Давид Сакварелидзе: «Если за спиной генпрокурора никто не стоит, то депутаты его уничтожат за неделю»

Давид Сакварелидзе: «Хорошие кадры не пойдут «волонтерити» на госслужбе за копейки». (Фото: Евгений Котенко / Апостроф.)

Юрий Луценко — уже прошлое Украины, при нем Генпрокуратура превратилась в смесь непонятных политических и олигархических интересов.

 

Перед новым генпрокурором будет стоять непростая задача — вернуть доверие и уважение граждан, а для этого необходимо провести ряд непростых и жестких реформ.

 

Об этом и многом другом рассказал в интервью «Апострофу» член партии «Движение новых сил», экс-заместитель генерального прокурора Украины Давид Сакварелидзе.

 

— Почему, по вашему мнению, генпрокурор Юрий Луценко не подал в отставку, как это сделал, например, Владимир Гройсман?

— Луценко уйдет со своей должности. Он уже заявил о том, что собирается идти в политику после парламентских выборов.

— Он себя назвал эффективным генпрокурором. Как вы оцениваете его работу и Генеральной прокуратуры в целом?

— Я бы предпочел говорить о будущем, потому что Луценко — уже прошлое Украины. Новый генеральный прокурор будет принимать прокуратуру в очень непростом состоянии, разобранную не только в плане функционала и полномочий, но и психологически. Потому что то, чем сейчас является Генеральная прокуратура — это смесь непонятных политических и олигархических интересов. У системы абсолютно нет своей повестки дня, у системы нет побед, которые должны быть, чтобы прокуратура вернула доверие и уважение граждан.

Худшее, что прокуратура все еще остается инструментом политического влияния, зарабатывание денег, давления на бизнес и прочее. Должна появиться генеральная линия, философия новой работы должна быть доведена до каждого рядового прокурора, необходимо изменить и главное — сократить весь состав руководителей на всех уровнях. Рядовым генпрокурорам должны быть предоставлены полномочия и карт-бланш на принятие свободных и справедливых решений. Результатом должно стать быстрое и справедливое правосудие, перекрытия потока, возврата в бюджет уворованного.

У меня есть инициатива, с которой я буду публично выступать: новый генпрокурор должен будет закрыть все уголовные дела в отношении бизнеса, которые валяются в СБУ, налоговой и тому подобное.

— А как разобраться, где справедливо открыто уголовное дело, а где — просто пытались прессинговать бизнес?

— Дела, о которых в последнее время не проводилось ни одного следственного действия, можно сказать, что были зарегистрированы только для террора и шантажа. Мы же прекрасно понимаем, что происходит на местах: заводится уголовное дело, налагается арест, изымается все, что физически можно оттуда вытащить, и выписывается подозрение, чтобы создать максимальный дискомфорт. Если бы меня услышали представители команды ЗЕ, я бы предложил провести реформу государственной службы, за которую никто не брался, чтобы мы достигли успеха за максимально короткое время.

Мы должны освоить два элементарных фактора. Первое: уволить чиновника и сокращать государственную службу должно быть легко. На сегодня в Украине работает законодательство, по которым фактически невозможно увольнять человека с госслужбы. Но ведь она не резиновая. Госслужба должна быть немногочисленная, гибкая и эффективная.

Второе: на компактной, сокращенной госслужбе должны быть высокие зарплаты, чтобы профессионалы хотели туда идти. Потому что новая власть столкнется с тем же, с чем столкнулась и предыдущая: хорошие кадры не пойдут «волонтерити» на госслужбе за копейки.

— Но хорошая зарплата — субъективное понятие. Для кого-то 1000 долларов — хорошая зарплата, а для кого-то 10 000 долларов — маленькая.

— До меня часто доходят слухи, что чиновники только за встречу, только на областном уровне могут получить 50 000 долларов! Не говоря уже о том, какой вред они своими действиями или бездействием наносят государству и обществу. Если я вижу, что чиновник работает ради интересов общества, то не жалко официально выплачивать такому работнику десяток тысяч долларов.

— У государства есть такие финансовые возможности?

— Конечно, есть. Потому что сейчас развелось несметное количество чиновников, которые на самом деле не нужны. Этот финансовый груз висит сегодня на государстве. Так что лишних людей и бюрократию нужно убирать. Я приведу простую статистику: около 70% всех обвинительных приговоров в Украине, которые продолжаются годами, заканчиваются признанием и условным сроком или штрафом. Причем все эти процессы не компьютеризированы, нет электронного производства и делопроизводства, которые ускорили бы процесс, — все на бумажках. Поэтому я не устану адвокатировать сделки с признание вины, этого инструмента, чтобы правосудие было быстрым и эффективным. Если человек признается, что она виновата и готова покрыть убытки, это касается и тех, кто ворует деньги бюджета (субсидиями, откатами, дотациями), если человек в этом признается — зачем тратить годы на ненужный рассмотрение.

— Кто может прийти на место Луценко? Ходят слухи, что это можете быть вы. Можете подтвердить или опровергнуть?

— Предложений мне не поступало. И я не очень уверен, должен ли я это задание выполнять сегодня. Для себя я еще не решил, нужно ли мне это. Это адская работа, это большой дискомфорт, и если не улучшится материальная часть, я не могу сказать, что за 7000 гривен я буду этим заниматься, несмотря на то, что очень люблю Украину. Я — тот человек, который может с этим справиться. Но тот, кто за это возьмется, должен понимать, что у него не будет личной жизни, он должен будет жить и работать в прокуратуре.

— Вы сказали, что лицо генерального прокурора не должна быть политизированной. Но, несмотря на кадровую политику Зеленского, не напоминает ли она вам кумовство Порошенко?

— Я бы не называл это кумовством, пока что ничего страшного я не вижу. Для Зеленского сегодня — это единственные варианты и возможность как-то укомплектовать администрацию президента, думаю, это на первое время. А как они будут совершать в будущем, будут открывать двери для молодых, талантливых людей — это другой вопрос. Я критику начну только с того момента, когда на технократических должностях окажутся кумовья и близкое окружение некоего человека. Во всех странах президенты набирают в свой аппарат близких людей на руководящие должности, которым слепо доверяют. Так что, видимо, Зеленский пока только им доверяет, и это временное явление. Впереди — досрочные выборы, думаю, все еще будет меняться.

Но нет смысла верить иллюзиям, что в Генпрокуратуре будет аполитичный человек. Как можно быть аполитичным, если за тебя голосует Верховная Рада, депутаты должны тебя утвердить! А потом могут и снять. Самая большая сложность в этой работе заключается в том, что если нет четкого понимания, кто стоит за твоей спиной и кто сидит в парламенте, то не нужно туда и соваться, потому что они тебя уничтожат и снимут за неделю.

— Знаете, на что уходит около 40% времени генерального прокурора и 30% времени заместителя?

— На встрече с народными депутатами. Вот каждый день ко мне приходило около 4 депутатов. Утро или день начинался именно с этого, у каждого есть свои просьбы, свои условия.

— Вам часто предлагали взятку?

— Депутаты — ни разу.

Екатерина ШУМИЛО

(Интернет-издание «Апостроф»)

Share