Дело убийства Сергиенко. Судебная «дыра»

Справа вбивства Сергієнка. Судова «діра»

Почему заседание в резонансном деле более три года не дают результата

С момента резонансного убийства харьковского журналиста Василия Сергиенко прошло пять лет. За это время началось два расследования, одно из них передали в суд, на скамье подсудимых оказались пятеро обвиняемых. Дело рассматривало несколько районных судов, однако с мертвой точки история так и не сдвинулось. По состоянию на июль 2019-го судебные слушания на том же этапе, что и в начале 2016-го: в зале заседаний читают обвинительный акт. Более того, за это время следователи так и не назвали имя возможного заказчика убийства. Хотя известно, что в них есть ряд подозреваемых.

Журналист Василий Сергиенко был активным участником Євромайдану. После победы Революции достоинства, по словам черкасских активистов, он добивался увольнения редакторов региональных газет, которых якобы контролировала власть времен Януковича. Кроме того, мужчина собирал информацию относительно бывшего главы области Сергея Тулуба и нынешнего депутата от группы «Возрождение» Геннадия Бобова (в свое время входил в Партию регионов). Сергиенко, в частности, интересовался темой незаконных сделок с землями запаса, Бобов якобы использовал в частных целях.

Убили журналиста в апреле 2014 года. Группа неизвестных похитила его из двора собственного дома, перед тем избив. Оттуда, по версии следствия, его на автомобиле вывезли на одну из автозаправок недалеко от базы отдыха «Модус», которую связывают с Бобовым. Там мужчины якобы перегрузили в другой автомобиль и вывезли в лес. Собственно, друзья Сергиенко и местные активисты нашли его тело на следующий день после угона со следами насильственной смерти. Предполагаемых исполнителей преступления правоохранители задержали в 2015-м во время попытки уничтожения техники одного из местных фермеров. На место нового преступления мужчины приехали в том самом автомобиле, в котором 2014 года похищали Сергиенко. А во время экспертиз в авто обнаружили следы крови убитого журналиста. Задержанными оказались Виктор Горбенко, Владимир Воронков и Валентин Завражин. Их обвинили в исполнении преступления. Потенциального организатора Вадима Мельника задержали уже во время судебных слушаний в 2017-ом. Вместе с ним на скамье подсудимых оказался еще один подозреваемый исполнитель Роман Недибалюк. И с этого момента дело начали перебрасывать между разными судами.

«Фактически судебное рассмотрение мы начали в 2016 году. В мае 2017-го его почти закончили. То есть на слушания дела в отношении исполнителей убийства Сергиенко нам понадобился год и 4 месяца. И в этот момент отстраняют председательствующего. Дело отправляют на автоматическое распределение. В производстве появляются не только подозреваемые-исполнители, но и подозреваемый — организатор преступления. Слушания начинаются с самого начала. Потом дело перебрасывали между судами. За это время были несколько раз допросить мать Сергиенко, однако эти допросы разными способами срывали», — рассказывает адвокат погибшего журналиста Евгения Закревская.

Всего за 103 месяца судебного разбирательства дело об убийстве черкасского журналиста успела сменить 12 (!) коллегий судей и 6 районных судов (см. инфографику). За это время трое подозреваемых в преступлении оказались на свободе: Завражина Валентина Сосновский районный суд Черкасс выпустил под залог 2018-го, а Виктора Горбенко и Романа Недибалюка под круглосуточный домашний арест отпустил Городищенский районный суд Черкасской области около месяца назад. Собственно, сейчас именно он рассматривает дело об убийстве Сергиенко, документы попали к этого учреждения в феврале 2019-го. Обвинительный акт зачитали аж в июне. Тогда же отпустили и двух упомянутых выше подозреваемых.

«Сейчас на свободе трое исполнителей: один вышел под залог и двое-под круглосуточным домашним арестом. Когда судья в Городищенском райсуде освобождала двух подозреваемых, то не увидела причин продолжать арест. Хотя, как по мне, риски увольнения этих людей до сих пор есть. И они связаны с общей ситуацией в стране. Банально исполнители преступления могут сбежать с Украины. На них могут влиять как организаторы преступления, так и заказчики. Конечно, мне легко об этом говорить в Киеве. Но надо понимать, что эти люди живут в Корсунь-Шевченковском районе, все так или иначе зависят от местной власти», — объясняет Закревская.

Что касается представителей власти, то местные активисты и дальше говорят нардепа Бобовая. Так же, как и защитники Сергиенко. Поскольку, как они уверяют, в журналиста с ним якобы был конфликт. К тому же убитого нашли недалеко от базы отдыха, которую связывают с этим же депутатом. В то же время за пять лет так и не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть возможную причастность народного избранника к заказу этого преступления. Впрочем, еще 2017-го Генеральная прокуратура пыталась снять с Бобовая неприкосновенность и даже обращалась по этому поводу в парламент. Правда, речь тогда шла о неуплате налогов на почти 38 млн грн, а не о заказе убийства. Однако нардеп долг оплатил, и генпрокурор Юрий Луценко отозвал свое представление из Верховной Рады. Хотя, как тогда отмечали юристы, вопрос освобождения лица от уголовной ответственности может решить только суд. После этой истории ГПУ никоим образом не реагировала на народного депутата из Черкасской области. Более того, 2018-го стало известно, что Бобов пошел в суд и там отменил решение фискальной службы, через которое Генпрокуратура обязала его заплатить налоги. Сейчас же нардеп баллотируется в Раду IX созыва.

