Аравийский разлом

Аравійський розлам

Фото: REUTERS

С кем дружит и против кого воюет сегодня Саудовская Аравия

Одной из самых могущественных стран арабского мира является Королевство Саудовская Аравия. Основанное в 1932 году, оно до сих пор остается абсолютной теократической монархией, весь уклад которого базируется на жестком соблюдении исламских традиций. Государственным и религиозным лидером является король ас-Сауд из династии племенных вождей Саудитов.

И хотя большую часть огромной территории Саудовской Аравии занимает засушливая бесплодная пустыня, здесь развито сельское хозяйство. Малоизвестный факт: королевство до недавнего времени даже экспортировало в Италию пшеницу уникальных сверхтвердых сортов, из которой производят спагетти. Правда, из-за изменения климата площадь посевов под зерновые в Саудовской Аравии довольно стремительно уменьшается. Но главным капиталом королевства, дал ему возможность совершить прыжок из средневековья в современность, есть огромные залежи нефти. Именно благодаря нефти страна имеет огромные доходы и статус как минимум регионального лидера, на которого вынуждены считаться в мировых столицах. Ведь Саудовская Аравия — единственная арабская страна, которая входит в большую двадцатку.

Не последнюю роль в этом играют США. Американская Standard Oil 1933-го заключила концессионное соглашение с правительством королевства по добыче нефти. И широкая межгосударственная сотрудничество началось после встречи в феврале 1945 года тогдашнего короля Абдель Азиза ибн Сауда с президентом Соединенных Штатов Франклином Рузвельтом. Лидеры двух стран встретились на борту американского крейсера «Куинси», находившегося в Средиземном море. Белый дом действовал на опережение и тайно от своих британских союзников, болезненно воспринимали любую активность янки в регионе East of Suez, то есть к востоку от Суэца. Поэтому британцев была поставлена перед фактом, что уже состоялся. Американский эсминец «Мерфи», тайно отправленный накануне в порту Джидда, принял на борт самого ибн Сауда, его свиту и наследственных принцев и доставил на встречу с Рузвельтом.

На то время почти весь Ближний Восток контролировали Великобритания и Франция, поэтому независимое ваххабитское королевство стало идеальной базой для экспансии США в регионе. Именно с тех пор отношения Эр-Рияда и Вашингтона стали развиваться и укрепляться. Ведь огромные (вторые в мире) запасы нефти первого из них нуждались для освоения технологий и кредитов второго. В результате этому способствовали все американские президенты без исключения, что и не удивительно. 33-миллионное королевство постепенно превратился в первого в мире экспортера нефти и важного стратегического союзника США в борьбе с терроризмом, противостоянии с Ираном и тому подобное. Вашингтон и Эр-Рияд — важные торговые партнеры, а Саудиты — одни из крупнейших кредиторов правительства США. Королевство занимает четвертое место в мире по объему оборонных расходов, а также является крупнейшим импортером американского оружия. До 85% вооружений и военной техники Вооруженных сил и других силовых структур страны родом из США.

проиранские шиитские формирования контролируют сегодня уже аж четыре арабские столицы: ливанский Бейрут, сирийский Дамаск, иракский Багдад и йеменскую Сана, образовав вокруг Саудовской Аравии цепь опасности

Внешняя политика королевства ориентирована на сохранение за собой ключевых позиций на Аравийском полуострове, среди исламских государств и стран — экспортеров нефти.

Аравийский блюз Дональда Трампа

Последние шаги американского президента Дональда Трампа на международной арене в очередной раз подчеркивают то простое обстоятельство, что несистемный глава Белого дома не очень-то и озабочен соблюдением международных законов. И даже решение ООН для него совсем не указ. Тем более, что для Трампа важнее его личное предвыборное обещание.

