Аграрии против земли

Аграрії проти землі

Нынешняя система земельных отношений в Украине приводит к стремительной деградации почв

Сельскохозяйственные земли. Мораторий. Агрохолдинги и фермеры. За и против. Политический вопрос. Выборы. Не время голосовать. Опять мораторий… идут годы, а этот ассоциативный ряд тянется, словно бесконечная плетенка слов, фактов, событий, в которой каждый новый элемент — хорошо забытый старый. Земельные отношения в Украине ходят заколдованным кругом, и с каждым новым витком взгляды людей, от которых зависит их развитие, становятся все зашоренішими и зацикленішими на вопросе моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Между тем некоторые критические проблемы остаются вне этим ассоциативным рядом, а значит, и вне поля зрения общества. Среди них есть весьма парадоксальные, а со стратегической стороны, невероятные и крайне опасны. Одна из таких проблем — деградация украинских почв.

Деградация в действии

Аграрии заинтересованы в сохранении почв. На первый взгляд, это утверждение является аксиомой и не требует доказательства, поскольку не противоречит простому смыслу. А учитывая, насколько важным стратегическим ресурсом для Украины является земля, такой постулат должен был бы заседать в голове каждого украинца еще со школьной парты. Это в теории. Но на практике ситуация такова, что украинские почвы стремительно деградируют. И анализ этой тенденции указывает на то, что ее обуславливает ряд вполне объективных, достаточно мощных процессов, которые возникли в результате сознательной деятельности человека. Не остановив их, Украина рискует через некоторое время получить бедствие национального масштаба.

Есть разные оценки количества деградированных почв в Украине. Большинство из них попадает в диапазон 12-16 млн га. Если сопоставить эти числа с объемом всех сельскохозяйственных угодий в стране (по данным Госстата, на начало прошлого года он составлял 41,5 млн га), то получится, что до 40% украинских почв деградированные. Цифра настолько большая, что в ней легко усомниться: мол, политики-популисты или ярые экологи в очередной раз пытаются раздуть из мухи слона. Но на самом деле сомнения здесь излишни: уровень деградации украинских почв подтверждают научные статьи и даже Всемирный банк, который, правда, называет чуть шире диапазон — 20-40%.

Потеря почвами своих свойств имеет несколько ключевых факторов. Прежде всего это эрозия — потеря плодородного слоя почвы вследствие вымывания, выветривания, неумелого обращения с землей и тому подобное. Она касается более десятка миллионов гектаров украинских сельскохозяйственных угодий. Более точную цифру ученые не берутся называть, потому деградационные процессы продолжаются, а государство не может справиться хотя бы с их измерением, не говоря уже о полной остановке.
Также масштабным является фактор дегумификация, то есть потере почвой гумуса — биохимической основы ее плодородия. Он неразрывно связан с отрицательным балансом питательных элементов, что в течение многих лет сохраняется в украинском растениеводстве. Опять-таки довольно трудно оценить глубину проблемы в масштабах Украины, потому что нет системных данных. Некоторые источники приводят среднюю по стране величину содержания гумуса на уровне 3,2%, отмечая, что этой информации около десятка лет, другие — на несколько десятых процента меньше. Стоит лишь добавить, что во Франции в Институте Пастера хранится образец украинского чернозема с содержанием гумуса 10-12%. При этом грунт, который имеет меньше чем 2,5% гумуса, уже не считают черноземом.

мы боимся иностранцев, которые, мол, придут и скупят украинскую землю после отмены моратория. Но зачем нам такой враг, если мы имеем таких друзей — украинских аграриев с ментальностью хищников, готовых оставить после себя выжженную землю

Среди других факторов снижения качества сельскохозяйственных земель — их физическая и химическая деградация, например переуплотнения и неблагоприятное изменение кислотности, загрязнения почв пестицидами, минудобрениями, тяжелыми металлами и тому подобное. Все эти факторы в большей или меньшей степени присутствуют в Украине. К сожалению, их существование в своей массе — не результат слепого случая, а вполне объективных тенденций, многие из которых имеет солидную экономическую составляющую.