«После истории о неуплате налогов ГПУ никак не реагирует на Бобова. Чтобы привлечь потенциального заказчика преступления к ответственности, нужно решение Верховной Рады. А господин Бобов ныне действующий народный депутат и дальше баллотируется. То есть это некий непрерывный процесс. Так, Генпрокуратура в свое время подала ходатайство о снятии неприкосновенности в Верховную Раду. А потом его забрала», — объясняет Закревская.

И пока стартовала предвыборная кампания в парламент, в Городищенском суде разгорелся скандал. Местная судья во время открытого заседания зачитала информацию о применении мер безопасности к одному из подозреваемых, чем фактически раскрыла уязвимую информацию и помешала работе следствия. Что важно — эти документы не были связаны с делом, которое суд уже слушает. Как отмечалось выше, по убийству Сергиенко есть два уголовных производства. И если одно на протяжении трех лет безуспешно слушают суды, то второе находится в Управлении специальных расследований Генпрокуратуры, в рамках которого следователем из Киева нужно проводить те или иные следственные действия с подозреваемыми или свидетелями. Собственно, прокуратура хотела перевести одного из подозреваемых в Киев на несколько дней. Однако не сложилось.

«В суде стали зачитывать документ, который касался мер безопасности в отношении одного из подозреваемых. На выполнение этих мероприятий он должен был быть переведен в следственный изолятор в Киеве. Следователь вынес постановление о мерах безопасности и поехал в Черкассы забирать человека. Суд в соответствии с законодательством об обеспечении безопасности участников уголовного производства решает такие вопросы, только если они касаются или изменения меры пресечения, либо изменения условий отбывания наказания. Все остальное происходит по решению лица, применяющего меры безопасности», — объясняет Неделе источник в прокуратуре.

События, по словам собеседников Неделе в прокуратуре, происходили таким образом. Следователь приехал в следственный изолятор, где содержали четырех подозреваемых. Начальник СИЗО сказал, что он не против перевода одного из них в Киев. Однако попросил получить согласие от прокурора области. Тот, в свою очередь, категорически настаивал на разрешении суда. Эту причину в прокуратуре назвали «чисто формальной», но якобы без нее отказывались отдавать обвиняемого. В итоге начальник СИЗО предоставил официальный отказ в переводе в Киев, поэтому следователь был вынужден просить о таком разрешении в суде. Этот вопрос, отмечает прокуратура, могло и должно было бы решаться вне судебного заседания.

Впрочем, во время судебного разбирательства коллегия начала зачитывать уже упомянутые документы о мерах безопасности. Прокурор, как говорят местные активисты, которые посещают суды по убийству Сергиенко, пытался это предотвратить. Подчеркивал, что разглашение такой информации — это уголовная ответственность. Но судья на это не обращала внимания и зачитала все документы (в частности, якобы заявление самого обвиняемого). Подозреваемый, который на тот момент сидел в одной камере со своими подельниками, заявил, что никакого согласия на подобные действия он не давал и никаких документов не подписывал. В результате суд обязал зарегистрировать уголовное производство против следователей по факту подделки документов. И, как говорят в прокуратуре, даже направил отдельное письмо СИЗО, которым якобы запретил выдавать подозреваемых следователем.

Справа вбивства Сергієнка. Судова «діра»

А уже следующего судебного заседания, которое состоялось 26 июня, подозреваемого, который должен был ехать в Киев, выпустили под круглосуточный домашний арест. И, по словам источников в прокуратуре, сейчас он отказывается контактировать с киевскими следователями. Однако официально прокуратура подтверждает только последний факт.

«Так, подозреваемому действительно изменили меру пресечения, выпустили под круглосуточный домашний арест. Так, мы до сих пор расследуем дело по факту убийства Сергиенко, нам еще необходимо время для следственных действий. Также мы не раз ставили вопрос о том, чтобы дело, которое уже слушают в суде Черкасс, передали в Киев. Поскольку общеизвестно, что эти суды территориально размещены на округе господина Бобовая. Но в таком ходатайстве нам отказали», — комментирует ситуацию глава Управления спецрасследований Сергей Горбатюк.

Он также добавляет, что сейчас следствие имеет ряд проблем. В частности, следователь не может работать с подозреваемыми. «Нам фактически блокируют работу с подозреваемыми в этом деле. Мы не можем их перевести в Киев для следственных действий хотя бы на день-два. После того как Городищенский суд озвучил определенные документы, мы обращались к генпрокурору Луценко. Просили его, чтобы он нам помог в этом деле, чтобы мы могли дальше вести расследование. Но эта беседа оказалась безрезультатной», — говорит Горбатюк.

Собственно, сейчас сложно сказать, когда Управление спецрасследований завершит работать над производством по убийству Сергиенко. Поскольку ни руководство, ни рядовые работники не берутся озвучивать конкретных дат, ограничиваясь словами «только будет достаточно доказательств». Кроме того, под угрозой оказался и судебное разбирательство, которое продолжается третий год. Поскольку после последних действий Городищенского райсуда появились вполне обоснованные основания для потенциального объявление отвода всей коллегии судей. Если это произойдет, то дело об убийстве журналиста пойдет на четвертое судебное круг. Которое, учитывая предыдущий опыт, может затянуться на неопределенное время.

Share