Die Welt: В арендной ловушке

Die Welt: В орендній пастці

Сейчас во временном пользовании можно иметь много чего — от авто до чемоданчика. Долгое время казалось, что эта экономика разделения будет полезна для всех. Однако коварство модели выявляется лишь со временем

Для клиентов Coup, пункта проката роллеров, весна начинается с неприятной неожиданности. После зимнего перерыва популярные електроролери снова стоят почти на каждом углу. Однако в дальнейшем пользователям придется платить значительно больше. До сих пор первые 30 минут пользования стоили €3. Однако с 1 апреля Coup меняет свою ценовую модель. С тех пор уже первые 10 минут будут стоить сразу €2,10. За каждую последующую минуту будут начислять дополнительно 21 цент. За 30 минут клиенты дочернего предприятия Bosch будут платить соответственно €6,3 — впечатляющее повышение цены на 110%.

Долгое время казалось, что от прекрасного нового гибкого мира в выигрыше будут все. Никому не надо себя связывать: все — от жилища или рабочего места и вплоть до сумки — можно снять. Поставщики, такие как AirBnB, WeWork или Amazon, оцениваются во много миллиардов долларов или евро. Потребителей тоже считают бенефициарами: они могут выбрать предложение по лучшей цене. Согласно исследованиям экономистов Остана Ґулсбі и Питера Кленовая инфляция в цифровой экономике ниже, чем в аналоговом мире.

Как и немало других изменений, переход от экономики владение найма экономики начался в мире предпринимательства. Он связан с американским гигантом розничной торговли Amazon. Тот начал не только продавать книги, но и совместно с дочерним предприятием Amazon Web Services (AWS) наладил вычислительные мощности. Если еще в 1990-х или ранних 2000-х фирмы, чтобы быть в интернете, должны содержать собственные серверные площадки и брать на работу техников, то компания Джеффа Безоса предложила компьютерные ресурсы, гибко приспосабливались к собственных нужд. Благодаря новым услугам аренды предприятия могли сосредоточиться на своих продуктах без мороки с ИТ. Airbnb, Uber или WeWork перенесли эту бизнес-модель в мир потребителей. Для субботней поездки в ИКЕА собственное авто вдруг стало ненужным. А когда в больших городах на каждом углу на клиентов стали ждать велосипеды на прокат, ненужным стал даже собственный ровер.

Однако ситуация с Coup обнаруживает темные стороны этой новой экономической реальности, которая называет себя «орендономіка». Ведь для экономики определяющим всегда является то, кто собственник вещей. Различные экономические модели, как капитализм, социализм или кооперация, знали и разных собственников и нанимателей. А за системы арендования эти властные отношения очень легко становятся нестабильными: арендаторы могут оказаться в проигрыше из-за изменения рыночных параметров.

Предложения аренды подорожали

Если кто-то, к примеру, на выходных хочет поехать на взятой напрокат машине в супермаркет стройматериалов, то это возможно только при наличии свободных автомобилей. Арендаторы же зависят от того, не обанкротится выбранное ими предприятие. В прошлом году, например, с рынка ушла целый ряд пунктов проката велосипедов. Как следствие — велосипеды заполонили тротуары некоторых крупных городов, а клиентам пришлось искать новых предложений.

Другие арендные предложения, как представляется, существенно подорожали. Это подтверждается двумя американскими сервисами по перевозкам — Lyft и Uber. В течение прошлых трех лет суммарные убытки Lyft составили $2,3 млрд (только в 2018 году минус составил $911 млн). Его конкурент Uber с потерей $1,8 млрд испытал даже вдвое больших убытков. В долгосрочной перспективе эти поставщики услуг не могут позволить себе выбрасывать столько денег. Lyft в среднем получает с поездки лишь $3,75, то есть как некоторые прокатные пункты велосипедов или скутеров. Но расходы значительно больше. Поэтому повышение цен выглядит логичным следствием.

Бизнес-модель многих из этих фирм-арендодателей заключается в том, чтобы приманить потребителей дешевыми предложениями. Таким образом, вход в «орендономіку» часто сравнительно дешевый. Однако так продолжается до тех пор, пока на рынке жестко соревнуются конкуренты. Когда в конце остается лишь несколько поставщиков услуг, соотношение сил редко идет на пользу потребителя.

Определенную концентрацию на рынке аренды можно заметить и в Германии. Несколько недель назад оба автогиганта, BMW и Daimler, объединили свои каршеринги DriveNow и Car2Go под названием Share Now. Сначала этот союз для клиентов имел вполне положительный эффект: количество автомобилей в их распоряжении отчетливо возросла. Однако в то же время увеличился и влияние на рынок со стороны Share Now. После объединения двух лидеров рынка достойной внимания конкуренции искать бесполезно. Тот, кто когда-то решил не покупать собственной машины, потому что нанимать дешевле, после подорожания проката машин неприятно удивится.

Подобное явление знают и арендаторы жилья

Через напряженную ситуацию в крупных городах подобное издавна известное и арендаторам жилья. Многие из тех, кто имел привычку регулярно переезжать, каждый раз приспосабливая новое жилье к своей жизненной ситуации, теперь держатся помещений. Они — заложники ситуации. Многие из них жалеют, что не приобрели несколько лет назад собственного жилья.

Тодд Синаи и Николас Сулеліс из американской Школы бизнеса Уортона исследовали, что скрывает в себе больший риск для потребителей — нанимать или покупать. Наниматели зависят от колебаний арендной оплаты, покупатели должны быть готовыми к тому, что приобретенная недвижимость потеряет в стоимости. «Распространено мнение, что покупка недвижимости очень рискованное, поскольку речь идет о больших суммах», — пишут эти исследователи. Однако оба ученых приходят к контрінтуїтивного результата. Арендаторы полностью зависят от колебаний на рынке жилья. Изменения цены аренды невозможно предварительно просчитать. А поскольку аренда составляет значительную долю месячных расходов, этот риск очень влияет на бюджеты домохозяйств. Иначе, по наблюдению ученых, ситуация у владельцев недвижимости. Те, по их мнению, покупают жилье по предполагаемой цене. Риск изменения стоимости на недвижимость наступает только тогда, когда помещение или дом должны быть проданы в конце срока использования. Переезд тоже не проблема. Если владельцам приходится продавать недвижимость по более низкой цене, то купить на новом месте они могут так же дешево, потому что рынки недвижимости обычно синхронные. «Наша модель показывает, что риск аренды выше риск собственности, — утверждают Синаи и Сулеліс. — Собственность ограждает от рисков, которые присущи аренде».

В орендономіці этот риск может привести к негативным последствиям прежде всего для молодежи. Ибо она особенно открыта до соответствующих предложений. Согласно датированным 2014 годом опросу Общества исследования потребления (GfK) почти две трети лиц, моложе 29 лет, были готовы брать в аренду вещи через платформы обмена. Среди тех, кому за 60, таких только 27%. Хотя финансовые возможности младшего поколения ограничены. Однако те, кто берут кредиты, могут делать большие инвестиции.

Share