Die WELT: угроза войны между Израилем и Ираном, проблемы глобальной экономики

Die WELT: загроза війни між Ізраїлем та Іраном, проблеми глобальної економіки

Террор в Йемене, Макрон создает альянс против Германии — основные темы издания.

Die WELT: загроза війни між Ізраїлем та Іраном, проблеми глобальної економіки

Ґіл Ярон утверждает, что первой жертвой Ирана станет Израиль. Сейчас существует угроза войны в Персидском заливе. Если начнется эскалация конфликта, то Израиль станет театром боевых действий. Поговаривают, что Дональд Трамп в последнюю минуту решил отменить свой же приказ о начале атаки на Иран. Но как бы там не было, ситуация в этом регионе очень напряженная. Глава израильского правительства призвал мир к принуждению Ирана к миру. Понятно, что Тель-Авив не хочет дать Тегерану возможность достроить ядерную бомбу. Также очевидным представляется факт, что Израиль подготовился к пессимистическому сценарию. Для начала Вашингтон и Тель-Авив решили обуздать Тегеран с помощью дипломатических и экономических мер. Под этим подразумевается создание препятствий для продажи иранской нефти и исключения банков из международных платежных систем. Последствия для страны стали катастрофическими — инфляция выросла до 51%. Это является рекордным показателем. Но все это не дало желаемого результата. Если взглянуть на ситуацию сейчас, то Иран непреклонен в своей политике. Хотя постепенно недовольство населения растет. Убедительной кажется версия, что в случае эскалации конфликта с США, Иран попытается атаковать Израиль. При чем делать это он собирается не сам, а с помощью своих сателлитов, которые находятся в секторе Газа и Сирии. Они обладают значительным арсеналом ракет. Армия Израиля усиленно готовится к такому сценарию. Но в отличие от администрации Обамы, нынешний Вашингтон считает маловероятным вариант, что Иран таки создаст ядерную бомбу. Они считают, что иранская элита не захочет превратиться в изгоев. Довольно слабая аргументация.

Марк Пфіценмайєр описывает террор в Йемене. Война в этой стране заставляет миллионы людей ее оставлять. Ситуация с поставками очень катастрофическая. ООН из-за постоянных нападениях на свои конвои приостанавливает поставки. Пока мир пытается разобраться в своих глобальных проблемах в Йемене происходит реальная катастрофа. ООН считает ситуацию в этой стране как наибольшую гуманитарный кризис в мире. Но для того, чтобы понять эту ситуацию нужно вернуться к истокам “Арабской весны”. Через массовые протесты в 2011 году тогдашний лидер вынужден был уйти в отставку. Страну возглавил вице-президент. Но его правительство не удалось сохранить: ведь начались военные столкновения с сепаратистами, частью бывшей военной элиты и исламистскими группами. Так повстанцы движения Хути стали мощным врагом государства. Они представляют репрессированную шиитское меньшинство. Через определенный период времени они попытались взять под контроль всю страну. По факту, это очередное противостояние Саудовской Аравии и Ирана. Каждая из этих стран поддерживает свою часть элиты. А сам Йемен очень страдает от этих разборок. Уже более 4 лет длится этот конфликт, который затронул все население. При чем, судя по заявлениям противников надеяться на примирение не приходится. Недаром ООН открыто говорит о гуманитарной катастрофе.

Ведь за высокую интенсивность боевых действий не удается даже доставить продовольственные товары. Очень часто эти конвои просто розграбовуються так и не дойдя до наиболее нуждених. Кристоф Бы. Шлітц информирует о том, что Макрон создает альянс против Германии. Брюссель — это не просто место для высокооплачиваемых мест для европейских чиновников, а центр принятия важных решений. Французский президент планирует создать большую южную ось для создания противовеса Германии. В эти дни в Брюсселе проходит “ярмарка вакансий”. Это значит, что в столице Бельгии начались геополитические торги за важные должности в структурах ЕС. Самой большой тайной выглядит то, кто же займет пост президента Комиссии. Это все будет влиять на геополитическую ориентацию ЕС. В этом контексте хочется сказать, что непонятно почему Ангела Меркель повела себя достаточно пассивно, не активно продвигая немецких кандидатов. Немецкий канцлер оставила это право президенту Франции. Хотя это довольно странно, ведь он потерпел сокрушительное поражение на недавних выборах.При этом Макрон активно противостоял продвижению ведущего кандидата Манфреда Вебера. Меркель, кажется, поздно поняла, что Макрон старается продвинуть выгодных для себя кандидатур, совсем не обсуждая их с ней. Более того, он начал искать поддержки у других государств, чтобы обеспечить себе успех.Поэтому перед Меркель теперь стоит задача помешать ему и сделать то же самое. То есть, начать собственные тайные переговоры. И в принципе это не выглядит несбыточным. Макрону придется хорошо поработать, чтобы “сбить” Манфреда Вебера — победителя европейских выборов.

Даниэль Экерт и Хольгер Цшепітц пишут о инструментарий для глобального процветания. На встрече G20 в Осаке на кону стоит $ 1.2 трлн. Все страны страдают от эскалации тарифных споров. Протекционизм очень замедляет рост. От встречи президента США и его китайского коллеги зависит не много не мало, а будущее глобальной экономики. Ведь в случае торговой войны об экономическом росте можно забыть. Вашингтон и Пекин не собираются уступать друг другу в тарифных вопросах. И эта нервозность мировых лидеров лучше всего можно увидеть на финансовых рынках. При этом, сначала рынки положительно реагировали на экономическую политику Трампа, но потом крайне плохое воздействие протекционизма сказался. Ожидая на определенные “нестабильности” растет спрос на государственные ценные бумаги. Инвесторы пытаются защититься от невзгод, покупая облигации. Аналитики Bloomberg прогнозируют, что валовой мировой продукт (ВСП), в случае введения 25% тарифа на все товары, продающиеся между США и Китаем, упадет на $ 1.2 трлн. И это будет самой большой проблемой для мировой экономики со времен глобального кризиса 2008-2009 годов. Мощные игроки с опаской ждут последствия такой встречи. Хотя и надеются на положительный результат. Ведь им уже удавалось договариваться о временном прекращении огня. Но тогда это был просто передышка перед эскалацией таможенной войны, которую Трамп неожиданно восстановил.

Share