Итак, 2018-го США, несмотря на критику в целом мире, признали столицей Израиля Иерусалим, а недавно к этому добавилось признание территорией Израиля оккупированных им сирийских Голанских высот. Опять же, несмотря на критику такого шага международным обществом. Кажется, Трамп не очень озабочена этим и не желает особо прислушиваться даже к мнению собственных дипломатов и разведки без оглядки на возможные последствия. К таким шагам Белого дома предстоит также активная поддержка Эр-Рияда поставками современного оружия, хотя решением ООН это запрещено. Даже свой первый зарубежный визит в качестве президента США Дональд Трамп осуществил именно в Саудовской Аравии. Такой выбор в очередной раз подчеркнул большое значение СА для ближневосточной политики Соединенных Штатов.

Вспомним, во время визита Трампа 20 мая 2017 года в Эр-Рияде было подписано рекордное соглашение о поставках в Саудовскую Аравию американских товаров и услуг на сумму свыше $380 млрд (в частности, на $110 млрд — вооружения и военной техники плюс в течение следующего десятилетия на сумму еще $350 млрд) и $250 млрд на взаимные инвестиции.

Например, саудовский суверенный инвестиционный фонд обязался вложить при посредничестве американского фонда частных инвестиций Blackstone $40 млрд в инфраструктурные проекты на территории США. Итак, королевство останется крупнейшим инвестором американской экономики. Сообщалось, что в рамках крупнейшего в истории страны контракта Эр-Рияд заказал у США 150 вертолетов Black Hawk на общую сумму $6 млрд, спутниковые системы управления и контроля, боевые самолеты F-15, танки М1, САУ М109, корабли и катера береговой обороны, противоракетные комплексы Patriot и THAAD и тому подобное. В свою очередь, активизируют развитие саудовской армии, в частности модернизации систем ПВО, «умное оружие» и производство американских ВВТ на территории королевства. Наибольшие выгоды от сделок получат компании Lockheed Martin, General Dynamics и Raytheon.

Наряду с вопросами закупок американских вооружений обсуждали также нефтяные интересы двух стран, в частности в геополитическом спектре. Между саудовской национальной нефтедобывающей компанией ARAMCO и 10 американскими компаниями было заключено 12 меморандумов и проектов общей стоимостью $50 млрд. Крупнейший контракт стоимостью $15 млрд получила компания General Electric. Эр-Рияд рассматривает это как возможность усиления собственных позиций, убедительно аргументируя противодействием международному терроризму. На переговорах также шла речь о создании «арабского НАТО» — военного альянса арабских суннитских государств, которые должны сдерживать шиитскую (иранскую) угрозу для арабского мира.

Вместе с Саудовской Аравией учредителями «арабского НАТО» было определено ОАЭ, Египет и Иорданию при организационной роли США за пределами нато. Сейчас уже 10 арабских государств фактически формируют будущий альянс в рамках операции суннитской коалиции в Йемене. Поэтому не удивительно, что после такого фундаментального начала президент будет держаться за Саудовское Королевство как первого союзника в регионе. Тем более что подписание указанного соглашения перечеркнуло похожие планы России в этой сфере. Именно поэтому Трамп отказался прекратить поддержку Саудовской Аравии в Йемене и во второй раз за свое президентство воспользовался правом вето, не подписав принятую Конгрессом США резолюцию, которая требовала прекратить военную поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией за военную интервенцию в Йемене.

Напомним, что конфликт в Йемене продолжается с сентября 2014-го. Страна поделена между повстанцами-хуситами, которых поддерживает Иран, и правительственными силами президента Мансура Хади (со столицей в Адене). Правительственные силы поддерживает арабский (суннитская) коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией. Что касается позиции США, то тогдашний президент Барак Обама поддержал предоставление логистической и разведывательной поддержки» странам арабской коалиции.

