72-летняя Людмила Юкальчук из Полтавы спасает брошенных на произвол судьбы животных и птиц

Полтавчанка Людмила Юкальчук со своим птицами (Фото автора)

Полтавчанка Людмила Юкальчук говорит, что раньше удерживать подобранных на улице животных было легче, с нынешними же ценами на продукты это стало настоящей проблемой.

Как известно, у каждого из нас своя миссия на земле. Миссии 72-летней полтавчанки Людмилы Юкальчук не позавидуешь: она подбирает на улице и согревает своим теплом бездомных братьев наших меньших. Сейчас в ее усадьбе, что расположена в переулке Ломаному в областном центре, обитают 19 собак и 12 кошек, а еще — 5 аистов.

Через собак поменяла квартиру на дом

— Из-за собак своего времени вынуждена была поменять четырехкомнатную квартиру на дом, — рассказывает Людмила Николаевна. — И тогда все собаки были подобраны, а вообще в разные времена их насчитывалось и 12, и 15. Очень трудно было их всех держать на четвертом этаже. Трижды в день приходилось выводить гулять. Подъезд в доме убирала только я. И все сожители очень хорошо ко мне относились. Особенно стали уважать после одного случая, когда квартиру на втором этаже чуть не ограбили воры (там жила женщина, которая переехала с Дальнего Востока, работала директором ресторана, и все знали, что она состоятельная). Так вот, воры уже взломали дверь, а я как раз выпустила на прогулку двух догов и трех колли, поэтому любители легкой наживы с матом бросились наутек. И только позже прибыли правоохранители.

Ранее, делится своими наблюдениями собеседница, если домашние любимцы терялись, люди их искали — не раз было такое, что подобранных ею животных забирали их владельцы. Однако в последнее время женщина не может припомнить подобного случая.

— Вот у меня прекрасная молодая овчарка, — показывает Людмила Николаевна. — Буквально месяц назад нашла ее в переулке Кооперативный возле магазина мясокомбината — худую, голодную. Поскольку у меня и так целая стая собак, позвонила волонтерам одной из зоозащитных организаций. Те ответили, что приют и так переполнен и животных им уже негде держать.

Поэтому вынуждена была забрать пса домой, дала объявление — никто не откликнулся. Теперь у меня две овчарки. Одну как-то пристроила в якобы серьезной женщины, так она за полтора месяца четыре раза теряла. Поэтому я извинилась и забрала обратно. С каждым моим питомцем связана какая-то история. Дворняжку Нику, которая, как видите, все время ходит следом за мной, вместе с двумя другими щенками нашла в коробке на мосту. Все было рассчитано так, чтобы щенки, вылезая из коробки, сразу же булькнули в воду. Люди же у нас «добрые».

Домашних животных все чаще и подбрасывают. Осенью соседка (в декабре ее не стало) нашла в своем дворе трех дворняжек, я забрала их к себе. Как-то на Новый год мне подкинули сразу 11 щенков (вот такой был новогодний сюрприз), а буквально неделю назад — вот это рыжий котенок. Хороший такой котенок. Буду просить зоозахисну организацию «Право на жизнь» помочь найти ему дом. У меня же уже возраст (восьмой десяток разменяла). Понимаете?

Пушистый рыжий котенок дремлет на солнышке, устроившись в гамаке. Вокруг же разгуливают «пушистики» разных оттенков и пород. Есть даже безшерстий сфинкс по кличке Боня, также подобран. Относительно собак Людмила предупреждает: «Не бойтесь, они не кусаются, только прыгают — могут разве что одежду испачкать. Кстати, собаки с котами и аистами живут на удивление мирно. Сама только новенькая Линда сначала проявляла к птицам определенное любопытство, однако впоследствии поняла, что у нас никто никого не занимает».

— А как в вашем дворе появились аисты? — интересуюсь.

Юкальчук Людмила вспоминает, что первую птицу нашла в конце ноября шесть лет назад возле полтавской таможни. Увидев его, была просто поражена, ведь родственники птицы уже давно улетели в теплые края. Как оказалось, аист не мог летать.