Системные причины

Самой простой для количественного анализа является проблема дегумификация и отрицательного баланса питательных элементов, которые прибывают в почвы и покидают его. По данным Госстата, на сегодня объем внесения минеральных удобрений более чем вдвое меньше, чем в советские времена, а органических — на два порядка ниже, чем тогда (см. «Дисбаланс питания»). При этом по объему производства продукции растениеводства в отдельных культурах показатели значительно выше, чем при Союзе (см. «Достижения и неудачи»). Это означает, что сейчас украинское сельское хозяйство берет от земли значительно больше, чем тогда, а возвращает в нее куда меньше, чем в советский период. То есть если показатели советского сельского хозяйства считать ориентиром, — а в нашем случае это целесообразно, поскольку агропрома при Союзе никак не упрекнешь в том, что он работал в отрыве от научно обоснованных норм, — то нынешний уровень удобрения земель очень далек от нормы. Баланса питательных веществ, которые ежегодно попадают в почвы с удобрениями и выносятся из него урожаем, не только не хватает для так называемого нормального воспроизводства земли, то есть сохранение ее качества на определенном неизменном уровне, а он просто убийственный для содержания гумуса в краткосрочном периоде и губителен для пашни в долгосрочном.

Аграрії проти землі

Эта тенденция имеет вполне очевидное экономическое измерение. Достаточно сравнить динамику растениеводства и животноводства (см. «Достижения и неудачи», «Хронический кризис»). Упадок в растениеводстве продолжался до конца 1990-х, после чего объемы производства ряда культур начали из года в год увеличиваться, за 10-15 лет побили советские рекорды и на сегодня вывели Украину в число глобальных лидеров по экспорту продукции растительного происхождения. Зато упадок в животноводстве в значительной мере продолжается и до сих пор. Да, есть отдельные отрасли, например птицеводство, которые давно прошли дно своего развития, но в целом по показателям производства молока и мяса животноводство еще очень далека от того, с чем Украина вошла в период независимости.

Аграрії проти землі

Возникает вопрос: в чем такая разница между растениеводством и животноводством, почему такие разные траектории развития этих отраслей в Украине? Ответ прост: чтобы выработать достаточно дешевый и конкурентный продукт в животноводстве, нужны технологии, а следовательно, капитал, инвестиции, использование иностранного опыта. Например, в Нидерландах ферму на 200 коров обслуживает четыре-пять человек, а у нас — 20-30.

Это показывает разницу в эффективности производственных процессов. Зато в растениеводстве основным капиталом является содержание гумуса в украинской почве. А уровень технологий и инвестиций, нужных более этот ключевой фактор производства, несравнимо мал относительно животноводства. Следствие прост: украинские капиталисты начали массово вкладываться в растениеводство, нещадно эксплуатируют и проедают природный капитал, что содержится в земле и принадлежит всему народу, и не думают о том, что такое хищническое отношение к стратегического ресурса Украины в недалеком будущем может создавать немалую угрозу ее безопасности.

Аграрії проти землі

И вторичный следствие, еще более гибельный, чем первый: возникает огромный дисбаланс между развитием растениеводства и животноводства, так агропроизводство в целом перестает функционировать по принципам масштабной экосистемы со сбалансированным, хоть и искусственным круговоротом биомассы. Это означает, что дефицит органических удобрений превращается в системный, а значит, даже если кто-то в государстве возьмется за голову и попробует начать восстанавливать содержание гумуса в почвах (для того можно придумать массу эффективных стимулов и запретов), он не будет иметь внутреннего ресурса для такой инициативы. Придется либо импортировать органические удобрения, иначе говоря, перегной (а это очередная зависимость от кого — то-и то довольно забавная), или на много десятилетий смириться с тем, что украинские земли уже далеко не самая плодородная в мире.

Проблема системная. Ее масштаб трудно осознать, не начав преодолевать на национальном уровне. Но разве можно ожидать каких-то действий в соответствующем направлении, если пока даже о общественное осознание этой катастрофической ситуации нечего говорить?

Фактор земельных отношений

Если анализировать глубже, то окажется, что комплекс земельных отношений, который сложился в Украине как сумма несовершенного законодательства и неудержимых экономических процессов, также ускоряет деградацию отечественных почв. В условиях моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения и ежегодной неопределенности с его продлением или отменой в Украине аренда земельных паев стала основой земельных отношений. Это приводит к длинному перечню негативных последствий для самой земли. Во-первых, стоимость аренды сельскохозяйственных угодий значительно ниже потенциал. Это означает, что владельцы паев не имеют достаточного количества денег, чтобы поддерживать качество своих земельных участков в надлежащем состоянии или по крайней мере контролировать ее.

