[an error occurred while processing the directive]

Любить книги

knigaВо Франции по случаю традиционного открытия литературного сезона, который с середины августа и до середины октября побуждает издателей к беспощадной конкуренции, опубликовано в этом году 589 новых романов. 589 новых произведений, из которых на страницах газет и журналов повсюду лишь десятка два названий. Поэтому видим, сколько авторов не имеют шанса остаться в памяти потомков …

Какова цель открытия литературного сезона? Вызвать резонанс, дать пищу для разговоров, сравнить мощность издательств. Возможно, цель не такая уж значительная. Но приятный аспект заключается в том, что это открытие диктует ритм годовой деятельности, так же как в сентябре каждый раз все с нетерпением ждут виновного ярмарки. Кстати, что может быть более французским, чем наслаждаться хорошим бордо, поглощая книгу?

В прошлом году продажи литературы имел горький привкус. Со своего пути все романы смела такая книжка-НЛО «Спасибо за этот момент» Валери Триервайлер, бывшей подруги президента Франсуа Олланда. Пощечина красному писательству и ума, но … 603,3 тыс. Экземпляров, проданных за четыре месяца. Рекорд 2014 года. И все-таки французы любят литературу, большую литературу.

Как и все произведения духа, как и все искусства, книга требует сохранения. Надо праздновать ее выход, чествовать ее, курить фимиам и, бесспорно, содрать с нее ту сухую скорлупу, которая заставляет многих быстро отвернуться. Словом, надо лишить книгу сакрального характера. Спустить ее с парнасских высот. Именно в этом французы достигают мастерства … И действительно, в течение года происходит много различных мероприятий для чествования романов, рассказов, переписки и поэзии; устраивают публичные чтения, приветствуют молодых авторов, рассказывают о литературе других стран. Есть выставки, посвященные произведениям для молодежи, другие сосредотачиваются на прочной связи книги с кино. Везде пользуются успехом комиксы. Дни ежегодного июньского фестиваля «Марафон слов» в Тулузе вибрируют в ритме публичных чтений (в частности, рассказов с музыкальным сопровождением) и неожиданных встреч со знаменитостями, которые приезжают признаться в своей любви к художественной литературы.

ВО ФРАНЦИИ ИЗДАВНА СУЩЕСТВУЕТ ИСКРЕННЕЕ СТРЕМЛЕНИЕ ВПИСАТЬ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКУЮ ПОЛИТИКУ В КУЛЬТУРНЫЙ ПЕЙЗАЖ. ХОТЕЛОСЬ БЫ, ЧТОБЫ ТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО И В УКРАИНЕ
А что уж говорить о премии, которых обильно повсюду! Самые известные — Гонкуровская, Ренодо, Femina и другие — являются для лауреатов гарантией незаурядного успеха в магазинах. Известны парижские кафе тоже принимают участие в празднике и сами определяют лучшую книгу. Скажем, в Café de Flore на бульваре Сен-Жермен победитель получает право пить ежедневно в течение года славное белое луарське вино Pouilly-Fumé из бокала, на котором выгравировано его имя! А когда перейти на более интимный (и менее парижский!) Уровень, то есть сотни и сотни премий, которые присуждают ежегодно магазине, радиостанции, муниципалитеты, комитеты различных предприятий, всевозможные общества и тому подобное. Книга как праздник. Книга для всех.

Можно было бы подумать, что здесь речь идет только о тщеславии и досужие вымыслы, тогда как литературное издание — вещь действительно важная. В известной мере такое мнение не лишено правильности. Однако во Франции издавна существует искреннее стремление вписать книгоиздательскую политику в культурный пейзаж. Это произошло еще в 1980-х годах, когда ввели известную «единую премию», влияние которой на консолидацию издательской отрасли и демократизацию чтения не оставляет никакого сомнения. Иначе говоря, Министерство культуры признало свою ответственность.

Хотелось бы, конечно, чтобы то же произошло и в Украине. Чтобы власть определила наконец настоящую политику в отношении книги, создав амбициозные законодательные границы и какую влиятельную учреждение. Чтобы выработала план поддержки книжных магазинов. Сплотила издательства и поддерживала их. Приняла меры для издания книг на украинском языке. Утвердила статус и признание профессии переводчика. Способствовала инициаторам литературных мероприятий и поддерживала их. Задумалась над вопросом цифровых технологий. Чтобы она опиралась на активность и компетентность специалистов, которые действительно стремятся реформировать издательскую отрасль, утверждала можно активнее роль писателей и интеллектуалов в формировании общества знаний.

Эти меры будут реализованы завтра или послезавтра, и тогда ничто не будет препятствовать приглашению Украины как почетной гостьи на большие международные литературные выставки. А пока уявлятимемо, что здесь или там — в жилых кварталах, на площадях, в парках — вырастают на лотках стопки книг, которые только и просят, чтобы их любили и уважали.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]