Почему Саудовская Аравия воюет в Йемене

Как известно, в Йемене с 2015 года идет война между проиранскими хуситами и официальной властью, которую поддерживает Запад, а также суннитской коалицией во главе с Саудовской Аравией. В результате войны эта ближневосточная страна страдает от гуманитарного кризиса и находится на грани распада при активном содействии внешних игроков. По данным ООН, почти половине населения Йемена (14 млн) грозит голод. По данным проекта Armed Conflict Location & Event Data Project, количество жертв войны в Йемене с 2016-го достигла уже 70 тыс. лиц.

Войну в Йемене следует рассматривать прежде всего в контексте противостояния между Саудовской Аравией и Ираном — центрами двух основных ветвей ислама, которые претендуют на неформальное лидерство в исламском мире. Широкомасштабная подрывная деятельность Тегерана вызывает обеспокоенность не только в Саудовской Аравии, но и в других арабских странах региона. Отмечается, что проиранские шиитские формирования контролируют сегодня уже аж четыре арабские столицы: ливанский Бейрут, сирийский Дамаск, иракский Багдад и йеменскую Сана, образовав вокруг СА цепь опасности.

Важная деталь — война в Йемене имеет для королевства вполне материальную угрозу: повстанцы периодически обстреливают саудовские города баллистическими ракетами иранского производства. Поэтому Вашингтон по просьбе Эр-Рияда направил туда части ВС США, задачей которых является обеспечение ПВО-ПРО важных объектов. Однако война в Йемене продолжается с переменным успехом, решительной победы пока не может добиться ни одна из сторон. Правда, коалиция сумела нанести противнику поражение и вытеснить формирования повстанцев-хуситів с ряда территорий и даже портов Красного моря. Впрочем, как видим, здесь сложилась, по сути, патовая ситуация и коалиция не имеет достаточных сил для освобождения всей территории Йемена от повстанцев и других антиправительственных формирований.

Поэтому без полномасштабного политического урегулирования с привлечением всех участников многостороннего конфликта достижения устойчивого мира в Йемене невозможно. Более того, учитывая принципиальные расхождения относительно целей войны в последнее время наблюдаем рост противоречий даже среди участников коалиции, прежде всего между Саудовской Аравией и ОАЭ. Следствием этого стала еще одна война: внутри коалиции вспыхнул ожесточенный внутренний конфликт. Группировка «Южная переходный совет», которое поддерживают ОАЭ и которое сначала воевало против хуситів на стороне коалиции, подняло восстание против просаудівського избранного правительства Йемена во главе с Мансуром Хади и захватила его столицу Аден. Целью провозглашено восстановление контроля над территориями, входившими до 1990 года в состав независимого государства Южный Йемен (Народная Республика Южного Йемена). То есть Аден постепенно превращается в площадку очередного конфликта, на этот раз между двумя главными партнерами арабского антишиисткой коалиции — ОАЭ и Саудовской Аравией. Наряду с этим распался союз хуситів и сторонников экс-президента Йемена Али Абдаллы Салеха, а его самого после ожесточенных боев в городе Сана были убиты.

Эксперты выделяют как минимум несколько причин, побуждающих ОАЭ и Саудовскую Аравию к конфликту в Йемене, где обе стороны поддерживают различные военно-политические силы и имеют разные интересы и планы на будущее этой страны. Это геополитический региональное влияние. Эмираты давно стремятся к самостоятельной и независимой от Саудовской Аравии внешней политики и не воспринимают попытки Эр-Рияда доминировать в регионе. В то же время интересы обеих стран все еще совпадают в других вопросах, прежде всего что касается противостояния экспансии Ирана. У союзников по коалиции разнится видение будущего Йемена, они поддерживают там разные политические силы, имеют разных фаворитов среди представителей местных элит и тому подобное. В отличие от Саудовской Аравии, которая отстаивает идею единого Йемена во главе с просаудівським правительством (как залог стабильности своих границ), ОАЭ стремятся видеть эту страну разделенной на две, как было до 1990 года. Главным образом официальный Абу-Даби привлекает возможность доступа к нефтяных залежей этого региона и Адену, что традиционно дает возможность контролировать морские транспортные пути между Европой и Азией, через которые осуществляется треть мировых перевозок нефти. К этому можно добавить религиозный фактор, или борьбу за религиозное доминирование. Ведь саудовцы давно и активно поддерживают радикальные движения (например, «Братьев-мусульман»), запрещенные в других арабских странах региона. Со своей стороны, Абу-Даби выступает против поддержки экстремистов, даже для борьбы против шиитов в Йемене.