Во-вторых, арендаторы не заинтересованы улучшать свойства почвы. Как свидетельствуют отраслевые специалисты в растениеводстве, в Украине что у фермера, что у крупного агрохолдинга, которые работают на арендованной земле, одинаковая ментальность: они готовы инвестировать только в такие улучшения почвы, которые окупятся в течение одного-двух лет, потому что не имеют никакой уверенности в том, что после этого смогут пользоваться плодами своих инвестиций. И этим они кардинально отличаются от, скажем, европейского или американского фермера, который к своей земле относится чуть ли не как к члену семьи. Разница в отношении обусловлена не тем, что украинцы такие жадные, а европейцы нет, а тем, что на Западе система земельных отношений способствует возникновению своеобразной любви фермера к земле, а у нас нет. Неопределенность с продлением моратория подбрасывает дров в огонь: агробизнес изо всех сил пытается урвать как можно больший кусок здесь и сейчас, пока не изменились правила игры. Беда в том, что эти жадность и близорукость системно обусловлены, то есть их нельзя ни запретить, ни перевоспитать, пока в Украине будет сохраняться нынешняя система земельных отношений.

Аграрії проти землі

В-третьих, такая экономически обусловленная ментальность, направленная на достижение как можно более быстрого оборота капитала и низкого срока окупаемости, является причиной фокуса на выращивании однолетних, технических культур, недостаточного севооборота и тому подобное. По данным Госстата, за годы независимости количество площадей, отведенных под технические культуры, увеличилось в 2,5 раза, тогда как площади под насаждениями плодовых и ягодных культур уменьшились в 3,7 раза, а под виноградниками — в 4,1 раза. Технические культуры в перспективе одного года выгоднее выращивать, чем обычные пшеницу или ячмень, ибо доход с гектара в полтора-два раза больше. Вместе с тем выгода от культивирования плодовых или ягодных культур в пять-семь раз выше, чем от технических, однако на это нужны годы, которых украинские аграрии не имеют. В итоге они делают ставку именно на технические культуры, которые выносят из почвы значительно больше питательных веществ, чем при нормальных условиях. Умножьте это на специализацию на двух-трех монокультурах, которые не обеспечивают достаточной севооборота, — именно ее практикует немало агрохолдингов, — и картина будет полная. То есть украинские аграрии делают все, чтобы дегуміфікація почвы происходила самыми стремительными темпами. В конце концов, получается, что мы боимся иностранцев, которые, мол, придут и скупят украинскую землю после отмены моратория. Но зачем нам такой враг, если мы имеем таких друзей — украинских аграриев с ментальностью хищников, готовых оставить после себя выжженную землю после окончания срока аренды соответствующего участка?

В-четвертых, подытоживает все сказанное выше эффект лавины, который возникает там, где есть широкие возможности получить сверхприбыли. Он заключается в том, что в такую привлекательную отрасль начинают лезть все, кому не лень, то есть зачастую люди, совершенно далекие от земли, села и сельского хозяйства. Это приводит к многочисленным нарушениям технологического процесса и усиление антропогенного фактора деградации почв. Например, применение тяжелой техники нередко становится причиной эрозии и уплотнения, то есть механической деградации земли. А на больших массивах пашни именно тяжелая техника обеспечивает наибольший экономический эффект масштаба, поэтому ее использованием злоупотребляют, не принимая во внимание ограничения конкретных участков.

Другой пример: крупные агрофирмы не успевают вложить посевную и сбор урожая в весьма сжатые периоды, определенные природой, ибо имеют крупные банки земли в обработке и ограниченное количество техники. Поэтому они доказывают урожайность до необходимого им уровня различными средствами защиты растений, например ускоряют жатва, кроплячи злаки гербицидами в уменьшенных концентрациях. Понятно, что все это приводит к чрезмерной химической деградации почв, которая нередко имеет вполне конкретные последствия для экологии региона и здоровья людей, в нем обитающих.

