в Нью-Йорк родственников незаконно захваченных и удерживаемых в России украинских моряков, которые в рамках работы сессии Комиссии ООН по положению женщин имели возможность поделиться своими историями. Мы приветствуем обсуждение проектов, имеющих целью защиту интересов Украины на международной арене. Исходим из того, что предпосылкой реализации проектов является диалог, в рамках которого происходит обмен мнениями, определяются имеющиеся ресурсы как в Постпредстві, так и в ООН, а также целевая аудитория, задачи и тому подобное».

Проект «Амбассадор. Ветеранская дипломатия» не состоялся бы без помощи украинской общины. Ее представители охотно идут на встречу ветеранам, и при этом нередко выступают посредниками между официальными и «неформальными» дипломатами, будучи осведомленными в «законах жанра» международной дипломатии. Среди тех, кто помогал Екатерине во время миссии в ООН, Марина Приходько, помимо других организаций представляет Мировой федерации украинских женских организаций при ООН (СФУЖ).

«Я была готова приветствовать новых людей с Украины, которые приехали на эту сессию, и помочь им, — говорит Марина. — Поскольку я тоже общественная деятельница, я хочу, чтобы как можно больше людей имели доступ к ООН и принимали участие в ее деятельности».

Марина видит проблему современной дипломатии в нехватки ресурсов и кадров: «На мой взгляд, в Украине сейчас – и видимо никогда не хватало ресурсов, чтобы эффективно представлять страну на международном уровне. Не хватает образованных людей, денег в бюджете. Иногда не хватает желания хорошо представлять Украину – это очень печально! Я путешествую очень много по работе, и я стараюсь встречаться с украинскими дипломатами за рубежом. Например, была в Аргентине два года назад, встретилась с украинским консульством. Украина не имеет никакого влияния в Аргентине, а Россия очень эффективно работает. Наши дипломаты в Аргентине сказали, что просто не успевают за Россией. Если в работает четверо украинских дипломатов, то со стороны России – 40… только в Аргентине!.. В консульстве украинском бюджете – они назвали, кажется, 5000 долларов в месяц, российское консульство имеет 5 миллионов… Я думаю, что это можно взять как пример для всех консульств и миссий Украины! Просто ресурсов нет, людей нет, они не могут все сделать».

Возможно, ветеранская дипломатия как раз могла бы стать мощным вспомогательным фактором. Как и на фронте, там, где не хватает государственных ресурсов, на помощь приходят общественные инициативы и волонтеры. Однако очевидно, что для эффективного сотрудничества следует лучше наладить коммуникацию.

«Когда такие люди, как Катерина, приходят – Екатерина же кроме этого еще и ветеран! – рассуждает Приходько. — Человек, который имеет желание приобщаться к украинской дипломатии, просто по доброй воле, украинские дипломаты смотрят на это очень косо, они не готовы воспринимать этого человека, они не знают, что этот человек хочет, они будут очень долго строить отношения с ней, они не имеют времени на это, у них другие дела… причин очень много…»

Преодолеть конфликт ментальностей

Вице-президент ОО «Вместе» Люба Шипович, что живет в США, также приложила усилия, чтобы участие ветеранки в миссии ООН стала возможной. «Вряд ли это было намеренно сделано, это обычное отношение дипломатов да и вообще подавляющего большинства государственных служащих, — комментирует активистка недоразумения во время миссии. — Государственная и дипломатическая служба не расценивается как сервисная служба для своих граждан, а как некое привилегированное положение и возможность возвыситься. Не дипломат на службе у своего народа, а народ склоняет голову перед дипломатом — это что-то из советского трепета перед чиновником. Вот и с Катей так получилось — от нее ожидали просьб, а потом безграничной благодарности за малейшие действия, но Катя уже из того поколения, которое не знает, что чиновник — это господин и бог. Катя обращалась к дипломатам как к сервисной службы, от которых она ожидала выполнения их работы. К тому же она приехала помогать им и ожидала хотя бы на минимальное сотрудничество. А то, что получилось — это скорее всего конфликт ментальностей, поколений».