Но главной причиной протистояня союзников стали огромные залежи нефти, сосредоточены именно в южных регионах Йемена, возле Адена и в провинциях Хадрамут, Аль-Джауф, Шабуа и Маареб. По некоторым оценкам, там находятся крупнейшие в мире нефтяные месторождения, освоение которых может серьезно повлиять на мировой нефтедобычи и в корне изменить его в целом. В свое время Саудовская Аравия с согласия йеменского правительства была причастна к добыче нефти в южнойеменских провинциях, а следовательно, реализация плана ОАЭ приводит к потере такой возможности. И это еще одна нешуточная причина вражды между союзниками.

Транспортные коммуникации

Одним из последствий войны в Йемене для обоих союзников есть возможность реализовать собственные проекты в сфере транспортировки нефти. Речь идет о давних намерениях избавиться от угрозы Ирана заблокировать танкерные перевозки нефти Ормузским проливом. Как именно это происходит, страны региона помнят еще со времен ирано-иракской войны. Поэтому в Эр-Рияде и Абу-Даби имеют два плана строительства каналов в обход Ормузского пролива. Саудовский проект стоимостью $80 млрд предусматривает появление искусственного 950-километрового канала с северного побережья Саудовской Аравии до южных регионов Йемена. Кронпринц Мухаммед ибн Салман рассматривает строительство канала как историческое событие. В свою очередь, проект, который предлагают в ОАЭ, предусматривает 120-километровый канал через соседний Оман до Аравийского моря и Оманского залива, который обойдется дешевле. Впрочем, наличие в регионе многочисленных радикальных группировок, способных сорвать любой проект по строительству канала в обход Ормузского пролива, пока что лишает возможности начать такие работы. К тому же ситуация далее осложняется.

Последние выпады — диверсия 13 мая этого года на двух саудовских танкерах (оба получили повреждения) на рейде эмиратского порта Эль-Фуджайра в Оманском заливе и атака 14 мая беспилотников на один из нефтепроводов в Саудовской Аравии — свидетельствуют о возможном начале нового этапа войны противников с целью подорвать экономику королевства, которая основывается на экспорте нефти. Если это так, следует ожидать дальнейшего обострения ситуации на полуострове и в целом в регионе.

Тем временем осложняется также ситуация вокруг стратегически важного острова Сокотра. Там на основании соглашения с Йеменом от 2014-го расположена база ОАЭ, где происходит подготовка боевиков, воюющих в Южном Йемене. Еще одну базу Эмираты имеют в порту Бербера на территории самопровозглашенного государства Сомалиленд, непідконтрольній центральному правительству в Могадишо. Наряду с контролем над Аденом владения указанными базами дает возможность ОАЭ контролировать все морские перевозки через Аденский залив и Баб-эль-Мандебский пролив.

Что осталось за кадром

Ни одно важное событие в мире не происходит без внимания, а часто и участием спецслужб. Действительно, роль последних во всех без исключения государствах мира заключается в освещении того, что происходит, с использованием своих специальных возможностей и содействии дипломатам в обеспечении геополитических, оборонных и политических интересов собственных государств.