Наконец, конечный побочный эффект всех этих процессов — обогащение аграриев, которые формируют свое политическое лобби, что противостоит любым попыткам что-то изменить в нынешней системе аграрных отношений. Обратите внимание: крупные агрохолдинги говорят, что мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения им выгоден, потому что ставка аренды неоправданно низкая, что дает им возможность получать сверхприбыли. Но и фермеры массово против продажи земли под тем предлогом, что ее скупят агрохолдинги или иностранцы. В итоге мораторий выгоден всем, кроме дольщиков, которым вешают на уши лапшу про какие-то там угрозы, и собственно земли, которая, возможно, застонала бы от боли, если бы имела голос. Интересы земли, ландшафта, экосистемы как стратегического ресурса украинского народа оказываются вне фокуса общественного дискурса. И главное: политики настолько боятся фермеров и агрохолдингов, что вопрос отмены моратория вынесен за скобки всех договоренностей между Украиной и иностранными донорами как излишне «социально чувствительный».

Фактор государства

В этой ситуации государство выполняет роль статиста. Иначе говоря, она самоустранилась с авансцены земельных отношений и равнодушно наблюдает за тем, как аграрии выжимают из земли последние соки. А в некоторых случаях целенаправленно способствует этим процессам. Возьмем для примера государственные земли, которые на сегодня составляют почти четверть фонда сельскохозяйственных угодий в Украине. Огромная часть их находится в теневом обороте, в условиях которого все описанные выше факторы деградации почв усиленные в несколько раз, потому что если легальный агробизнес хоть может планировать в пределах срока аренды, то аграрии-нелегалы, обрабатывающих государственные земли, очень зависят от многих факторов, например изменений власти, законодательных нововведений или перестановок конкретных личностей в государственных органах. Поэтому горизонт планирования там часто ограничивается календарным годом, и каждый год с конкретного участка пытаются выжать по максимуму.

С законодательным полем тоже не все в порядке. Парадокс в том, что Украина имеет довольно развитое законодательство в отношении охраны почв, например, Законы Украины «Об охране земель», «О государственном контроле за использованием и охраной земель» и другие. В них кое-где заложены прогрессивные идеи, по крайней мере на уровне концепций. Но на практике ничего из этого не работает. Потому что, как и в многих других отраслях, конкретные органы власти, ответственные за охрану земель, дисфункциональные через коррупцию, непрофессионализм, элементарное разгильдяйство. Особенно в регионах, где соответствующие государственные органы должны формировать первичный бастион, который будет защищать права земли, а с ними и права украинского народа на сохранение и рациональное использование этого стратегического ресурса. Ведь кто, где и когда видел, чтобы какой-нибудь районный отдел земельных ресурсов тянулся с агрокомпанией? Если речь идет о небольшом хозяйстве, которое принадлежит к ключевых налогоплательщиков в районе, то самое большое, на что можно надеяться: чиновники нарушат определенное вопрос, который «решат» методом кулуарных договоренностей с элементами коррупции. Если речь о агрохолдинг регионального или национального масштаба, то даже голоса никто не подаст, потому что побоится.

Мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения непомерно усложняет проблему, но он не был бы таким страшным, если бы не хаос в земельных отношениях со стороны государства. По сравнению с нашей ситуацией европейские принципы и практика охраны земель — это что-то невероятное. В ЕС действует так называемая Общая сельскохозяйственная политика (САР), согласно которой фермеры получают дотации только в том случае, если соблюдаются достаточно широкого перечня экологических и климатических условий, нормативов продовольственной безопасности и поддержки земли в хорошем состоянии (GAEC). Можно долго изучать то, как это работает, как ЕС обеспечивает выполнение таких светлых принципов землепользования на практике, но сегодня вынуждены констатировать, что Украина не имеет ни действенной системы поддержки фермеров и агрохолдингов (то, что есть, работает на олигархов), ни достаточно сильных институтов принуждения, которые обеспечивали бы соблюдение хотя бы каких-то норм.

Можно много говорить о влиянии различных сторон земельных отношений на деградацию почв в Украине, критикуя одних и пытаясь оправдать других, но, так сказать, «счет на табло». Отечественные грунты стремительно деградируют. А из приведенных выше аргументов следует, что клубок факторов, которые к этому приводят, такой запутанный и порочен, что навести порядок в отрасли — задача не легче, чем вычистить авгиевы конюшни. Беда в том, что людей, которые кричат вслух об этой проблеме, в обществе не воспринимают адекватно, потому что они не имеют должного экономического или политического влияния и точно не могут противостоять ни фермерам, ни агрохолдингам. Впрочем, если бы каждому украинцу доступно объяснили, в чем проблема и конкретно его интерес в этом деле, то можно не сомневаться, что сила вроде Партии зеленых, которая взялась бы отстаивать интересы земли, стремглав ворвалась бы в парламент всерьез и надолго.

Share