Die WELT: страх Путина перед Китаем, битва за Европу

Die WELT: страх Путіна перед Китаєм, битва за Європу

Новая гонка вооружений, ядерная бомба у Ирана — основные темы издания.

Клаус Гайгер и Герхард Хегманн убеждают, что миру грозит новая ядерная гонка вооружений. Количество ядерных боеголовок снижается, но само оружие становится более современной. Стокгольмский институт исследования проблем мира (СИПРИ) обеспокоен окончанием прошлых договоренностей о мире. По данным этого института все ядерные державы модернизируют свое ядерное вооружение. Ранее, государства, которые контролируют более 90% мирового ядерного арсенала, договорились ограничить его. Тогдашние президенты США и России соответственно Барак Обама и Дмитрий Медведев договорились сократить ядерные системы и боеголовки. Срок действия этого договора истекает в 2021 году а переговоров о продолжении нет. И ни для кого не тайна, что США и Россия сейчас работают над различными проектами для новых видов вооружения: ракеты, бомбардировщики, крилати ракеты и подводные лодки. Более того, усиленно модернизируются имеющиеся ядерные боеголовки. И именно через скрытые военные программы модернизации произошел мощный международный скандал. Дональд Трамп обвинил Россию в невыполнении условий договора. Москва сделала аналогично. И что это означает для Европы? А ничего другого как возвращение к времени ядерной угрозы со стороны России, точнее ракет средней дальности. Ясно, что разговор об американо-российское разоружения не имеет смысла. Только слепой не видит растущее напряжение между Вашингтоном и Москвой. Но в каждой стране разное видение роли ядерного оружия. Россия рассматривает ее больше как наступательную, США как оборону. Другие страны, обладающие ядерным оружием расширяют и модернизируют свои арсеналы. Большей неопределенности добавляет и напряжение между США и Ираном.

Даниэль-Дилан Бьомер пишет о еще один шаг до ядерной бомбы. Тегеран угрожал, что не будет придерживаться важных положений ядерного соглашения начиная с июля, если не удастся найти решение конфликта с США. Сейчас Иран собирается обогащать уран до 20%. Это уже опасное решение. Если быть откровенным, то мало кто ожидал от Ирана выполнения условий договоренностей о прекращении программ уранового обогащения. Теперь ситуация зашла в тупик. Тегеран подчеркивает, что будет продолжать свои попытки это сделать. Но первая проблема насколько у Ирана хватит технологических возможностей эффективно это осуществить. Как раз этот вопрос и вызывает много сомнений. Здесь нужно разобраться с деталями процесса. Природный уран содержит менее 1% изотопа урана-235. Например, чтобы этот элемент можно использовать как топливо как АЭС он должен быть обогащен до 3%. Ирана, согласно договоренностям, разрешено проводить обогащение до 3.67%. И он может получить лишь 300 кг такой обогащенной руды. Для ядерной бомбы этот показатель должен быть 85%. И для создания бомбы нужно не меньше 230 кг соответствующей руды. Поэтому вопрос заключается в том имеет ли Иран мощности для выполнения этой сложной технологической операции. Ведь это очень непросто. Именно это и провоцирует горячие дискуссии. Но похоже на то, что в Иране нашли способ это сделать.

Ганнелоре Кролики описывает битву за Европу. Скоро будет решаться будущее Европы. Париж и Берлин имеют разные планы. Ключевую роль сыграет блок стран во главе с Нидерландами. Франция давно мечтает восстановить свое влияние в Европе и стать формирующим фактором в жизни ЕС, но пока это не удается из-за очевидные слабости. Макрон предпочел бы вместо Меркель определять темп и направление развития. Для этого нужно оседлать либеральную идеологию. Но он не единственный кто имеет такие желания. Борьба за место того, кто будет принимать окончательное решение будет серьезным. Французский президент сразу показал, что он имеет такие амбиции, но его потуги были восприняты с большим скепсисом. И основным его противником является даже не Германия, а Новая Ганзейская лига. Это такой неформальный союз восьми государств из Скандинавии и Балтии. А возглавляют этот альянс Нидерланды. И они как раз не видят будущего в либеральной Европе, ведь скандинавы на себе ощутили последствия такой политики. Это полный антипод либерализма немцев и французов. И либерализм здесь надо больше воспринимать как экономическое измерение а не политический. Новая Ганзейская лига не хочет принимать участие в новом социалистическом проекте. И Франция рассматривает этот союз как угрозу своим лидерским амбициям. Но и Севера нужно учиться отстаивать свои позиции и интересы. Итак, битва за Европу начинается. Восток против Запада, страны, вступающие против стран-учредителей, либералы против правых — это все, что будет характеризовать Европу в ближайшем будущем.

Эдуард Штайнер пишет о страхе россиян перед “новым другом”. Торговый конфликт с США оживляет «любовь» Китая к России. Но их не нужно считать равноценными партнерами – по крайней мере, так считают китайцы. Эти отношения пробуждают в русских старые страхи. На прошлой неделе на несколько секунд показалось, что соседи, которые никогда не могли поладить, наконец, нашли друг друга. Китайский лидер назвал Путина своим “лучшим другом”. И действительно, объемы торговли постоянно растут. Доля китайских товаров в российской торговле удвоилась. Постепенно Поднебесная заменяет Германию как важнейшего торгового партнера Кремля. Но это вовсе не говорит, что эти отношения являются равными и партнерскими. Пекину нужна дешевая сырье — он ее получает, Москве нужно снизить зависимость от западных денег — китайцы дают ресурсы. Однако Китай, говоря кухонным языком, очень любит деликатесы поэтому выжимает из России все, что ему нужно. Кремль делает хорошую мину при плохой игре. Но пропорционально объемам торговли растет и страх. Одно из главных опасений — Китай хочет захватить российские земли на Востоке и заселить их своими людьми. Россияне очень боятся этой экспансии. Всю реальность этого процесса прекрасно понимает и Путин. Впрочем, поделать он ничего не может. И китайский лидер — это единственный руководитель на встречу с которым Путин никогда не опаздывает. А это очень серьезный символический знак. И обычные россияне все правильно понимают.

Share