— Я его подобрала. Перезимовал он у меня в доме на втором этаже, весной же сделала для него вольер с небольшим водоемом. А пять лет назад случайно попала к Крутому Берегу северо-восточной окраине Полтавы. Неподалеку остановки общественного транспорта собирала шелковицу. Вдруг вижу: стоит аист со сломанным крылом. Подобрала и его — так у меня их стало двое, — продолжает рассказ Людмила Николаевна.

А трое уже величеньких аистят у нее появились совсем недавно. Как оказалось, где-то под Диканькой буря снесла аистовое гнездо, птенцы упали на землю, и родители к ним больше не вернулись. Поскольку о женщине, которая взвалила на себя нелегкую ношу ухода за бездомными животными, уже много кто знает, Людмиле Николаевне позвонили и попросили забрать птенцов.

— Приехала на машине семья с двумя детьми. Ознакомившись с условиями, в которых находятся мои аисты, новые знакомые впоследствии привезли птенцов, оставив 2 тысячи гривен на их питание.

Аистята растут, обжоры разве же такие — съедают два килограмма рыбы в день. Однако я обнаружила, что у одного из них сломана лапка,— жалуется женщина. — Поэтому поместила его отдельно от других. А теперь собираюсь понести до ветеринарной клиники на улице Южной, 4, услугами которой пользуюсь уже более 20 лет. Там есть хороший ветврач Максим Анатольевич (фамилии, к сожалению, не знаю), он должен вот-вот приехать, и его уже сообщили о том, что есть такой клиент со сломанной лапкой.

«Животные уже приходят в мир с любовью к нам»

Узнав, что Юкальчук Людмила была торговым работником и с мая этого года получает пенсию в размере 1 тыс. 666 гривен (а до этого получала вообще 1,5 тысячи), удивляюсь, как же она, имея в своем распоряжении такие мизерные средства, умудряется прокармливать своих многочисленных подопечных. Любительница животных объясняет, что раньше, когда цены на продукты были значительно ниже, это не составляло большой проблемы.

— Раньше было легче: килограмм бычков стоил семь гривен, а сейчас — 34. Килограмм крупы можно было купить за три гривны, а сейчас — за девять (причем покупаю самую дешевую — на крупорушки), — сравнивает Людмила Николаевна. — 30-килограммовый мешок крупы на той же крупорушки (на зиму закупаю сразу 15-20 мешков) стоит 185 гривен, а на день варю ее по меньшей мере пять килограммов. Поскольку природный газ сейчас дорогой, то и его расходы влетают в хорошую копеечку. Поэтому, откровенно говоря, не откажусь от любой помощи.

Потому что она мне не лишняя. В этом году ушли из жизни старая алабаїха и больная саркомой лабрадориха (последняя умирала очень тяжело, я даже ночевала с ней во дворе), но зато, как уже говорила, появились две овчарки — это собаки, которые требуют много пищи. Как до сих пор находила выход из ситуации? Имела собственный автомобиль, то продала его — уже и проели. В тепличке выращивала комнатные растения и продавала раньше люди охотно их покупали.

Однако этой зимой тепличка не выдержала толще снега и рухнула. Вот недавно две последние сансевієрії продала. Устроилась было работать на половину ставки в школьной столовой — в итоге каждый день имела 1,5—2 ведра пищевых отходов (тогда мои подопечные наслаждались). Однако так продолжалось недолго, потому что в школе поменялось руководство, и новая директриса сама положила глаз на объедки, поэтому я вынуждена была оттуда уйти.

Лишь дважды от безысходности обращалась за помощью к волонтерам, которые возят просроченные продукты в полтавских приютов для бездомных животных, однако те пояснили, что связаны условиями договоров с крупными магазинами. А было же время, когда я работала в мясном кооперативе и на собственном автомобиле ведрами отвозила отходы до Центра защиты живой природы «Юный европеец». В общем очень давно помогаю выживать животным, потому что им приходится крайне нелегко в нашем жестоком мире.

