Андрей Усач, который чудом выжил под «Градом», считает это подарком судьбы и занимается волонтерством

Андрей и принц Гарри (Фото с сайта vse.rv.ua)

С бойцом Андреем Усачем мы как-то познакомились в Главном военно-медицинском клиническом госпитале, где группа канадских медиков вместе с нашими врачами оперировала участников АТО. Он был одним из 40 тяжелораненых, которым иностранцы оказали помощь.

Когда мы зашли к госпитальной палаты, там миловидная женщина готовила на тумбочке несколько необычный завтрак для мужа… из перетертых продуктов. «Андрюша практически не может жевать, — смущаясь объяснила нам. — У него нет куска челюсти и многих зубов. Поэтому приходится быть с ним за кухарку, — стыдливо улыбнулась. — Но это уже большой прогресс, потому что после ранения его вообще кормили зондом через нос. И мы надеемся, что канадские врачи смогут реставрировать все кости, поэтому и приехали сюда».

Сам же Андрей Усач рассказал, что на войну он пошел добровольцем сразу после событий на Майдане, в которых принимал активное участие. Воевал в составе 80-й десантной бригады в Славянске, Краматорске, Счастье. Настоящий же ад пережил, защищая летом 2014 года Луганский аэропорт, что очень мало сообщали СМИ, потому что туда им просто нельзя было попасть. На том плацдарме российско-сепаратистские войска практически окружили большую группу наших воинов. Поэтому части, в которой он служил, дали приказ: прорваться к ним на помощь, доставив вооружение и боеприпасы.

Колонна с несколькими танками, БТРами, понтонными мостами и военными машинами с боеприпасами и личным составом отправилась на прорыв. Андрей вел «Урал» со снарядами для пушек и экипажем. Под первый минометный обстрел они попали, когда пытались возвести через реку понтонный мост вместо деревянного. По тому, как точно ложились снаряды тогда и позже, Усач и до сих пор уверен, что не обошлось без корректировщика в составе самой колонны. Потеряв несколько машин и бойцов, колонна в панике отступила и пошла другим путем — через бетонный мост. В течение дня они находились под постоянным обстрелом, а неподалеку аэропорта группа разведчиков попала в засаду — там понесли потери. Затем прямым попаданием мины рядом с Андреем разбило такую же машину — погибли четыре бойца. Наконец около полуночи они таки пробились к аэропорту, где их накрыли «Градами».

— Они «утюжили» нас несколько дней, — вспомнил тот ужас боец. — Во время одного обстрела я успел спрятать машину за сарай, а сам бросился в укрытие. В это время неподалеку взорвался реактивный снаряд, и я даже не понял, почему упал. Попытался подняться, но увидел, что левая нога едва держится на коже и штанине. Хотел опереться на руку, но и она оказалась раздробленной. Пытался закричать, но челюсть и зубы были разбиты, лицо обожженное и секущиеся. Хорошо, что подбежали товарищи и сделали обезболивающий укол. Без сознания меня донесли в местный «госпиталь» — ангар пожарной части, где провели первую операцию — ампутировали ногу выше колена. Здесь находилось почти 50 раненых, и врачи не успевали оказывать надлежащую помощь, да и не было чем, ведь мы фактически были в окружении. Так я пролежал четыре дня, видя, как умирают бойцы. А в последнюю ночь перед вывозом в ангар попал еще один снаряд — меня обожгло и посекло мелкими осколками, но заряд… не взорвался. Тогда я подумал, что родился в рубашке, или же Господь сохранил мне жизнь, чтобы я помогал другим. В конце концов, одна из колонн пробилась к нам и просто «насыпью» в кузове грузовика вывезла три десятки еще живых раненых. Сначала я попал в полевой госпиталь, откуда впоследствии переправили в Харьков…

— Извиняюсь, что перебью, — не удержалась жена Светлана, — но пока Андрей не попал туда, я не знала, что он на фронте. Каждый день звонил и говорил, что на полигоне. А когда связи не стало, я начала звонить всем знакомым, в часть, до волонтеров. Вдруг он сам сообщил, что везут в Харьков. Когда я его там увидела, то ужаснулась, но, как могла, старалась поддерживать.

Потом Андрея Усача доставили в львовский госпиталь, где хирурги совершили настоящее чудо, спасая ему руку. Здесь же волонтеры помогли бойцу изготовить хороший протез ноги в Польше. А вот решить проблему с челюстью не удавалось более двух лет. Во Львове, через волонтеров он узнал, что в Киев приедут канадские медики, в том числе и специалисты по челюстно-лицевой хирургии.

Так и попал к ним в Главный военно-медицинский клинический госпиталь впервые еще в 2014 году. Тогда они пересадили бойцу кость с ноги, но она, к сожалению, не прижилась. Затем подобную операцию провели в Америке, где «вживили» донорскую кость, однако организм снова ее отторг. Тому же раз канадские хирурги удалили этот мертвый кусок, почистили место воспаления и пообещали, что в следующий приезд — попытаются пересадить кость с плечевой лопатки вместе с артерией — возможно, это даст положительный результат. На что Андрей очень надеялся и не терял оптимизма. Даже в таком состоянии ожидания он активно занимался волонтерством — не раз доставлял в зону боевых действий продукты, одежду, амуницию и настроен продолжать эту работу, несмотря на все.

«Если Господь сохранил мне жизнь, то я буду помогать тем, кто сейчас защищает нас, а также миллионам украинцев на Донбассе», — считает Андрей Усач.

P. S на Этот раз операция прошла успешно. И уже вскоре Андрей Усач защищал честь Украины на Играх непокоренных.

Share