Дипломати в камуфляжі. Як ветерани представляють Україну на міжнародному рівні

Однако Шипович отмечает, что среди украинских дипломатов случаются исключения: «Когда дипломаты готовы и хотят сотрудничать с общественностью, понимают силу народной дипломатии. И это на самом деле одно из дипломатических умений – в правильный момент использовать ветерана, активиста, эксперта в определенной области». Преодолеть этот конфликт, по ее мнению, возможно системно, через создание общественных советов при дипломатических миссиях и разъяснения механизмов использования народной дипломатии на курсах в Дипломатической академии, Институте международных отношений и тому подобное. «С другой же стороны, «народным» дипломатам нужно тоже развиваться, изучать основы международных отношений, держать руку на пульсе последних изменений на международной арене».

Со своей стороны, дипломатам-ветеранам порой свойственно преувеличивать. Так, например, обвинения в адрес украинских дипломатов в том, что те ходят на ланчи с российскими «коллегами», не нашли подтверждения. Возможно, единичные случаи бывали, но вряд ли об этом целесообразно говорить как о тенденции.

«Я не сомневаюсь, что наши украинские дипломаты, которые работают в миссии, ненавидят русских представителей так, как украинский народ ненавидит Россию, — уверяет Марина Приходько. — Я не могу сказать, что когда-то видела или слышала, что украинские дипломаты и российские дипломаты или представители куда-то идут вместе. Наоборот. Когда умер постоянный представитель России, Чуркин, ужасный человек, на него нельзя было смотреть и слышать его голос, как он рассказывает о «хунте»… Когда он умер, на второй день была экстренная сессия, заседание Совета Безопасности ООН, и по протоколу Президент Совета должен установить минуту молчания, сказать несколько хороших слов о представителе – это часть дипломатического отношение друг к другу. В тот день Президентом Совбеза был Владимир Ельченко, постоянный представитель Украины. Он вел заседания очень достойно, слово о минуту молчания передал коллегам, и собственно ничего не сказал про Чуркина. Он имел пять минут рассказывать, как остальные Совбеза – это Китай, США, Канада, — они все говорили, что вот какой хороший человек была, как хорошо он работал… Ельченко этого не сказал, и правильно сделал! Это было немного скандально на международном уровне, он не пошел по протоколу, но он принял такое решение, я была на том заседании, и уважала его за это. Это один пример как украинские дипломаты относятся к российских представителей».

Вместе с этим, на дипломатическом фронте за эти годы достигнуты определенные успехи. Среди тех, что касаются направлении ООН, Олег Николенко выделяет непостоянное членство Украины в Совете Безопасности ООН в 2016-2017 гг., а также ряд принятых по инициативе Украины в ООН решений, направленных на восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины и противодействие российской агрессии. «За этими решениями, в частности, Крым признается частью территории Украины, которая является временно оккупированной РФ, а Россия является государством-оккупантом и должна нести за это ответственность; содержатся требования к РФ вывести войска с украинской территории; захват кораблей ВМФ Украины 25 ноября в Черном море квалифицируется как нарушение международного права, а до украинских моряков должно примениться статус военнопленных, — перечисляет он. — Кроме того, нами введен новый постоянный пункт официального повестку дня Генассамблеи ООН, посвященный исключительно российской агрессии против Украины – «Ситуация на временно оккупированных территориях Украины».

Проект «Амбассадор. Ветеранская дипломатия» набирает обороты, скоро планируется поездка в Колумбийском университете с докладом о реинтеграцию Донбасса ветерана-аеророзвідника Алексея Барановского; уже отправилась делегация в университет Сан-Диего військовослужбовиці Дарьи Зубенко и еще двух девушек из «Госпитальеров»; в мае готовится поездка в Польшу и Нидерланды; на осень в планах – Принстонский и Єльські университеты и участие в Генеральной Ассамблее ООН. Хочется верить, что следующие поездки будут проходить легче и глаже, а ветеранская и официальная дипломатия выступят «единым фронтом». Параллельно с фронтом реальным.

Share