Людмила не может понять торговцев, которые держат высокую цену на продукты до тех пор, пока те не испортятся: «За рубежом за три дня до окончания срока годности цену на пищевые продукты снижают наполовину, последнего же день товар стоит 20 процентов от первоначальной стоимости. А у нас практически ничего не переоценивают. Поезжайте и посмотрите, сколько просроченных продуктов выбрасывают на Макухівському свалке. Там бездомные собаки не едят моей каши — это уже проверено. А почему бы не переоценить такой товар и не продать за копейки? Возможно, кого-то из малообеспеченных он как раз и выручил бы».

Помогает же Людмиле Николаевне, по ее словам, только близкое окружение. Вот, скажем, соседи, которые брали у нее и собаку и двух кошек, по возможности подкидывают пару сотен гривен. Бывает, добрые знакомые привозят то овощи, то кости для собак — кто что может. И молодая семья, которая доставила журавлей, пообещала, что будет поддерживать материально и в дальнейшем. Но, признается женщина, немного. Спрашиваю у Людмилы, могу написать, что она согласна отдать животных, которых приютила, в добрые руки.

— Только если действительно в добрые, — отмечает она. — Что касается пристройства моих подопечных, то здесь я очень тяжелый человек. Потому что не доверяю согражданам. А как можно им доверять после того, как они выбрасывают домашних животных на улицу? Что и говорить, люди бывают безжалостными в отношении братьев наших меньших. Поэтому, когда отдаю собаку или кота, некоторое время наблюдаю, как за ними ухаживают. Если вижу, что люди надежные, оставляю их в покое. Если же замечаю, что что-то не так, решительно забираю животное. Как-то женщина из райцентра Карловка (кстати, учительница) взяла у меня ротвейлера, потому что ее сын от первого брака очень хотел иметь собаку. Через некоторое время я наведалась к ним — и вместо своего Блэка увидела саму кожу и кости. Пса посадили на цепь за домом и, похоже, забыли о нем.

Я приехала с кашей, поэтому накормила его и… забрала с собой. И женщина, чтобы мне помешать, вызвала своего первого мужа, подняла на ноги чуть ли не половину населенного пункта, меня даже в поезд не пускали, но я все же села в вагон. После того Блэк прожил всего месяц… Был случай, когда я отдала брань жителям одного из домов на улице Пушкина в Полтаве. Потом пришла, увидела, в каких ужасных условиях она находится, вернула деньги, которые люди дали мне на крупу, и забрала собаку. Одной женщине отдала пса, а она в мае умерла, поэтому и в этот раз вынуждена была вернуть его на свое подворье. Понимаете, я отвечаю за этих животных. Вот у меня просили овчарку в Харьков, не отдала ее только потому, что не смогу туда съездить и проконтролировать.

Сейчас главное, по словам неравнодушной полтавки, — «поднять на лапы» аистенок со сломанной конечностью (кстати, за услуги ветеринарной клиники женщина также всегда платит, сколько может). А потом надо думать, куда бы пристроить птиц.

— Ко мне приезжал руководитель гостинично-ресторанного комплекса «Глухомань», что возле села Нижние Млыны неподалеку от Полтавы, готов был забрать птиц, но я не отдала, потому что убеждена: там, где есть бизнес, нет ничего святого. Собираюсь мотнуться на Харьковщину — в экопарк Фельдмана, чтобы посмотреть, в каких условиях живут его жители. Если и с экопарком ничего не получится, есть запасной вариант — думаю обратиться к Всемирного общества защиты животных, — делится планами Людмила Юкальчук.

— Я бы сказала, что животные лучше многих двуногих созданий. Потому что они уже приходят в мир с любовью к нам. А нам нужно всю жизнь учиться любить, — рассуждает далее Людмила. — Кое-кому, чтобы научиться любить кого-то, кроме себя, и целой жизни не хватит.

Share