Точкой отсчета участия спецслужб США и Саудовской Аравии в развитии двусторонних отношений была организация и обеспечение встречи короля ибн Сауда с президентом Франклином Делано Рузвельтом в 1945 году. С тех пор спецслужбы обеих стран тесно взаимодействуют по многим важным вопросам. Особенно сотрудничество активизировалось в 1970-х, когда был проведен целый ряд спецопераций. Поддержка сирийских повстанцев во времена президентства Барака Обамы является лишь одним из известных примеров таких операций. В 2013 году ЦРУ США начало тайно вооружать повстанцев (тайная операция Timber Sycamore), а Саудовская Аравия финансировать.

Несмотря на геополитические изменения (в частности, пересмотр роли и места Саудовской Аравии в регионе) и определенный пересмотре Вашингтоном своих подходов к ближневосточной политики (политика Барака Обамы дипломатического сближения с Ираном), взаимодействие спецслужб по-прежнему остается важной частью отношений между Вашингтоном и Эр-Риядом. Альянс рыцарей плаща и кинжала удерживается на плаву благодаря общим интересам и неограниченным финансовым возможностям саудовской стороны. Из известных причин официальный Вашингтон не раскрывает сумму вклада Саудовской Аравии в совместные операции спецслужб на поддержку повстанцев в регионе Ближнего Востока, прежде всего в Сирии. Однако считается, что эта сумма является крупнейшей после США и составляет несколько миллиардов долларов.

Понятно, что при таких условиях проверена годами крепкая, так сказать, дружба между разведками двух стран дает возможность саудитам избегать открытой официальной критики со стороны США даже за вопиющие нарушения в теократическому королевстве прав человека, поддержку ваххабизма тому подобное.

За время президентства Обамы Белый дом не осудил казнь в Саудовской Аравии известного диссидента, шиитского священнослужителя шейха ан-Нимра, который бросил вызов королевской семье. А недавно, уже во времена Трампа, мир не слышал осуждения Эр-Рияда за дикарское убийство саудовскими спецслужбами саудовского журналиста Джамаля Хашукджі в Стамбуле. Такая вот последовательность американской внешней политики. Правда, в последнем случае Министерство финансов США включило в санкционного перечня 17 граждан Саудовской Аравии, причастных к убийству журналиста. Но это скорее формальность, которой прикрывают нежелание делать что-то серьезно. Ведь ни в американской, ни в саудовской заявлении относительно вопиющего преступления ничего не было о причастности к убийству саудовского кронпринца Мухаммада ибн Салмана, о чем открыто говорили в СМИ.

Но вернемся к вопросу оружия. Известно, например, что по приказу саудовского принца Бандара ибн Султана, генерального директора службы общей разведки Саудовской Аравии (2012-2014 годы) его агенты закупали в странах Восточной Европы для сирийских повстанцев оружие советского производства. В частности, это были несколько тысяч автоматов Калашникова и миллионы патронов для них. В рамках взаимодействия ЦРУ помогало саудовским агентам, руководствуясь, например, условиями соглашения с Хорватией. Благодаря этому кроме стрелкового оружия для повстанцев начали закупать также более тяжелые системы, в частности противотанковые ракеты TOW. Финансировала весь процесс саудовская разведка. ЦРУ координировало деятельность спецслужб стран — участниц арабской коалиции. В то же время, по данным американских источников, большое количество граждан самой Саудовской Аравии все еще являются членами террористических группировок.

Об уровне сотрудничества разведок свидетельствует тот факт, что, например, в 1990-х годах в Эр-Рияде на обсуждение правительством всех важнейших вопросов всегда приглашали главу представительства (резидента) ЦРУ США Джона Бреннана, будущего директора ЦРУ. В 1980-х саудовская разведка принимала участие в финансировании операции ЦРУ в Анголе, где США способствовали борьбе повстанцев против правительства, которое поддерживали СССР и Куба. Одновременно саудовцы активно помогали вооружению афганских моджахедов, которые вели борьбу против советских войск на территории своей страны. Эр-Рияд финансировал поставки оружия на равных с США.

Share